Ничья Мединского

Присутствие Мединского в Думе оправдывает существование этого института. Заявление Владимира Ростиславовича о необходимости предания гласности преступлений, совершенных коммунистами в Тамбовской губернии, широкое историческое полотно, которое является фоном событий, происшедших в 1920 годах, а главное, точность терминологии и полное отсутствие советизмов, советского духа трусости, убогости мышления и зашоренности — как и все что он ни делает, выделяет его из этой сплоченной группы интересантов.
«Коммунистический режим стал преступным не с продразверстки, он был таковым изначально, поэтому русский народ и не принял его, — сказал Мединский. — Продразверстка стала последней каплей. И когда сейчас кто-то говорит о социальной справедливости, которая якобы заложена в коммунистической идеологии, пусть вспомнит, что все ужасы начались не с «отца народа» Сталина, а все-таки с дедушки Ленина. Трагедия Тамбовского восстания — тому свидетельство».
Нет сомнений, что предложение почтить память тамбовских крестьян, погибших в обреченной борьбе с красными бандитами, не найдет поддержки среди коллег депутата Мединского по партии, чем они еще раз подтвердят, что являются наследниками не жертв, а палачей (если я ошиблась и они всей Думой поддержат это заявление, то я заберу все свои слова обратно и сниму перед ними шляпу, и даже, как теперь модно, съем ее в эфире).
«После победы советской власти в Крыму пришлось перебрасывать в Тамбовскую губернию дополнительные военные силы, — отмечает Мединский. — Политбюро назначило командованием войсками Тамбовской губернии Михаила Тухачевского. Белый офицер на его месте сразу же застрелился бы, как минимум — подал в отставку. Но он радостно побежал исполнять приказ. И когда в 1937 году он был посажен, думаю, в заключении ему было о чем подумать. Вскоре после назначения Тухачевский пишет рапорт, в котором говорит, что тамбовские партизаны дерутся как волки — кстати, именно с тех времен пошло выражение «тамбовский волк» — и замечает, что без применения особых средств бунт погасить невозможно».
Абсолютно нова для меня мысль о том, что гражданская война закончилась не поражением, а в ничью. То, что НЭП был введен после подавления Кронштадтского мятежа, факт известный. Известно и то, что большевики ни за что не признавались, что вынуждены были отказаться от военного коммунизма из-за упорного сопротивления народа, уже после того, как русская армия покинула Крым. Понятно, что советские историки, скрывая масштабы потерь и преступлений, бахвалились победами над так называемыми буржуями и стыдливо скрывали, как «рабоче-крестьянская» армия травила крестьян. Умалчивают и до сих пор. Понятно, почему это делали коммунисты, когда были у власти: вовсе не скромность побуждала их скрывать правду о сопротивлении народа большевизму. Сломленными людьми, которые никогда не сопротивлялись, легче управлять. Почему постсоветская элита отмалчивается? Почему мы до сих пор не знаем, что нам есть чем гордиться? Героями Белой армии, несломленными моряками Кронштадта, крестьянами Тамбовской губернии, которые остановили военный коммунизм? Да потому же. Потому что легче управлять людьми со сломленным духом.

Эксперт, 5.07.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner