Площадь непослушания

Над входом в метро Plaza del Sol, загораживая солнце, висит плакат: «Решение всех проблем – посадить на 20 лет los politicos corruptos». Переводить не надо – уже хочется бежать и подписывать длинную полосу коричневой оберточной бумаги, которую раскатали прямо у фонтана и уже испещрили разноцветными буквами. Палаточный городок, превративший центральную площадь Мадрида в новый туристский аттракцион, похож одновременно на ярмарку, лагерь для трудных подростков и студенческий campus провинциального университета. По-модному ободранные молодые люди рисуют плакаты, спят в огороженных corralos, поют, танцуют, самоотверженно раздают прохожим воду в пластиковых стаканчиках и целуются.
Время от времени черноглазый muchacho забирается на мраморный край фонтана и горячо объясняет, видимо, что-то очень для него важное двум-трем слушателям в лохматых африканских косичках, держа рупор, как саксофон.
Между палатками вьется узкий проход через площадь, в начале его на веревочке дрожит белый ватманский лист с грозными словами: La voz del pueblo no es illegal.
Вокруг площади прогуливаются парами полицейские, около синеньких будочек скромно жмется небольшая очередь, на соседней улочке белеют припаркованные машины с красными крестами. Демократия, черт побери!
Накануне ставшего теперь названием «15 м.» (15 мая) в редакцию газеты El Pais пришел twitter: «Мы знаем, что вы все равно про нас не напишете!»
– Поразительно, – удивлялся Pedro, журналист, который с виду был не сильно старше авторов послания, – как такое может прийти в голову! Это же новость! Они автоматически причисляют нас к власти!
– К миру взрослых, к миру правил, уличного движения, необходимости вставать в 7 утра, отводить ребенка в садик, а самому брать в руки какое-нибудь орудие труда.
Это уже добавляю я. Тяжелая журналистская судьба, как любит говорить один мой приятель, занесла меня сегодня на узкую улочку, выходящую на Plaza del Sol. Я пью кофе со льдом, который приносит мне круглолицая мексиканка, и предаюсь размышлениям. Они хотят реформ, контроля, прозрачности, они не хотят быть товаром для выборов, они так не договаривались. За неделю, пока на мадридской площади шел конкурс плаката, закончились выборы. Страна проголосовала за правых. На площади этого не заметили. Веселье захватило и маленькие города. В местной аптеке ранее ни в чем не замеченная аптекарша вывесила плакат в поддержку правых. А в ветеринарной клинике суетливую хвостатую очередь, явившуюся на прививку, встречает транспарант «Все на выборы». Под римским акведуком в древнем городе Сеговии три сердитых молодых человека, расположившись на ящиках, держат художественно выполненное панно «Мы не продаемся!». Из автобусов выскакивают японцы в одинаковых желтых панамках и щелкают камерами. Парнишки приосаниваются.
Нам, с нашей школой жизни, конечно, интереснее наблюдать за властью. Что будут делать начальники с детишками, которых в детстве перекормили сладким? Разгон демонстрантов в Барселоне показывает, что не у всех так крепки нервы, как у мадридских градоначальников. Да и предлог – вроде зачищали площадь для футбольных фанатов – демонстрирует отсутствие воображения. Идея с корридой была бы органичнее.
К концу недели в рядах юных противников власти появились пенсионеры. Пенсионная реформа, а именно повышение пенсионного возраста, это не салочки. Однако этим достойным людям с седыми головами уже хочется задавать вопросы. Например, где они были, когда возводили новый аэропорт, по масштабам способный принять инопланетную флотилию? Короче, когда черпали и делили, разбрызгивали кредиты и гранты – нравилось? Никто не схватил начальников за руку со словами: скромнее надо быть, ребята!
Понятно, что участники шапито на площади уже никогда не буду прибирать мусор, разносить почту и строить дома – для этого есть иммигранты.
– А вот ты чего конкретно хочешь? – вопрошаю я симпатичного испанца с серьгой в носу, присев у ящика, с которого он дистрибуцирует листовки.
– Я хочу, чтобы не было ни богатства, ни бедности!
Вот тех людей, которые не объяснили мальчику, как это бывает на практике, я бы и вовсе пенсии лишила.

Эксперт, 01.06.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner