За себя и за того парня

Редко берусь я за скользкие житейские темы. Ступать на шаткую почву нашей повседневности куда опаснее, чем отпускать ядовитые замечания в адрес начальства. Однако, задело.
Моя молодая сотрудница вышла замуж. Брак удачный, муж работящий и любящий, сынишка здоровый. Женились поздно, и оба по второму кругу. Причём, что любопытно и что, собственно, и является темой, которая меня потянула за перо, причина распада первых браков у обоих сходна до чрезвычайности.
Татьяна, назовём её так, первую свадьбу отпраздновала с помпой. Букеты, лимузины, подружки прыгают в воздух перед фотографом, шампанское в положенных местах и всё такое. На скромную квартирку она с помощью родителей заработала давно, так что было, где свить гнёздышко.
Через неделю из гнёздышка раздался странный звонок:
– Мама! Он со мной не спит!
Родители посовещались, напряглись и купили молодожёнам путёвку на Канары. Причём не какую-нибудь горящую, а шикарную, с видом на море и королевской постелью. На второй день с солнечных Канар поступила обнадёживающая реляция:
– Он исполнил свой супружеский долг.
Однако не долго потирали руки родители в предвкушении внуков. По возвращении с Канар всё встало на свои места. То есть, простите за прямоту, с точностью до наоборот.
Приехал папа, провёл деликатную беседу, типа, не обратиться ли к врачам. Безуспешно.
Мама, женщина прямая и без всех этих штук, отрубила:
– Либо у него баба на стороне, либо голубой.
Бабы не оказалось.
Чемодан, короче, за дверь, развод и девичья фамилия.
Первый брак нынешнего Татьяниного мужа, дадим ему условное имя Николай, распался при обстоятельствах, которые можно было бы назвать совершенно анекдотическими, если бы не некоторая, намекнём, особая окраска.
Возвращается он в неурочное время из командировки и застаёт свою первую жену – с другой тётенькой в совершенно недвусмысленном положении, полностью исключающем альтернативные трактования.
Развод, короче, а уж какую фамилию взяла себе первая Колина жена, для нашего повествования роли не играет.
Вот и встретились Таня и Коля, жертвы невиданной доселе широты жизни.
Для чего я рассказываю эту историю? Для того, чтобы заклеймить и призвать на всенародную борьбу? Боже упаси! Это только депутат Милонов верит, что человек, имеющий отличную от его, милоновской, ориентацию, как только увидит плакат, это дело разоблачающий, немедленно хлопнет себя по лбу и воскликнет: «Да что же я, дурак, всю жизнь не тем занимался!» И тут же побежит сдаваться тётенькам.
Нет, ни в этой, ни в другой борьбе на жизненном пространстве граждан не вижу я ни смысла, ни цели. Я, как говорил Зощенко, наблюдаю и переживаю.
Как-то близко всё это стало, как-то много. И то, что казалось экзотикой, немного смешной, немного стыдной, как-то существенно вошло именно в повседневную жизнь, как обычная реалия, типа споров, кому выносить мусор.
Таня и Коля живут, как и положено всем счастливым семьям, одинаково. Родили ещё одного мальчишку. Дай им Бог и третьего.
Коле ведь теперь приходится стараться за себя и, прямо скажем, за того парня.

АиФ, 08.10.2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner