Рождество без Де Вито

kinopoisk.ru

Представьте себе облик Дэнни Де Вито — это важно для последующего рассказа.
Сюжет комедии «Добро пожаловать, или соседям вход воспрещен» прост: рождественская история. Причудливый необычный человек, которого играет Де Вито, поселяется в сплоченном пригороде, где живут правильные американцы, и празднует Рождество иначе, чем они привыкли — ярко иллюминируют свой дом, так ярко, чтобы было видно из космоса. Сосед раздражен и пытается средствами комедии остановить кипучую деятельность героя Де Вито. Останавливает. И остается в дураках. У него сгорает елка, жена с детьми уезжает праздновать Рождество в мотель, а соседи водят хоровод вокруг другого дома.
Герой-зануда осознает свои заблуждения немедленно. Мирится с новым соседом и его причудами, вместе с ним печет пироги для праздничного семейного стола и, призвав на помощь весь поселок — вы будете смеяться, гражданское общество, — покрывает лампочками домик приезжей семьи так, что лучи света видны из космоса. Не могу не отметить, что главной наградой победителю является приехавшее к его нарядному домику местное телевидение.
Смешно, бесхитростно — дурацкая комедия: они нелепо падают в сугробы, ходят в забавных пижамах, промахиваясь, попадают снежками в очкастую старую даму… У меня защемило сердце: за простой схемой снежной бабой выпирала так нелюбимая нами американская пропаганда.
Семейная комедия, каких Голливуд выпускает сотни, втюхивает в сознание массового зрителя простые ценности: терпимость к другому, глупость ксенофобии и ее бесперспективность, безнадежность одиночки и возможность преодоления любой трудности при добрососедстве и взаимовыручке.
Не будем даже вспоминать советское кино, которое, кстати, по-прежнему обильно транслируется по всем каналам (в кинотеатры-то на него никто не ходит), где сильнейшим посылом является нетерпимость ко всему чужому, непонятному и тотальная агрессия. Появилось ли в настоящее время хотя бы одно трогательно-пропагандистское произведение искусства, журналистики, где ксенофоб выглядел бы идиотом и исправлялся в конце под влиянием соседей, друзей, ET-инопланетянина, мышонка Стюарта или иной неведомой зверушки?
Можем ли мы представить, чтобы в любом российском городе группа людей добровольно объединилась не с целью побить кого-то битами по голове, а нарядить елку? Удивителен разрыв между желанием, чтобы все было хорошо, и даже согласием о том, как это «хорошо» должно выглядеть, и абсолютной неспособностью выразить это поступком, почти нечеловеческой импотентностью.
«Шел по городу малютка, посинел и весь дрожал», — единственная трогательная история, которая архетипом сидит в нашем рождественском сознании. Вот наша сказка. Нет нам места у елки рядом с Де Вито, и не увидит нас никто из космоса.

Эксперт, 15.12.2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner