В ДВИЖЕНЬИ МЕЛЬНИК ЖИЗНЬ ВЕДЕТ, В ДВИЖЕНЬЕ

У нас перед глазами стоял застывший, как ледяной монолит,  западный мир, откуда  — то гуманитарная помощь сыпется, то рога дьявольские торчат. И вдруг этот мир  ожил, и фигурки задвигались.

 Может, это наше бессмысленное противостояние было нужно, чтобы мы посмотрели пристально, чтобы разглядели,  как оно там на самом деле устроено.

 Почему оно работает?

  Мы думали, что  капитализм —  это когда за деньги можно купить все:  дом, яхту, преданность, меткость глаза и ноги. И мечется по  футбольному полю парнишка в российской форме с повязочкой в руке – а кто у нас теперь будет капитан?

Как из древней саги ожили картинки,   зашевелились,  задвигались  исландские викинги,  — и что  мы видим?  Что эти люди – любители: тренер – дантист, капитан команды — заместитель управляющего гостиницы… Можно по-другому, без бешенных денег и мутной мочи, —  и это работает.

У нас же  не работает – плохо это или хорошо – не хочу осуждать, упрекать, комментировать, рассуждать про темное прошлое, профуканное  настоящее и  обобранное будущее. Просто не работает.

Британцы со своим выходом из ЕС. Плохо, хорошо, какие последствия – их дело, нам не важно, но каков урок! Нам как будто  специально показывают, как выглядит  живая жизнь.

Мы смотрели сериалы, и нам казалось, что  это  сказочки, карточные домики, Винтерос,   драконы над Королевской гаванью, паппараци  и новая шляпка  Елизаветы Английской.

Но они вдруг  появились не в кино, а в жизни, и мы увидели, как премьер-министр, который проиграл свою идею, уходит в отставку, напевая. Мы видим, что мнение людей, которых кто-то считает невежественными, незыблемо, и никто не может с этим ничего поделать.

Мы упиваемся какими-то  выкопанными из глубин подсознания  скрепами, а нам показывают, как  все, затаив дыхание ждут,  когда свое слово скажет Королева.

Ощущение, будто все пришло в движение.

Суд отменяет  результаты выборов в Австрии, потому что  какие–то несколько сотен голосов не очень прозрачны.

Как говорится, нам и не снилось.

Поливая грязью,  изыскивая  чужие соломинки, ненавидя, страшась, — все-таки смотрим: можно по-другому.

 Мне говорят часто, что люди, которые рванули,  как только разрешили, на турецкий берег, эти люди  едут  греться на солнышке и пить коктейли, а вовсе не изучать, как устроена британская демократия.

Возможно и так, — да,  никак и не улавливалась прежде зависимость между  качеством сыра и  независимостью суда, меткость удара по мячу, — и  коррупцией при строительстве стадионов, между  ценой  на билет до курорта – и  иностранными  инвестициями в инфраструктуру.

Но футбол, как говорит статистика, смотрели, чуть ли не все. И чуть ли ни все задали себе, наконец, несколько вопросов, — и получили ответ: от исландских викингов.

Можно по-другому. И это, другое, работает: бьет  по мячу, — и попадает.

 

 Понятно, что мы страшно боимся перемен.  После каждой перемены  у нас либо исчезают целые  сословия, либо накопленное богатство, либо все вместе.

А мир показывает, что  и менять можно – по-другому.

И когда со  смакованием, с ужасом, а то и  со смаком комментаторы-энтузиасты пророчат, что сейчас ЕС развалится, будет катастрофа и все рухнет, они так говорят на основании собственных травм, потому что у нас рушилось, пропадало, —  столько раз.

 А там – нет.

Перестроятся, поменяют, пересядут, лорды договорятся с фермерами, Брюссель согласует с Рейкьявиком – и  они найдут компромисс.

 Кто-то уступит, кто-то получит меньше, кто-то больше, — и все вместе отложиться в копилку, в накопленное богатство, в фундамент, и передадут все это,  не разорив, по наследству.

И жизненный поток польется дальше.


Елена Константиновна Зелинская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner