Сочтемся славою

Нас никто не любит. Ни телевидение, ни радио — газетенки такой даже не найдете, о которой услышали бы вы где-нибудь доброе слово. Мы косноязычны, мы опошлили все, что можно, мы развращаем пятиклассников, угодничаем перед начальством, показываем только грязь, ею же и покрыты.
Хуже всего ток-шоу. Хуже них только популярные ток-шоу. Андрей Малахов, как-то вручая бриллиант — приз премии «Искра» — журналистам печатных СМИ (надо заметить, что друг друга мы тоже не любим), горько заметил: «Знаю, что нас, телевизионщиков, вы за журналистов не считаете». Конечно, можно возразить, что почему-то именно ток-шоу публика смотрит больше всего. Но кто посмеет привести этот аргумент: все же знают, что публика — дура.
Я часто бываю экспертом на программе Андрея Малахова «Пусть говорят». Чего я только не насмотрелась! Узнала историю, как дедушка отрезал бабушке ногу, потому что в тех местах, где они коротали свой век, других специалистов не нашлось. Видела, как съемочная группа «Пусть говорят» после долгих поисков обнаружила в грязной трущобе больного человека, которого прописали к 20 таким же, лишив квартиры на Кутузовском. Слышала, как плакала девушка, которая не могла выехать из деревни, где ее оскорбили и опозорили, потому что ей нечем было заплатить долги за комнату — целых 15 тыс., и Малахов кричал ей: «Как кончится программа, я дам тебе эти деньги!» Рядом со мной сидел и корчил губу известный писатель, написавший одну-единственную книгу по печальным детским воспоминаниям: «Если б я знал тему, я б не пришел: это портит мою репутацию». Тема была: педофилия. Елена Мизулина и другие депутаты рассказывали, как много лет тормозится в Думе закон о наказании педофилов, а на экране показывали спинку мальчика, которому сосед разворотил внутренности, пока мама и папа выпивали во дворе. Детский голосок, записанный неровно, лепетал: «Он раздел меня и начал… Я звал, но все были заняты». Не занят оказался только «Первый канал». Съемочная группа программы «Пусть говорят» приехала, вытащила всю эту историю на экран и заставила администрацию сельсовета довести дела до суда, больниц и выплаты компенсаций на лечение ребенка.
На днях меня пригласили, как обычно, экспертом на программу «Пусть говорят». Помощница Катя по телефону рассказала мне: «Тема будет хорошая, добрая. Мы пригласили водителя такси, который вытащил из горящего самолета раненую девушку». Я приехала. Вместе со мной еще несколько человек — священник, врачи, депутат. Трагедия. Но не так часто есть повод показать всей стране мужество, великодушие, героизм, короче — настоящего мужчину. Мы ожидали начала съемок — ожидание затягивалось. Наконец в комнату вошла заплаканная Катя.
— Простите, — сказала она, — съемки отменяются. Родственники девушки отказались участвовать в передаче. Они заявили, что наша программа собирается делать на них пиар.
Ну вот, собственно, это все, что я хотела рассказать. Дальше продолжать не буду, а то все подумают, что я делаю Малахову пиар.

Эксперт, 28.06.2011

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner