Не слышно шума городского

Чем нам еще придется пожертвовать – Эрмитажем, Исаакием, а может, Петропавловкой? – прежде чем порвется порочный круг зависимости от безнаказанной воли одних и архаичного безволия других.
Вот, пишут СМИ, после ухода Матвиенко ее градостроительная политика начала подвергаться критике. Неправдочка ваша. Ее «градосломительная» политика начала подвергаться критике непосредственно перед первым сносом исторического здания. А взгляды на целостность исторического облика Петербурга были известны еще со времен уничтожения гостиницы «Англетер». Немногие помнят, но именно тогда, в 1987 году, выйдя к возмущенной общественности, которая собралась на Исаакиевской площади, чтобы сберечь здание, Валентина Ивановна задала в лицо петербуржцам свой исторический вопрос: «Кому нужен этот клоповник?»
Вернемся, однако, в сегодняшний день. Беда не только в том, что понасносили, беда в этой лицемерной фразе – «после ухода заговорили». И до этого говорили. Еще как говорили, просто не переставая говорили. По кухням, по улицам, по курилкам, по небольшим каналам, в меленьких, не привлекающих внимание пикетах, на молитвенных стояниях. Писали письма, обращения, заявления, призывали ЮНЕСКО, Общественную палату и Господа Бога.
Про снос мы еще поговорим. Но давайте признаем: каково уничижение общественного мнения и каково лицемерие, что все это захотели услышать только тогда, когда мирное течение Красненькой речки унесло из Петербурга непотопляемую Валентину Ивановну, прибив ее к надежным берегам. Как велико было равнодушие и наплевательство, что новому губернатору потребовалось 2 дня и 200 метров, чтобы остановить незаконное уничтожение Митрофаньевского кладбища, за спасение которого энтузиасты боролись несколько лет.
Прокуратура подала иск о незаконности приказа о снятии с охраны 38 исторических зданий. Приказ издан в 2004 году, и 20 зданий уже снесены. Восемь лет прокуратура собиралась с духом, гуляла по Невскому и не вооруженным Конституцией глазом наблюдала, как сносят, к примеру, здание на углу площади Восстания и возводят самый большой универсам в Европе. По правде говоря, и в смелость спящих красавцев из прокуратуры не очень верится – получили указующий пинок под зад и забегали. Не исключено, впрочем, что от души, с молодцеватым рвением и заготовленным компроматом.
Компромат накопился и у общественности. Гражданское движение «Градозащита» обнародовало доклад, в котором изложило в деталях все составляющие весьма доходного процесса разрушения города: имена, фамилии, явки и связи, включающие в себя строителей, подрядные и проектные организации и целые семьи, которые уверенно кормились на развалинах исторического Петербурга. Понятно, что все это надо доказывать, и пара показательных процессов, смею заверить, вызвала бы большой интерес в городе и неподдельное любопытство.
Откуда, из каких кабинетов раздался боевой клич? Мы никогда об этом не узнаем. Прозвучал ли призыв из-за Кремлевской стенки или из-за ограды Смольного – Бог весть. Точно можно сказать лишь одно – донесся сигнал не из тех, еще сохранившихся прекрасных домов, где живут обычные петербуржцы, те, чьи голоса не нужны даже для избрания своего градоначальника.
Новый губернатор Петербурга заявил о пересмотре градостроительной политики. Не просто продекларировал, но уже остановил несколько самых одиозных и подозрительных проектов. Городское правительство анонсировало ревизии девелоперских проектов и работы жилкомсервисов.
Буквально в эти же дни Верховный суд РФ вернул в горсуд дело об отмене норм ряда законов, позволяющих высотное строительство в центральных районах Петербурга. Этой отмены на волне возведения «Охта-центра» и подобных ему проектов добивалось правительство Матвиенко.
Сохранит ли губернатор Полтавченко законы, оберегающие высотный регламент, а именно – небесную линию единственного в стране города с уцелевшим историческим архитектурным ансамблем, найдет ли он компромиссы, между спасением красоты и благоустройством повседневной жизни горожан – не все, кто приезжает в город, знают, что часто великолепные фасады на центральных улицах скрывают коммунальные квартиры.
Ближайшие шаги покажут, собирается ли он жить в городе или только выигрывать выборы.
И главное: останется мнение горожан пустым звуком или начнет звучать как трубный глас?

Эксперт, 01.12.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner