От больного и слышу

На месте крушения самолета, на котором польский президент летел почтить память невинно убиенных в Катыни поляков, вывесили табличку «Памяти 96 поляков во главе с президентом Республики Польша Лехом Качиньским, которые 10 апреля 2010 года погибли в авиакатастрофе под Смоленском в пути на мероприятия, посвященные 70-й годовщине советского преступления геноцида в катынском лесу, совершенном против военнопленных, офицеров Войска Польского в 1940 году».
Поляки могли добавить: «на полпути к лесу, куда завел в свое время отряд польских рыцарей кровавый палач Сусанин». Но проявили сдержанность.
Что тут скажешь? Катынское убийство не было геноцидом. Геноцид, учат нас Брокгауз и Эфрон, — уничтожение людей по национальному признаку. Польских офицеров и священнослужителей убивали по классовому признаку, как врагов трудового народа. Это не делает преступление мельче, а ответственность — короче. Это просто по-другому называется. Можно было мягко поправить польских товарищей, а можно было проявить великодушие к их фантомным болям и сделать вид, что никто не читает по-польски. Но нет — табличку содрали, хорошо, если ногами не топтали при этом. Ногами топтать начали энтузиасты у Российского посольства в Варшаве, а языками болтать на плохом русском языке в блогах носители наших фантомных болей. Терпимость и великодушие — удел сильных, психически здоровых наций. Или людей. Не наш случай.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях, иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? Вот вопрос.

Эксперт, 15.04.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner