Ватерлиния

На пресс-конференции отец Всеволод Чаплин заявил: «Думаю, этот закон не раз будет переосмысливаться, даже если его подпишет президент. Исключения должны и могут быть. Например, болезни, лучше поддающиеся лечению за границей. Не нужно быть зверьми и лишать права на жизнь и здоровье детей, которых не могут вылечить наши врачи. Но это исключение».
Сначала мне не понравилось выступление отца Всеволода: недоговорки, реверансы в сторону власти, совершившей на этот раз очень серьезную ошибку, которую придется исправлять.
Не понравилось, что сквозит в этих словах, произнесенных как бы сквозь зубы неуважение к американским семьям, которые помогают нам решить нашу на сегодня неразрешимую или плохо разрешимую проблему.
Не понравилось, что вместо того, чтобы, как положено пастырю, остановить, он включился в этот мутный поток оскорблений, ни с того, ни с сего полившихся на целый народ.
Не понравилось, что он вообще поддерживает эту неприятную кампанию по поиску мнимого врага вместо того, чтобы по-пастырски призывать к миру.
Я долго думала об этом, потому что мне, как человеку православному, трудно пренебречь словами священника, даже если я с ними не согласна.
По существу, отец Всеволод показал черту, до которой мы опустились, ватерлинию современной морали: звери — не звери.
Я вдруг представила себе человека, которого служебное положение и обстоятельства вынуждают занимать какую-то официальную позицию. Но внутри себя он прекрасно понимает, как оно есть на самом деле. Этому человеку долгие годы тренировали совесть, и она не может в нем молчать. Он священник, он русский интеллигент, у него в душе и голове должны быть некоторые стереотипы, сформированные классическими образцами русской мысли.
И от этого человека вдруг раздается сдавленный возглас: «Господа, вы же не звери! Ну не звери!» — и после этого мне стало совсем не по себе.

МК, блог, 28.12.2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner