Тютчев пострадал. От непогоды

Вознамерилась я совершить отчаянный поступок: начать текст цитатой «опального» писателя. И если, дорогой читатель, после этой строчки ты увидишь белое пятно, это будет означать, что провокационную строку Салтыкова-Щедрина сняла цензура: «У нас нет середины: либо в рыло, либо ручку пожалуйте!»

Может быть, кое-кто сочтет мои опасения излишними, а страхи преувеличенными, но так думали и наши коллеги из «Московских новостей», когда начинали свою рекламную кампанию. Под слоганом «Назовем вещи своими именами» они разместили на билбордах целую подборку бессмертных цитат русских классиков.
«Есть легионы сорванцов, у которых на языке «государство», а в мыслях — пирог с казенной начинкою» (М.Е. Салтыков-Щедрин) — неподалеку от Государственной думы, «Услужливый дурак опаснее врага» (И.А. Крылов) — через улицу от МИДа, а слова поэта Тютчева «Русская история до Петра Великого — одна Панихида, а после Петра Великого — одно уголовное дело» видны чуть ли не из окон московской мэрии.
Казалось бы, надоевшие классики, унылый образ Татьяны, «луч света в темном царстве», «лишние люди»… А оказалось, вот она, бессмертная русская литература: куда ни приложи — попадает не бровь, а в глаз. Цитаты и попали кому-то в бровь, а кому-то — в глаз.
Под покровом ночи группа умышленников, пожелавших остаться неизвестными, сняла билборды со столичных улиц с непочтительными словами великих писателей.
Можно поспорить и не согласиться с применимостью реалий города Глупова к современной Москве, можно усомниться в точности приложения едких намеков классиков к текущему моменту. Но нет. Какие там дискуссии?! — Снять без предупреждения!
А компания, отвечавшая за размещение рекламы на улицах, объяснила исчезновение двух билбордов непогодой. Якобы ветер подул — и вот именно эту рекламу и снесло. «Свежо предание, а верится с трудом».
Куда дальше занесет борцов с русской классикой? Не исключено, они спохватятся и сообразят, что все эти критиканы типа Тютчева и Ко по-прежнему входят в школьную программу (всего МН использовали цитаты семи классиков).
Бдительным охранителям следует внимательно «прошерстить» учебники литературы, которые огромными тиражами распространяют по стране крамольных авторов.
Мыслимо ли оставлять в программах книжонку задорного графа с двусмысленным названием «Власть тьмы»?
На какие размышления может навести школьника «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил»? Сама пропорция даже взрослого человека кинет в меланхолию.
Это еще никто внимательно Некрасова не перечитывает — а попадись какой-нибудь «ботаник», который надергает цитат и предложит их, скажем, на марше очередных несогласных: «Кто живет без печали и гнева, Тот не любит отчизны своей»!
Надо и к Пушкину присмотреться. Например, стихи, которые, по недогляду преподавателей, учат первоклассники: «Встает заря во мгле холодной; На нивах шум работ умолк», — явно намекают на падение урожая и грядущий продовольственный кризис.
Уважаемый адвокат заметил в связи с демонтажем билбордов, что у «Московских новостей» хорошие судебные перспективы. Однако не надо обладать юридическим образованием и тратиться на судебные издержки, чтобы узнать, кто виноват. И я не о рекламном агентстве, сотрудники которого не заметили порывы ветра в ночной мгле. Я о том, кто позвонил хозяину рекламного агентства и заставил снять щиты — ни один человек, который собирается жить и работать в Москве, подобру-поздорову не признается.
«Московские новост»» выбрали слоган рекламной кампании: «Назовем вещи своими именами». При всем уважении к коллегам — да знаем мы, как называются вещи, — в школе проходили. Попробуйте назвать имена!
Еще один опальный классик заметил:
«Хотелось бы всех поименно назвать,
Да отняли список, и негде узнать».

Известия, 23.03.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner