Зыбучие пески

«За нашу и вашу свободу» — было объединяющим мотивом русских, эстонцев, латышей и молдаван — всех нас, когда мы рвались из соцлагеря к освобождению от косного режима во время тектонических сдвигов 90-х.
Тогда и в голову не могло прийти, что наши прибалтийские друзья «сольют» нас вместе с коммунистами, так и не разобравшись, что русские были такой же жертвой режима, как и они, и что коммунистическая зараза — вовсе не неотъемлемая часть русского генома. Угнездившись на обломках российской империи, она заражала всех от мала до велика, без разбора, не выделяя национальности, пола или возраста.
Немного обидно: эстонцы не заметили разницы между мною и советским партработником.
Но и в наших головах, в наших оценках по отношению к бывшим товарищам по несчастью — неразбериха, путаница и фальшь.
Как в детской песочнице: эстонцы таскают с места на место памятники, украинцы переводят на «малоросский» Гоголя, а мы оскорбляем умолчанием память литовцев, депортированных в Сибирь и казахов, умерших от голода в 30-е годы.
Вся история 20 века превратилась в зыбучие пески, и нет твердой основы, на которую можно поставить ногу и сказать: «Да, это было так, а не иначе»…
В те же 90-е я оказалась на приеме в американском консульстве в Петербурге. За столиком напротив меня пил кофе Леннарт Мери. (Через несколько лет он станет президентом Эстонии). Мы разговорились. О Петербурге (тогда еще Ленинграде), об его утраченном величии, о надеждах: моих — сверкающих и его — осторожных («эстонцы обрели надежду»). Леннарту Мери случалось бывать в Петербурге до этого. Знал он и знаменитое кафе «Норд» на Невском (после войны переименованное в «Север», сейчас там какой-то бутик). Молодым человеком он приехал из Таллина в Ленинград, извещенный, что здесь будет его отец — проездом из одного места ссылки в другое. Ему была назначена встреча в маленькой кондитерской при кафе «Норд»… Он даже помнил название – «Квисисана»!
На прошлой неделе президент Медведев наградил орденом Почета посмертно Арнольда Мери. Как поразительно отразилась история 20 века в судьбе двух братьев!
Эстонские власти предъявляли Арнольду обвинения в геноциде эстонского народа, в участии в депортации; российский президент — отметил высокой наградой. То есть, одни оценили его жизнь на «плохо», а другие — на «хорошо». За что судят, что оценивают, по каким критериям?
Плохо или хорошо, что Арнольд Мери участвовал в депортации? А то что, участвуя в ней, старался смягчить участь людей, попавших в списки, по сути, саботируя приказ советской власти — плохо? Или хорошо? А как мы вообще оцениваем депортацию? Если как преступление против народа, то по решению Нюрбернского процесса (в котором участвовал также и Советский Союз), каждый несет ответственность за исполнение преступного приказа. Если это — неизбежная во время войны операция, было бы полезно услышать аргументы по поводу ее необходимости. Кроме того, депортированные в этот период народы (а эстонцы здесь не были исключением) вернулись на родину и были реабилитированы. Стало быть, даже советские власти признали депортацию нарушением закона.
В 20 веке по всему миру депортировали, кого только можно: американцы — японцев, англичане — буров. Осуждены или награждены, например, американские офицеры, которые депортировали американских граждан японской национальности, когда началась война в Пирл Харборе? Осуждены или награждены те, кто депортировал немцев из Поволжья?
Зыбучие пески истории? Кровавый котел? — благородно ли удить в нем рыбку?
Вовсе не для того теребили эстонцы немолодого ветерана, что хотели разобраться в собственной истории и выявить меру коллаборационизма населения то с немецкой властью, то с советской.
Исключительно для того, чтобы насолить нам — сегодняшним.
Для чего наградил Арнольда Мери наш президент? Чтобы поддержать русское население в Эстонии? Или его тронула судьба эстонца, который в заданных, отнюдь не простых обстоятельствах, вел себя как офицер, не теряя человеческого облика, сам пострадал, бежал в ссылку, преследуемый советскими властями именно за свою человечность, за то, что слишком ‘рьяно’ защищал депортируемых эстонцев, за то, что не унижался на суде, не тряс своими заслугами неизвестно перед каким уже режимом?
Или же в пику эстонскому Правительству?
Практически библейские судьбы братьев Мери, которых угораздило родиться в маленьком буферном государстве, которому они, судя по всему, были преданы, достойны колоссального почтения, ну а милосердие они уже видимо получили.
История с географией, да и здравый смысл со всей очевидностью показывают, что нам придется жить вместе. В одном из последних интервью Арнольд Мери сказал: «Попы советского прихода испортили гораздо больше, чем самые ярые враги советской власти. Так что отмывать придется долго». Надо понять, какую цель мы ставим перед собой — продолжать пакостить друг другу, стараться сделать жизнь соседа хуже, или все-таки отмываться и искать пути нормального сосуществования? Особенно сейчас, когда все участники разборок сильно обеднеют, и придется считать стоит ли тратить силы и средства на препирательства?
Может лучше вернуться к норме, перестать огрызаться и кланяться? И наши дети будут, как мы в студенчестве, на выходные ездить в Таллин, полюбят Трокай, будут гулять по песчаным дюнам Юрмалы, клеить бусики из найденных кусочков янтаря, будут слушать чудесный эстонский акцент в их медлительной русской речи…
Я люблю Прибалтику. Как все питерские. Мы сами такие же. Моя бабушка, когда вернулась из ссылки из Казахстана, на первые копейки купила буше в кондитерской «Квисисана» при уже переименованном в «Север» кафе.

Кремль.орг, 01.04.2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner