Меркурий выпуск №7

МЕРКУРИЙ

№7

периодическое издание

Совета Культурно-демократического

движения

«Эпицентр»

ноябрь 1987

СОДЕРЖАНИЕ

I    
1 «Одна надежда на Господа…» Публикация А.Бертыша . . . . . . . . . . . . . . . . 2
2 По прямому назначению! . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
3 А.Симаков. На берегу реки Монастырки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 8
4 П.Алексеев. Кто заказывает музыку? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 10
II Здоровье города – в руки горожан!  
1 В.Гущин. Битва на болоте. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
2 Ю.Андреев и К°. Экологическая гласность. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13
3 Дельта: Дамба – матч века. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
4 Резолюция конференции «Коммунальное хозяйство города». . . . . . . . . . . . 19
5 Телеграмма Декабрьскому пленуму ЦК ВЛКСМ. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 20
III Ученые братки  
1 В.Рамм. План и рынок. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 21
2 П.Филиппов. Не только демонстрацией. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 27
3 Саша Богданов. Тупик имени демонстрации 7 ноября 1987 г. . . . . . . . . . . . 31
IV Народная дипломатия  
  В.Шестаков. Фонарик против бомбы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 33
V Кладбище кладбища  
  О.Мироненко. Гаражи на могилах. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 35
VI Потеряем – плачем  
  Р.Игнатьев. Далеко на Востоке. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 37
VII Москва, как много…  
  Публикация Клуба Социальных Инициатив. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 39
VIII Рикошет 43
1 В плену у Жозефины. Публикация редакции. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
2 Ю.Галецкий. О свойствах ростков. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 46
3 В.Любарский. Заявление. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
IX Второй раунд  
1 Дм.Волчек. Открытое письмо Вадиму Лурье. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51
2 В.Лурье. Становиться ли Радищевым? (ответ Дм.Волчеку) . . . . . . . . . 56
3 Комментарий редакции «Вестника» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 60
4 Е.Зелинская. «Сочтемся славою…»? . . . . . . . . . . . . . . . . . 61
X Редакционная почта  
  Письмо из Риги. . . . . . . . . . . . . . . . 65
XI Важные сообщения  
1 Клуб–81, ЭТАП, ТЭИИ: вечера, концерты, выставка. . . . . . . . . .. . . . . . . . 66
2 Объявляется подписка. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 67

2

«ОДНА НАДЕЖДА НА ГОСПОДА…»

…свирепый гунн

В карманах трупов будет шарить,

Жечь города и в церкви гнать табун…

А.Блок

«… Петр вдруг приказал подать сани, сел в них с Екатериной и, в сопровождении одного Брюса, поехал через покрытую льдом Неву в самое уединенное лесистое место, лежащее за Фонтанкою, неподалеку от взморья. Здесь они остановились у деревянной часовни, почти занесенной снегом. Брюс был послан за священником, и /…/ при бледном мерцании лампады совершено было бракосочетание русского царя… Предание уверяет, что эта часовня, построенная еще при первоначальном основании Петербурга, основана была во имя Св.Троицы и находилась близ места нынешнего собора…»

…Началом же фактической истории храма можно считать 1730 год – год вступления на престол императрицы Анны Ивановны. Поселилась она в любимом месте пребывания царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича – селе Измайлове. Оттуда и воспоследовало ее соизволение 22 сентября 1730 года сформировать новый пехотный полк. Первый смотр измайловцев состоялся за Москвой рекой 11 февраля 1731 г., а уже в августе 1731 г. первые батальоны полка были переведены в Петербург – сначала на Петербургский, а затем на Адмиралтейский остров – там они квартировали в приходе церкви Вознесения. В январе 1732 г. переехала в Санкт-Петербург и императрица. По представлению своего духовника, Троицкого архимандрита Варлаама, она и приказала освятить церковь полка во имя Св. Троицы. Этот день стал полковым праздником…

«… Поэт Державин и его семейство были одни из самых усердных прихожан храма. До настоящего времени причт церкви получает процент с капитала, завещанного на вечное поминовение «рода Державиной» второю женою – Дарьей Александровной, – в 5 тыс. ассигнациями. В главном приделе храма у жертвенника висит образ Св.Троицы и под ним на бронзе выгравированы имена – поэта и его близких родных…»

«…Князь Петр Михайлович!1 В память командования моего Лейб-гвардии Измайловским полком я желаю, чтобы в сем полку, вместо при –

3

ходящей ныне в ветхость деревянной церкви, построена была новая за счет Кабинета, а потому поручаю Вам строение церкви произвести под собственным Вашим наблюдением через посредство строительной комиссий, существующей при Кабинете…»

Главным архитектором император лично назначил В.П.Стасова. План и фасад были Высочайше утверждены, и 13 мая 1829 г, в день полкового праздника, была назначена закладка храма.

«Возгоревшаяся в этом году война с турками отозвала Императора с его победоносным войском. Поэтому первой камень храма положила Императрица Мария Федоровна…»

Храм строился 7 лет. Строительствам руководили постоянные сотрудники Стасова: архитекторы Диммерт, Лукини, каменных дел мастер Ботани. Под капитальный фундамент на глубину 3 аршин было забито 5500 свай. В 1830 году стены довели до куполов, в 1832 году их закончили и поставили кресты…

«К 1835 г. постройка била закончена. Площадь вокруг была значительно поднята, церковь обсажена деревьями и обнесена чугунною решеткою и тротуаром. В субботу 25 мая 1835 г., в канун дня Св.Троицы, состоялось освящение нового храма, и государь изъявил свое благоволение Стасову в самих милостивых выражениях… Над иконостасом по фризу до сих пор2 сохраняется собственноручная надпись Николая I: «Сим знаменем победиши». Храм внутри поражает каждого своей грандиозностью и художественной простотою…»

«… Дивный, величественный храм Св.Троицы, благолепное в нем богослужение, прекрасное пение – все это привлекает массу богомольцев. Храм может вместить до 8 тысяч человек и нередко бывает полон… Такая величественная и торжественная обстановка не может не производить на молящихся самого сильного, глубокого и благотворного впечатления…»

С 1845 по 1886 г. при церкви существовал детский приют для детей нижних чинов полка от 2,5 до 7 лет с лазаретом. Учитывая, что в приходе «масса бедноты» и «множество, как нигде, уличных детей», с 1 ноября 1870 года стараниями протоиерея М.А.Алексеева было открыто Общество вспоможения бедным при приходе Св.Троицы с богадельней и приютом для сироток – девочек3. Общество выдавало постоянные

4

и единовременные пособия беднякам.

В храме хранились военные трофеи – знамена, флаги, гербы городов, ключи от Карса и Баязета, значки кампаний 1854 и 187–78 годов: в память боев у Никополя, Плевны, Шипки, горного Дубняка, Баязета, Карса, Софии, Синопа, хранящие память о Корнилове, Гурко, Муравьеве, о болгарских дружинах и герое Плевны гренадере Егоре Жданове.

«На площади, против восточной стены храма, в 1886 г. воздвигнут величественный памятник Победы, художественно составленный из пушек, отбитых у «неприятеля в минувшую кампанию. Окончательный проект, Высочайше утвержденный, составлен проф. Г.Д. Гриммом. Нижняя часть памятника4 построена из мелко – зернистого гранита. Колонна из чугуна, наверху коринфская капитель и на ней – фигура Победы из меди5. Высота всего памятника – 16,5 сажен. На постаменте /…/ с четырех сторон на медных досках выбиты имена особ Императорского дома и названия частей армии, участвовавших в кампании, а немного выше – главнейшего события кампании. Полукругом около памятника поставлены на лафетах 10 пушек, также отбитых у неприятеля, и в числе их 4, отбитые Измайловским полком. Канделябры, столбы решетки, отделяющей площадь памятника от церковного сквера, составлены из таких же орудий. Всего в памятнике 140 пушек».

Дальнейшая судьба памятника русской воинской славы, а потом и места, на котором он был расположен, прослеживается по ряду источников 30-х и 80-х годов:

«Никакой художественней ценности памятник не имеет, и его предполагается снести, о чем уже возбуждено ходатайство перед Ленинградским Советом…»6

«В 1931 г. этот памятник завоевательной политики царизма разрушен, а металл обращен на нужды социалистической стройки»7.

«Перед Троицким собором стоит скромный памятник его создателю. Бюст зодчего был исполнен в. 1969 г. скульптором М.Т.Литовченко, а

5

пьедестал для него проектировал Ж.М.Вержбицкий8.

Что же касается самого собора, то одно из последних сообщений о состоянии здания (1910 год) носит печальный характер: «Печи коптят внутренность храма и живопись, а сырость, проникающая из подвала, портит ее. В настоящее время храм крайне нуждается в крупных средствах на ремонт и обновление его. Одна надежда на Господа…»

В 1938 году последний настоятель собора М.П. Чельцов был арестован, а собор закрыт и передан наркомату связи под склад. В годы войны, по свидетельству очевидцев, в соборе был морг, куда свозили умерших от голода жителей близлежащих районов. После войны собор находился в ведении музея городской скульптуры, который сдавал его в аренду пяти различным театрам под склады театральных декораций. В этот период он дважды ремонтировался. В 1977 году собор был передан объединению Росмонументискусство.

6

ПО ПРЯМОМУ НАЗНАЧЕНИЮ!

Вопрос об использовании Троицкого собора еще не решен. Нынешний арендатор, который довел здание до критического состояния, – объединение Росмонументискусство, – 1 октября сего года прекращает аренду. Существует два проекта дальнейшего использования здания: 1) в качестве концертного зала (на что потребуется ориентировочно 6 млн.руб.) и 2) в качестве музея прикладного искусства.

Однако мы считаем, что наиболее разумным был бы иной способ использования здания собора – по его прямому назначению. Достоинства такого решения достаточно очевидны:

  • Реставрация здания была бы проведена качественно и быстро, зданию был бы возвращен первоначальный облик в соответствии с авторским замыслом архитектора В.П.Стасова.
  • Было бы сэкономлено 6 млн. руб. государственных средств, которых хватило бы для строительства и концертного зала, и музея, причем такие сооружения были бы заведомо лучше приспособлены для своих целей и могли бы разместиться в новых районах города, где так недостает культурных центров.
  • Вполне вероятны опасения, что формальная передача здания в ведение официальных учреждений повлечет за собой длительные сроки восстановления памятника (например, из – за отсутствия необходимого финансирования, напряженности уже утвержденных планов реставрационных организаций и т.п.) и может быть причиной несоответствия собора его первоначальному облику и возможных невосполнимых архитектурных утрат. Подобных примеров множество. Между тем здание собора нуждается в срочном ремонте, т.к. затоплены подвалы, отсутствует отопление, утрачена часть кровли, разрушается лепной декор и т.д.
  • Специфика интерьеров Православного Храма такова, что его невозможно использовать не по назначению, не впадая при этом в дурной тон. Вид собора, заставленного рядами кресел либо стеклянными витринами, может вызвать лишь сожаление об отсутствии понимания духа нашей национальной культуры, а для верующих является кощунством.
  • История Измайловского собора связана с событиями Балканской войны, приведшей к освобождению Болгарии. По свидетельству очевидцев, в подвалах собора находились захоронения героев этой войны. Передача собора в ведение Русской Православной Церкви была бы, по нашему мнению, с удовлетворением воспринята в Православной Бол-

7

гарии и послужила бы истинным свидетельством русско-болгарской дружбы. Любое иное использование собора-мемориала было бы явным неуважением по отношению к нашей истории и нашим традициям.

– Передача собора в ведение Русской Православной церкви накануне праздника 1000 – летия Крещения Руси явится свидетельством признания ее заслуг в укреплении мира и гуманных начал в отношениях между народами. Это вызовет положительный резонанс в широких кругах международной общественности, что, несомненно, будет служить росту авторитета нашей страны и происходящих в ней перемен.

Следует сказать еще об одном аспекте целесообразности открытия православного Храма в Ленинграде. Мы с тревогой следим за распространением наркомании и алкоголизма среди части молодежи, что, как мы считаем, является следствием ее бездуховности. Не меньшее беспокойство вызывает и рост численности людей, увлекающихся спиритизмом, магией и оккультными занятиями, доходящими до чертопоклонства. Это является, по нашему мнению, результатом самостоятельных попыток выхода из духовного тупика, отсутствием того традиционного духовного руководства, которое осуществляет Православная Церковь в соответствии со своими догматами. Открытие Православного Храма, связанного к тому же с историческими и культурными традициями нашего народа, будет служить оздоровлению духовной атмосферы.

Троицкий Измайловский собор – не только архитектурная доминанта города, но пока еще живой памятник нашей истории. Поэтому поспешное административное решение его дальнейшей судьбы без обсуждения с широкими кругами общественности, на наш взгляд, недопустимо. Принимая такое важное по своим последствиям решение, необходимо учесть все аспекты вопроса, включая вероятное отношение наших потомков к нашим сегодняшним решениям. Уже достаточно погибло, потеряло свой исторический облик или перестроено до неузнаваемости памятников, являвшихся носителями национальных традиций, того, чем мог и должен был гордиться русский народ.

Учредители православной церковной общины

8

НА БЕРЕГУ РЕКИ МОНАСТЫРКИ

На берегу реки Монастырки, отгороженный невысоким барьером от остальной части Никольского кладбища, расположен братский участок. Братским он называется потому, что здесь находятся могилы братии Александро-Невской Лавры. Все эти захоронения в настоящее время числятся под охраной Ленинградской Духовной Академии. Опись, составленная в 1982 году, включает 172 могилы, из них 93 безымянные. Кроме того, на территории Никольского кладбища расположено еще около 60 захоронений, закрепленных за Академией.

Кроме братии Александро-Невской Лавры, на этом участке похоронены Митрополиты Санкт-Петербургские Исидор (Никольский), Палладий (Раев) и Антоний (Вадковский), другие архиереи: Экзарх Грузии Архиепископ Иннокентий, Архиепископ Владимирский и Суздальский Николай, Архиепископ Варшавский и Привисленский Николай, Епископ Ямбургский и ректор Петроградской Духовной Академии Анастасий. Рядом ними лежат наместники Александро-Невской Лавры, профессора Духовной Академии. Здесь похоронены Архимандрит Анатолий (Тихай), настоятель Духовной Миссии в Японии, сподвижник равноапостольного Николая, Архиепископа Японского, и секретарь Палестинского общества профессор А.А.Дмитриевский.

Долгие годы братский участок был забыт. Могилы зарастали, кресты ветшали. В бытность свою Митрополитом Ленинградским и Новгородским Владыка Никодим часто бывал на кладбище, подолгу сидел у могилы иеромонаха Оптино-Введенской пустыни Никона. В духовном опыте оптинских старцев он черпал силы для несения своих многочисленных послушаний. Он скончался 5 сентября 1978 г. в Риме, где возглавлял делегацию нашей Церкви на интронизации Папы Римского Иоанна Павла I. Тело блаженнопочившего Владыки было перевезено в Ленинград и погребено на братском участке. После этого участок силами верующих постепенно благоустраивается. Каждый год красятся кресты, приводятся в порядок могилы. Участок постоянно подметается, зимой очищается от снега. Кладбище стали посещать иностранные гости, знавшие Владыку по его активной международной деятельности. При большом стечении народа в день смерти, именин и день рождения Владыки Никодима совершаются панихиды. В 1986 году скончавшийся митрополит Ленинградский и Новгородский Антоний был похоронен рядом с Владыкой Никодимом.

В связи с приближающимся празднованием 1000-летия Крещения Руси остро встал вопрос об окончательном благоустройстве братского участка. Известно, что участники и гости Поместного Собора нашей

9

Церкви, который пройдет весной следующего года, после его окончания посетят Киев, Владимир и Ленинград. Несомненно, те из них, кто приедет в наш город, придут поклониться погребенным на братском участке архиереям и инокам Александро-Невской Лавры. И что же подумают они о нас, народе Божьем, призванном хранить память о своих духовных отцах? Какой плод памяти принесли мы, возросши на той ниве, которую они так тщательно возделывали?

Если требуют благоустройства некоторое архиерейские могилы, то что говорить о захоронениях неизвестных монахов… Неухоженное кладбище, как жернов, тяготило нашу душу. Инициативная группа верующих уже несколько лет вынашивала мысль о приведении в порядок братского участка. Намерения наши стали воплощаться в жизнь только этим летом. Заручившись благословением Ректора Ленинградской Духовной Академии, мы заказали, оплатили и перевезли 68 железобетонных крестов и 67 раковин. Сейчас все это сложено и надежно укрыто от снега в ожидании весны, когда силами верующих на братском участке будут благоустроены земляные могилы и заменены сгнившие деревянные кресты.

Казалось бы, можно спокойно и нам ждать тепла, но… Ведь половина денег, которыми мы расплатились, взята в долг сроком на год. Поэтому мы обращаемся ко всем православным христианам: «Да благословит Господь жертву вашу!»

Весной же мы приглашаем вас на братский участок. Кисти, краска, цемент будут, и мы своими руками установим кресты, раковины, разобьем цветники и приведем в порядок территорию.

А что дальше? Ждут своей очереди могилы священников, рассеянные по всему кладбищу, заброшенное захоронение у стены Лавры, часовня над могилой блаженного Матвея, да и камни ограждения братского участка просто – напросто вопиют…

Мы молимся о том, чтобы Господь сотворил вечную память нашим усопшим. А что же мы? Сотворим же и мы им память своими руками. Еще раз просим вас о помощи и поддержке.

Алексей Симаков

183-85-97

по субботам и воскресеньям,

10.00-22.00

10

КТО ЗАКАЗЫВАЕТ МУЗЫКУ?

Телевидение в СССР, как известно, организация не коммерческая. Средства для своего существования она не зарабатывает, а получает из госбюджета, то есть живет за счет прямых и косвенных налогов. Если правда то, что тот, кто платит, тот и заказывает музыку, – каждый гражданин нашей страны, сев перед телевизором, должен рассчитывать увидеть то, что ему по душе.

Включает телевизор православный христианин и, кроме передачи «Религия и политика» с ее естественной антирелигиозной направленностью, а также изображения духовенства в стиле двадцатых–тридцатых годов в художественных в фильмах (что вызывает желание увести детей из комнаты), ничего больше не видит. Получается, что кто-то за мои деньги смотрит то, что ему нравится, а я за свои деньги смотрю то, что нравится кому-то другому.

Как-то у нас этот вопрос не принято обсуждать, но все же: где здесь социальная справедливость? И не является ли это дискриминацией верующих или даже, если брать по большому счету, их скрытой эксплуатацией?

П.Алексеев

11

Здоровье города – в руки горожан!

БИТВА НА БОЛОТЕ

«Заповедник антиэкологистов» – только так я бы назвал отдел землеустройства и охраны почв Леноблагропрома. То, что это формирование никогда не утруждало себя заботами об охране природы, – было известно и раньше. Но накопленные материалы свидетельствуют о том, что этот отдел занимается методичным истреблением всех ценных природных объектов (скорее всего, из альтруистических соображений).

О стараниях руководителя отдела землеустройства Коротова, направленных на уничтожение памятника природы «Урочище Донцы», рассказывалось в «Меркурии» №4–1987.

Сейчас время поведать еще об одном пострадавшем охраняемом объекте – республиканском заказнике «Мшинское болото». Заказник был создан в 1976 г. как областной, а в 1982 г. усилиями ВООП он был реорганизован в республиканский.

«Мшинское болото» – это огромные сфагновые болота, лишь по окраинам которых расположены ельники, осинники и березняки. Три крупных озера, несколько ручьев, впадающих в реку Ящера. Большое количество различных птиц. Лесные острова служат убежищем, а болота – местами кормления млекопитающих.

Заказник «Мшинское болото» находится на учете в ЮНЕСКО по проекту «Телма».

И вот нал болотом нависла опасность.

Есть такая каста бюрократов, которые были бы рады распахать, к примеру, Летний сад и засеять пшеницей. И за аргументами в карман не полезут: «Для выполнения продовольственной программы». А если ты против, то тут же объявят тебя противником «продпрограммы» и, соответственно, выступающим против линии партии, а значит, и народа.

Сразу уничтожить заказник было трудно даже для прожженного бюрократа Коротова. «Ничего, – решили в отделе землеустройства, – не мытьем, так катаньем», – и организовали в 1982 г. на западных границах охраняемой территории садоводство на 70 тыс.человек, а через 2 года – еще на 30 тыс.

Одной сверхвысокой рекреационной нагрузкой заказник сломить не удалось. Хотя животные и вели полуголодный образ жизни, так как на каждый гриб было по пять грибников, но почему – то не покидали охранную зону.

Некая организация запросила на территории заповедника участок

12

в 32 га для своих нужд, а в итоге отрезала 545 га.

Еще отсутствует решение Леноблисполкома, еще не снят охранный режим, а организация уже начала самовольно прокладывать дорогу сквозь охраняемые леса.

Новая граница заказника не только не была согласована с ВООП, но даже не представлялась туда на рассмотрение. На встрече членов секции охраняемых природных территорий ВООП с помощником Коротова – Еремцовым последнего неприятно поразила осведомленность общественников о тщательно скрываемой антиэкологической акции.

С первого же момента экологи столкнулись с непомерными амбициями, чванством и спесью чиновников. С барским презрением в голосе общественникам было отказано во всех требованиях.

В последнее время в Леноблблагропроме появилась тенденция из местнических интересов нарушать природоохранное законодательство. Жертвами такой антиэкологической политики стали на только памятник природы «Урочище Донцы», заказник «Мшинское болото» и ряд других охраняемых территорий, но и все водоохранные зоны малых рек. Волевым решением руководитель Леноблагропрома разрешил организовать там садовые кооперативы.

На запрос ВООП в Минводхоз РСФСР поступило разъяснение, что данные действия являются грубым нарушением закона. Но вот прислушаются ли антиэкологисты к мнению Минводхоза – вопрос неоднозначный.

Остается надеяться, что ветер перестройки сдует затхлый дух дореволюционного бюрократизма, местничества и актиэкологизма и с облагропрома.

В.Гущин

13

ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ГЛАСНОСТЬ

Уважаемая редакция!

Просим Вас опубликовать наши предложения по организации механизма экологической безопасности.

1. Распространение средствами массовой информации перечня организаций:

  • ответственных за контроль за состоянием окружающей среды,
  • проводящих исследования состояния окружающей среды,
  • принимающих решения по сохранению окружающей среды.

2. Обеспечение свободного доступа общественных групп и граждан к периодическим сообщениям экологической информации на уровне:

  • частных визитов,
  • запросов,

– тематических подборок.

3. Обеспечение возможности общественным группам и гражданам вносить свои предложения по деятельности экологических служб с гарантией:

  • опубликования предложений,
  • гласного рассмотрения предложений соответствующими службами и исполкомами местных советов,
  • опубликования принятых предложений или обоснования их непринятия.

4. Ежедневное оповещение средствами массовой информации об экологической обстановке в мире.

Ю. Андреев и Кº

14

«ДЕЛЬТА» – ДАМБА: МАТЧ ВЕКА

–Да вот, веревкой хочу море морщить,

Да вас, проклятое племя, корчить.

А.С. Пушкин

19 июня 1987 г. состоялся «Круглый стол 5:5» (см. «Смена» от 20–23 октября 1987 г.).

После публикации мы стали получать различного рода отзывы и предложения. Некоторые из поступивших материалов мы предлагаем вашему вниманию.

I.

Как специалист в области длинных и ветровых волн со стажем работы в гидрогеологии 32 года, позволю себе не согласиться с ответами Преображенского Л.Ю., выступившего в дискуссии по дамбе от имени 30 институтов.

При распространении длинной волны течения охватывают всю толщу волн – от поверхности и до дна. Скорости течения зависят от высоты гребня волны и глубины воды. В том случае, когда высота гребня и глубина равны, скорости течения при глубине воды 2–3 метра могут достигать 4–5 метров в секунду, а не 4–10 сантиметров в секунду. При таких скоростях волна тащит воду вместе со своей формой. Расстояние от о.Котлин до Ленинграда волна, и вместе с ней воды, проходит за 1–2 часа, обусловливая практически полную смену водной массы Невской губы. Самое же главное, о чем умолчал Преображенский Л.Ю., это то, что длинная волна всегда сопровождается ветровым нагоном свежей воды из Балтийского моря. При западных ветрах 20–30 метров в секунду развиваются ветровые течения, имеющие скорость 1–2 метра в секунду. Недостатком моделирования наводнений является не искажение масштабов, которое в определенных пределах допустимо, а отсутствие на модели ветра и ветрового нагона, всегда сопровождающего длинную волну и способствующего перемещению водных масс на большие расстояния. Очищающее влияние наводнений не подлежит сомнению, поэтому сооружение дамбы приведет к экологической катастрофе и гибели Невской губы.

Далее. При скорости ветра 4 метра в секунду в Невской губе возникает ветровая волна высотой не полметра, как считает Преображенский Л.Ю., а всего лишь 7 сантиметров. И длина этой волны не 3–4 ме-

15

тра, а 1–1,5 метра. Непонятно, зачем вводить общественность в заблуждение и, по образному выражению корреспондента «Смены» Соснова А., мутить воду?

Кстати, об объективности и непредвзятости дискуссии. Уже названия двух первых диалогов свидетельствуют об их отсутствии. Когда я прочитала, что «на волне гласности появилась и пена: домыслы и спекуляции», к которым А. Соснов относит, по-видимому, и «Дельту», то стало ясно, что редакция «Смены» имеет навязанную позицию, которую не в состоянии\и поколебать никакие научные доводы и доказательства.

Дамба вредна, и я придерживаюсь крайней позиции – она должна быть разобрана.

Кривошей Майя Ивановна,

ст.н.сотр.,канд.техн.наук,

Гос. гидрологический ин – т

II

Материалы встречи за круглым столом сторонников и противников дамбы, опубликованные в «Смене» за 20–23 октября с.г., мало кого оставили равнодушным. Еще бы – вопросы экологической обстановки в нашем городе давно уже привлекают всеобщее внимание. К тому же, атмосфера перестройки позволила обсудить многие вопросы, ранее бывшие в числе «запретных».

Заинтересовали эти материалы и меня. Хотя проблема дамбы в периодической печати обсуждалась и ранее (Камбуров, Цветков, дискуссия в ЛГ и др.), впервые с достаточной полнотой и откровенностью были изложены аргументы и точки зрения как той, так и другой стоны. Благотворной представляется и роль редакции «Смены», организовавшей встречу. Умелое «управление» разговором не позволило ему превратиться в монолог стороны, облеченной властью, или в турнир эмоций. Помимо общего удовлетворения как постановкой вопроса, так и средствами его разрешения, я позволю себе сделать три замечания по существу.

1. О роли балтийских вод в очищении Невской губы

Я принимал участие в проведении наблюдений на акватории Невской губы в 1979–81 гг., т.е. непосредственно перед началом строительства защитных сооружений. Имеющийся в моем распоряжении обширный наблюдательный материал неоспоримо подтверждает значительную очищающую роль подтока более плотных и чистых балтийских вод. Гра-

16

ница их проникновения в Невскую губу до начала строительства, как правило, достигала створа Ольгино – Петродворец, а в отдельных случаях – лежала значительно восточнее, вплоть до границ Ленинградского порта. Поэтому я решительно не могу согласиться с точкой зрения тех, кто отводит решающую роль промывки губы стоку Невы и умаляет роль чистой воды, поступавшей из Балтики. Насколько мне известно, математическое и аналоговое моделирование Невской губы наличие двух «вод» различной плотности не учитывает.

Я утверждаю, что строительство защитных сооружений в их проектном варианте, и тем более в стадии нынешнего незавершенного строительства, существенно затрудняет, если не ликвидирует вообще эффективный промыв Невский губы восточнее дамбы балтийской водой. Экологическая катастрофа, на мой взгляд, весьма вероятна. Провозвестником ее была ледовая ситуация весной 1987 г., не оставившая равнодушным ни одного ленинградца.

Ращение проблемы самоочищения Невской губы может быть найдено только на пути пересмотра проекта. Необходимо значительно расширить и углубить водопропуски на северной стороне дамбы и увеличить их количество в районе Северного фарватера и ряжевых преград для хотя бы частичного восстановления эффективности прежнего водообмена.

2. Политический аспект

Для всех, кто имел в 1974–82 гг. какое-либо отношение к проектированию, изысканиям и строительству защитных сооружений, не секрет, что вся организация работ связывалась с личностью Г.В.Романова. Поэтому вопрос П.Кожевникова на круглом столе «Смены» насчет политического аспекта проблемы защиты Ленинграда от наводнений (см. раздел 1 «В дамбе ли дело», 20.10.87), увы, вполне закономерен. Ответ Кураева на этот вопрос не может быть отнесен к числу вразумительных, если это, конечно, не результат работы редакторских ножниц.

На самом деле, в те годы, ныне справедливо именуемые «застойными», организация работ и коллективов шла так, что противников дамбы, т.е. тех, кто, работал по этой проблеме, рискнул бы занять по отношению к ней активно отрицательную позицию, попросту не могло быть.

Насколько я смог убедиться, специалисты – гидрологи, гидрографы, океанологи и т.д., не согласные с постановкой работ по изучению проблемы защиты Ленинграда или предвидевшие ее отрицательные последствия, под любыми предлогами отказывались от участия в ней. Многие из тех, кто начали работу как сторонники проекта, однако

17

впоследствии убедились в его негативных сторонах, к сожалению, сегодня еще не рискуют высказать свое отношение к проблеме. Причин тут много – это и корпоративные соображения, и боязнь осложнить себе жизнь, да и подчас откровенно конъюнктурные расчеты. Число тех, кто в ходе работы пришли к выводу о высокой вероятности отрицательных последствий принятых решений и открыто заявили об этом, – увы, крайне немногочисленно. Практически все они поплатились за свой выбор деловой или научной карьерой, местом работы, здоровьем, а кое – кто даже жизнью.

Поэтому сегодня любые демократические процедуры оценки проекта крайне затруднительны. Пока итоги выявления истины путем подсчета голосов предопределены, и сторонники дамбы этим широко пользуются, шельмуя немногочисленных компетентных противников и обвиняя в дилетантизме остальных. Можно, конечно, надеяться на разум и высокую порядочность экспертов «со стороны», но сегодня проблемы экологии и пересмотра проектов разрушения среды имеют глобальный характер и независимых специалистов практически нет.

Я позволю себе предложить схему решения задачи.

Уважаемые коллеги! Подумайте о своем гражданском долге перед своими детьми, перед нашим прекрасным городом! Подумайте о возможности ужасных последствий принятых решений, переступите через свою осторожность и активно выступите!

Я прошу вас об этом. Пока еще не поздно.

3. О гласности

«Гробы с размытого кладбища

Плывут по улицам! Народ

Зрит Божий гнев и казни ждет».

Чеканные пушкинские строки с детства впечатаны в сознание каждого ленинградца, делая его таким образом стихийным сторонником строительства защитных сооружений. Немногие отдают себе отчет в том, что картина ужасного наводнения 1924 г. в «Медном всаднике» скорее метафора, чем свидетельство современника. За последние годы восприятие дамбы как блага усиленно поддерживалось средствами массовой информации: велся счет наводнениям, телевидение показывало один и тот же кадр – грузовик, рассекающий волны на Каменном острове, некритически описывались последствия и убытки очередного подъема воды и т.д.

Поэтому возникновение дискуссии вокруг дамбы у многих вызывает неприязнь – хорошее дело люди делают, а вечно находится кто-то против!

18

Сегодня гласность как свободное волеизъявление общественности явно не в пользу противников дамбы. Многое делают тут высокие должности и ученые звания одной стороны и противовес случайному набору профессий у другой, хотя жизнь могла бы научить бояться чиновников всех мастей. Успокаивают солидный менторский тон, четкие цифры у «сторонников» и кажущиеся мелкими «наскоки» противников.

Предметом гласности сегодня должна быть борьба мнений, дискуссии, диалоги. Большинство сегодня недостаточно проинформировано об экологической опасности, склонно верить успокоительным заверениям и не готово к принятию ответственных решений. За исключением статьи С.Цветкова «Дамба, разделившая ученых» в журнале «Знание –Сила» №8 в за 1987 г., аргументированных публикаций ученых – противников дамбы нет. Цветков уже ошельмован в «Смене», хотя ни одного достойного внимания аргумента его точке зрения никем не противопоставлено.

Сегодня еще рано использовать гласность как инструмент. Этот инструмент сначала должен быть заточен как с той, так и с другой стороны. Противники дамбы вообще и ее сегодняшнего варианта в частности должны иметь право и возможности высказать свою точку зрения печатно и изустно без немедленного одергивания. Средства массовой информации, научная периодика должны предоставить им такую возможность.

Проинформированная общественность будет способна принимать решения.

И.Коньков

ст.научн.сотр. Ленинградского отделения

Гос. океанографического института до 1983 г.

19

В ЦК КПСС

РЕЗОЛЮЦИЯ КОНФЕРЕНЦИИ

«КОММУНАЛЬНОЕ ХОЗЯЙСТВО ГОРОДА, РЕКРЕАЦИЯ, ЭКОЛОГИЯ»,

созванной по инициативе экологической комиссий ЛО СП РСФСР, комиссии «Зеленый Мир» ЛО КЗМ, экологического объединения «Дельта».

Заслушав и обсудив доклады и выступления, мы пришли к выводам:

  • Непредсказуемо нарастающая урбанизация города должным образом не контролируется, вследствие чего не обеспечиваются нормальные условия обитания. Это, в свою очередь, вызывает нервозность горожан и влияет на общественно – политический климат в городе;
  • Ленинград – один из центров национальной и мировой культуры – испытывает экологический кризис;
  • ситуацию усугубляет позиция организаций, призванных контролировать экологическую обстановку, которые уклоняются от выполнения гражданского долга;
  • гласность в освещении экологических проблем отсутствует, за исключением фактов, которые невозможно утаить: обстановка в Киришах, отравление Ладоги, ситуация в Невской губе в связи со строительством дамбы.

Мы убеждены, что успешная борьба с ведомственным экспансионизмом и технократическим мышлением возможна только в обстановке широких дискуссий по проблемам окружающей среды и непременной гласности.

Мы настаиваем на перестройке существующей системы контроля природной среды.

Мы считаем необходимым создание союзного и республиканского госкомитетов по охране природы.

Мы требуем наделения существующего общественного института юридическими правами.

От имени экологической комиссии

ЛОСП РСФСР

член СП РСФСР

писатель А.Е.Стерликов

От имени комиссии «Зеленый Мир»

ЛО КЗМ

Засл. деятель искусств

кинорежиссер Ю.Я.Ледин

От имени экологического

объединения «Дельта»

Руководитель ЭО «Дельта»

П.В.Кожевников

 

10.12.1987 Ленинград Белый зал Дома Писателей им.Маяковского

ул. Воинова, 18

20

ДЕКАБРЬСКОМУ ПЛЕНУМУ

ЦК ВЛКСМ ПЕРВОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВЛКСМ

МИРОНЕНКО

Уважаемые товарищи!

С начала воздвижения Ленинградская дамба объявлена комсомольской ударной стройкой.

Мы считаем, что дамба – экологическая и экономическая ошибка, представляющая угрозу нынешнему и будущим поколениям горожан.

Мы обращаемся с предложением снять с дамбы статус комсомольской ударной стройки и пересмотреть отношение ВЛКСМ к реализации «западного» варианта дамбы.

Телеграмма принята по инициативе ЭО «Дельта» участниками собрания общественного градостроительного совета и комиссии по охране памятников ЛОСХа. Под ней поставили свои подписи 24 человека, от имени общественних групп или от своего личного имени.

5 декабря 1987. Ленинград. Кинозал ЛОСХа. ул.Герцена, 38.

21

Ученые братки

От редакции: Именно так звучало в оригинале название рубрики «Белые воротнички». Но усомнившись в глубине проникновения митьковской культуры в широкие массы читателей «Меркурия», мы придали этому термину более общедоступную форму. Однако ряд читателей, почувствовав за этим названием что-то родное, потребовала вернуться к первоисточнику. Что мы и делаем в качестве эксперимента.

ПЛАН И РЫНОК

(вместе или против?)

План и рынок. В каких отношениях они между собой? Антагонизм или взаимодействие? Противопоставление или…

Мы привыкли, затвердили, уверовали в то, что планирование – это при социализме, а у капиталистов – какое уж у них планирование? Там рынок господствует! Вообще социализм – это планирование, а капитализм – это рынок. Синонимы. Что тут долго размышлять? Все понятно… И когда речь заходит о товарно-денежных отношениях, о необходимости значительного усиления роли рынка в социалистической экономике, то правоверные защитники «идеологической чистоты» грудью встают на защиту: «Не позволим протаскивать капитализм! Не допустим конвергенции! Не дадим размывать!..»

Мы пишем огромными буквами на плакатах и лозунгах, убежденно и искренне говорим по радио, выносим на первые полосы газет: «Нет – зловещим планам империализма!», «Нет – планам звездных войн!» И не желаем думать о том, что это ПЛАНЫ. Планы – никакого рынка тут и в помине не было! Что план «Дропшот» (ядерного уничтожения СССР, 1952 г.) и все последующие аналогичные кампании были – таки планами, что гитлеровский план «Барбаросса» – ни в какой степени не рассчитывал на рыночные отношения, неопределенность и т.п. Империализм, высшая стадия капитализма, без планирования – это чушь! И не только в войне, в военной экспансии… Транснациональные компании, картели, монополии… Да в конце концов, на рынке каждая компания борется за завоевание рынка, т.е. за установление монополии, за ликвидацию конкуренции. Победительница в рыночной борьбе далее ничем не стеснена, планирует, координирует и самым удобным способом организует свою деятельность. Но «как и всякая монополия, она порождает неизбежно стремление к застою и загниванию, – писал Ленин в «Империализме, как высшей стадии…», – Поскольку устанавливаются, хотя бы на время, монопольные цены, постольку исчезают до известной

22

степени побудительные причины к техническому, а следовательно, и ко всякому другому прогрессу, движению вперед: постольку является далее экономическая возможность искусственно задерживать технический прогресс».

Мы не только многие годы делали вид, что ленинские суждения о монополиях не имеют к нашим советским монополиям (опирающимся не на рынок, упаси боже! а на план) никакого отношения. Мы даже умудряемся настаивать, что и у капитализма никаких монополий нет, а только все рынок, рынок, рынок куда ни глянь!..

До появления в «Новом мире» №4 за 1987 г. статьи Попковой «Где пышнее пироги?» я полагал, что неправильный перевод с «американского» слова programming термином «программирование» и появление в нашей стране таких математических дисциплин, как линейное программирование, квадратичное, динамическое, стохастическое, геометрическое, целочисленное программирование, – дисциплин, не имеющих к науке (и искусству) создания программ для ЭВМ, – это результат заблуждения, неграмотности, смешная ошибка «специалистов» по английскому языку; ведь нормальные-то люди переведут это слово как планирование… Ну да бог с ним, с термином. Не в нем суть… Но после статьи, автор которой напоминает о своей ученой степени по экономике, я усомнился. А может, никакой ошибки не было? Может, это «маленькие хитрости» тех самых «борцов за чистоту социалистической идеологии», что кричали: «На Западе экскаваторы используют для эксплуатации, потогонности и безработицы! Нам не нужны экскаваторы! Мы социалистической лопатой обойдемся!» Тех, которые убеждали: «Кибернетика – продажная девка империализма», «Генетика – лженаука на службе буржуазии!» Может, все это «пропагандистские задумки» идеологов: какое, мол, там у них может быть планирование? Планирование – это у нас!

В результате мощнейшие математико – экономические модели для планирования мы заимствуем у Запада, да еще ни признаваться в этом, ни применять их с толком не хотим.

Американский математик Дж.Данцич, которого на Западе называют «отцом линейного программирования», писал в своей монографии в конце 40-х годов: «Если б в Советском Союзе в конце 30-х годов обратили больше внимания на работы Ленинградского математика Л.В.Канторовича, линейное программирование ушло бы сегодня гораздо дальше». А Леонид Витальевич, лауреат нобелевской премии по экономике, на вопрос, почему его тогда, в конце 30-х, не только не расстреляли, но даже не посадили за его работы, отвечал: «Просто ничего не поняли»…

Каким воображением надо обладать, чтобы представлять себе США,

23

Японию и другие развитые капиталистические страны – как море рыночной стихии?! Д.Гэлбрейт, крупнейший американский экономист, писал в начале 70-х о том, что появилось, мол, много любопытных моделей капитализма, базирующихся на идеях свободной конкуренции… Интересные модели, интересные результаты… Жаль только, что им не соответствуют некоторые компании: «Дженерал моторс», «Дженерал Электрик», «ИИТ», «ИБМ», «Эксон», компании Дюпона, Моргана, Рокфеллера и других… А так, конечно, модели любопытны… Вот только свободная конкуренция – это абстракция…

Сетевое планирование мы «срисовали» с американцев, придумавших систему РЕРТ, чтобы быстро и эффективно справиться с созданием ракеты «Поларис». Тщательнейшая координация производства, поставок, разработок – при чем тут бесплановость? Кстати, о разработках: японская беспрецедентная программа создания ЭВМ 5-го поколения к 1991 году – это координация совместной деятельности тысяч компаний, фирм, организаций, корпораций… А мы: «рынок, рынок!..»

А у нас? Мучаемся гамлетовским вопросом: вводить рынок или не вводить?! Да у нас давно он действует – не над чем думать. Нет, не базар, куда мы ходим за хорошими овощами и фруктами, а рынок – экономическая структура, уравновешивающая спрос, цену, предложения. Структура, идущая не от централизованного предписывания всем, всё и вся, «каждого гвоздя» – к неразберихе, путанице и «черт знает чему» на местах оттого, что забыли учесть некоторые факты, особенности и обстоятельства… Рыночная структура, идущая в противоположном направлении: от фактов, особенностей, обстоятельств, из моря стихийности – к равновесию и определенности через ценообразование, конкуренцию, диверсификацию, свободные договора, инициативу и предприимчивость, опирающуюся на личный интерес. Давно это все у нас есть. Иначе как бы мы объясняли слова «конкурс в вуз», «текучесть кадров»? Куда им «течь», если мы все запланировали? Как нам объяснить слова «не пользуется спросом»? Чего этот спрос себе позволяет?! Мы привыкли – в магазине продавец взвешивает нам овощи с гнильцой и на робкие попытки протеста резонно возражает: «А кому я это буду продавать???» И мы тушуемся… Действительно: сев, уход, уборка – по плану; хранение, распределение, завоз, торговля – по плану, – а в конце этой цепочки стоим мы и кочевряжимся, срываем выполнение государственного плана и пытаемся подорвать… Бери уж, что дают – не на рынке! Если мы пытаемся без рынка, то интересно бы узнать, что это за слова такие: «дефицит», «спекулянт» – может, это всё научные термины для посвященных? Нет – это явления, связанные с тем, что продажная цена ниже равновесной, рыночной. А слова «затоваривание», «неходовой товар», «уценка» – с тем, что выше. Рынок нельзя

24

ввести или вывести – он появился, как только кто-то на планете отказался от натурального хозяйства, как только появилось разделение труда. Рынок есть, независимо от того, нравится это нам или не нравится. Как вращение 3емли, как климат. Мы можем принимать во внимание, учитывать законы рынка; использовать их и строить свои планы, опираясь на непрерывный анализ, прогноз, на поддержание информационных обратных связей. Т.е. непрерывно наблюдая за фактом, за тем, что получается в действительности, и решая «по обстоятельствам». А можем… «Мудрый меняет свои решения – дурак никогда», – говорят англичане.

Представьте: потребовать у полководца, чтоб он расписал предстоящие сражения по кварталам, графики боев составил бы, потери в технике расписал по номенклатуре (ведь надо и замену запланировать?) и в личном составе поименно, чтоб с учетом социальной справедливости и возможностей подготовки. А потом, чтоб все окончательно было ясно, с противником пусть согласует!

Мы понимаем, что это идиотизм, а в экономической жизни понимать не хотим. Хотя разница в возможности предвидеть там и тут не так уж велика.

Хорошо бы, конечно, написать автобиографию, утвердить, а потом – жить по ней. Но так не бывает. И не из – за того вовсе, что планируем плохо.

«Счастливы люди, – писал Н.Г.Чернышевский, – обладающие абсолютным средством… Лекарством от всех болезней и от всех болезней одним и тем же лекарством». Скажем, «дать слабительное и поставить клистир». Помер больной – значит, мало, нерегулярно принимал слабительное и ставил клистир. Выздоровел? – Тоже ясно почему. Так и мы. На все у нас один рецепт: «научно-обоснованное планирование и строгий контроль». Появились провалы в экономике, сели в лужу со своей системой планирования? – Все ясно: надо «научно-обоснованнее планировать и строже контролировать!»

Мы разучились отличать план от прогнозов, и убеждены, что можем планировать все что угодно: раз надо, то сделаем. Хоть погоду, хоть мысль. У нас ведь отопительный сезон, например, в дошкольных учреждениях начинается и заканчивается в заранее утвержденные сроки: 1-го, 15-го или 30-го, а не когда похолодает или потеплеет. Мы все можем предвидеть, запланировать и проконтролировать. Для, казалось бы, весьма уважаемой научно – технической программы «Интенсификация– 2010», одобряемой на самом высоком уровне, мне довелось заполнять информационные документы. При этом понадобилось сообщить, сколько именно новых научных концепций и теорий будет создано в нашей организации

25

в 2010 году и сколько – за предшествующие пятилетки, а в XIII-й по годам. И какой от этого будет эффект по годам, как снизится себестоимость и число рабочих, занятых малоквалифицированным трудом. И сколько в 2010 г. будет у нас занято докторов и сколько кандидатов. Конечно, я все это немедленно сообщил высоким спрашивающим инстанциям: а попробовал бы не сообщать! Мне бы не дали работать сегодня. Мы все заранее предусмотрим, распланируем, примем, как говорят, «самые оптимальные» решения и будем действовать, следуя одному замечательному немецкому философу: «Я уже все решил, и не сбивайте меня с толку вашими фактами!» И вот тогда!..

Господи! Да если в лужу попал, то не в том дело, что эту лужу надо было заранее предвидеть, – под ноги надо смотреть!

М.С.Горбачев двух ленинградских ребят поименно назвал, которые автомобили сделали лучшие в мире, и потребовал, чтоб им условия для творческой работы, такой необходимой нашему автомобилестроению, создали… И что? Через год ребята рассказывают: материал им какой-то потребовался – снабженцы спрашивают: «А где вы 1,5 года назад были, когда мы все заказывали?» Где-где? Тут были. Только они об этом материале узнали вчера вечером.

Так что ж делать? По сторонам не смотреть, не интересоваться меняющимся состоянием плохо предсказуемого мира? Выкинуть стихийное, рыночное начало, а заодно и технический прогресс – непредвидимый, мешающий четкой организации? А может, заодно и планирование, раз уж оно на Западе так сильно используется?..

По-моему, спор «план или рынок» имеет столько же смысла, сколько спор о том, какой ногой надо идти вперед: правой или левой? А мы спорим, надрываемся, убеждаем: «Видите, левой не вышло – падаем? Левую двигать не надо, идите правой ногой, как теория учит!»

Разница между социализмом и капитализмом вовсе не в выборе: план или рынок. И то и другое есть и там и тут. Разница в том, чья собственность и средства производства: частная или общественная. Об этом еще Карл Маркс говорил. А плохо хозяйствовать можно при любой системе. Просто там плохое хозяйствование означает крах, а нам нравится добренькими быть. А «добренькими» – это не значит «добрыми». Добренькими – бывают только за чужой счет. Мы хотим, чтоб за счет других, за счет общественной собственности, нам не жалко, пусть…

А план и рынок… Знаете, когда идешь куда-то, надо и вперед смотреть, и под ноги. Туда и сюда одновременно – невозможно. Но

26

выбирать что-либо одно нелепо: только под ноги – никуда не придешь, только вперед? – Ну что ж, вот мы смотрели, пытались опираться только на план без рынка… и вот куда пришли. Неужели кто-нибудь именно к этому стремился? Нет уж, хочешь – не хочешь, а порознь нельзя. План и рынок должны быть вместе, взаимодействовать. Нечего тут выбирать!

В. Рамм

27

НЕ ТОЛЬКО ДЕМОНСТРАЦИЕЙ…

В проходной Всесоюзного проектно-технологического институте тяжелого машиностроения (г. Москва) висит большая схема, на которой радами кружков изображена праздничная колонна. В каждом кружке две фамилии: одна – сотрудника, идущего на демонстрацию 1 мая, вторая – идущего 7 ноября. Место каждого в колонне строго определено, участие – обязательно.

В других городах, на других предприятиях подготовка к праздничной демонстрации, может, и не принимает столь одиозные формы, однако везде она носит печать «принудиловки». В одних организациях она ограничивается «накачкой» в кабинете директора начальников цехов и отделов, партгруппоргов и комсоргов с требованием обеспечить явку сотрудников на демонстрацию. В других вводятся строгие правила: от каждого подразделения должно быть выставлено определенное число демонстрантов, списки которых составляются заранее. Невыход на демонстрацию грозит неприятностями по службе, затруднениями в повышении зарплаты и т.п. Нижние чины администрации (мастера, начальники участков, бюро и т.д.) выходят на демонстрации более или менее регулярно, так как прекрасно понимают: если не поддержать руководство в этом обязательном мероприятии, то можно лишиться всех перспектив на дальнейшую карьеру. Не случайно в праздничных колоннах в процентном отношении мало рядовых рабочих и служащих, в то время как администрация, руководители партийной, комсомольской и профсоюзной организаций присутствуют почти в полном составе.

Поскольку участие в демонстрации носит добровольно-принудительный характер, неудивительно, что в колоннах – мало подлинного веселья. Люди порой ведут себя так, словно отбывают скучную и обременительную повинность. Молодому человеку, раз побывавшему на демонстрации, не хочется идти на нее вновь.

Лозунги, начертанные на полотнищах демонстрантов, никого не могут воодушевить: они скучны и банальны, годны на все времена и, как правило, сводятся к бесконечному славословию, не отражают наши сегодняшние чаяния, цели, проблемы, в них нет искр энтузиазма и самодеятельности.

Парад физкультурников, открывающий демонстрацию, казалось бы, мог оживить ее, но он виден лишь стоящим на трибунах партийным руководителям, дипломатам, членам зарубежных делегаций. Все остальные могут посмотреть этот парад только на экранах телевизоров. Впро-

28

чем, ежегодно повторяясь, и он потерял свою привлекательность.

Как же произошло, что боевые манифестации пролетариата России, отмеченные своей сплоченностью и революционным энтузиазмом, превратились в нынешние демонстрации, не вызывающие интереса ни у молодежи, ни у взрослых? Причина такай метаморфозы, на наш взгляд, в том, что на определенном этапе нашей истории были искусственно заморожены формы революционных празднеств, которые вступили в противоречие с их содержанием.

Демонстрация по своей природе – способ выражения массового протеста. Участвуя в ней, граждане заявляют о своем несогласии с политикой власть имущих, демонстрируют решимость отстаивать свои права и интересы. Если другие формы протеста затруднены (ввиду правительственной цензуры или безраздельного владения правящим классом органами информации), демонстрация остается основной формой выражения позиции масс. Демонстрация, кроме того, позволяет единомышленникам наяву ощутить локоть друга перед лицом классового врага, почувствовать силу своего единства.

Даже когда демонстрация проводится не против, а в поддержку власти, ее революционный дух отражает протест участников против попыток свергнутого эксплуататорского класса восстановить свое господство. Так было в годы Гражданской войны, когда реальной была угроза революционным завоеваниям трудящихся, которая обостренно воспринималась ИМЛИ и завала к выступлениям.

В отличие от тех давних лет сегодня угроза со стороны империалистических государств не сплачивает демонстрантов, не вызывает у них яростного протеста. Она воспринимается слишком абстрактно, причем каждый демонстрант понимает, что его голос вряд ли будет услышан теми, против чьей политики он направлен. Демонстрировать же поддержку своего правительства многим гражданам кажется излишним. Отсюда – все нынешние проблемы в организации праздничных манифестаций.

Представляется, что пришла пора перейти к иным формам участия граждан в революционых праздниках. На место демонстраций должны прийти формы, обладающие значительно большей информативностью, воздействующие на мысли и чувства людей.

В качестве примера можно назвать праздничный митинг, проводимый при большом стечении народа на центральной прощали столицы. На нем общественные деятели анализируют текущее положение страны, подводят итоги и намечают пути дальнейшего развития. Такими митингами отмечаются революционные праздники на Кубе, в Никарагуа и ряде других

29

стран.

Однако ритуал проведения революционных праздников не может сводиться только к митингу. В век широкого распространения радио и телевидения большинство граждан предпочтут послушать выступления, устроившись с комфортом у телевизора, чем несколько часов простоять на площади. Для многих активных граждан политические дискуссии на конференциях, съездах, форумах предпочтительнее «целеуказующих» выступлений на митинге.

Практика деятельности европейских коммунистических партий выработала некоторые интересные формы празднеств, которые могут быть использованы в ритуале проведения и наших революционных праздников. Речь идет о праздниках коммунистических газет «Унита», «Юманите», «Унзере Цайт» и др. Заимствуя их опыт, можно предложить, например, следующий ритуал проведения 1 Мая. Центром праздника станут праздничные городки под открытым небом в парках и на площадях городов. Праздничный городок – это красочно оформленная выставка, посвященная успехам мира социализма, международного рабочего и национально – освободительного движений, солидарности трудящихся различных стран в их борьбе против буржуазии, против расизма и неоколониализма, против угрозы ядерной войны. Такая выставка по уровню своего оформления не должна уступать международным, на ней следует широко применять временную выставочную аппаратуру отображения информации – автоматические кино- и диапроекторы, видеомагнитофоны и т.д. Оформление стендов выставки: подбор материалов, кинолент, фотографий и т.п. – может осуществляться общественными организациями, но при участии профессиональных художников-оформителей.

Праздничный городок должен включать в себя также ряд специально воздвигнутых помостов для выступления эстрадных певцов, ансамблей, драматических коллективов. На праздник следует приглашать возможно больше делегаций из других стран, а также зарубежных профессиональных самодеятельных театральных коллективов. На зеленых лужайках праздничных городков могут быть развернуты передвижные киноустановки для показа шедевров киноискусства и новых кинолент, созвучных теме праздника.

Праздничный городок может иметь некоторые черты ярмарки: в нем можно развернуть передвижные кафе, ресторанчики, киоски для продажи сластей, безалкогольных напитков и сувениров.

Как будет проходить праздник? Утром в назначенный час в праздничном городке откроется митинг, на котором с живыми, яркими речами к собравшимся обратятся руководители партии и общественных организаций,

30

зарубежные гости праздника. С его окончанием распахиваются двери выставочных павильонов, на эстрадах начинают свою утреннюю программу артисты. На лужайках городка могут быть организованы встречи с гостями из-за рубежа, на которых последние расскажут о жизни своих стран, о борьбе рабочего класса, ответят на вопросы собравшихся.

Вечером праздничное гулянье перемещается на центральные проспекты и площади города. На красочно оформленных эстрадах выступают артисты. Мощные телепроекционные аппараты показывают их крупным планом на огромных экранах рядом со сценой. В других местах на стенах домов установлены киноэкраны – идет демонстрация художественных и документальных фильмов. Не забыты и праздничные фейерверки, но они не ограничиваются скучным рядом орудийных выстрелов – возможности современной пиротехники позволяют сделать их более разнообразными, зрелищными и продолжительными.

На следующее утро вновь открываются праздничные выставки. Но вместе с ними откроют двери и все музеи, выставочные залы, стадионы – граждане используют второй праздничный день для общения с произведениями искусства, для участия в праздничных спортивных соревнованиях.

Празднества, посвященные годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, естественно, должны иметь отличия от первомайских, главным образом, по темам праздничных выставок. Иным будет и репертуар эстрадных и драматических коллективов.

Могут быть выдвинуты и другие предложения по ритуалу проведения революционных праздников. Важно лишь, чтобы они отвечали основному требованию – дать гражданам больше информации к размышлению о революции, о путях развития человечества, сделать это в возможно более занимательной форме, помочь людям провести праздник интересно и с пользой. Скуке, бюрократическим перегибам не место на наших праздниках!

Петр Филиппов

31

Иллюстрацией к статье П.Филиппова послужит выступление Саши Богданова, опубликованное ниже. В нем отчетливо видна бессмыслица «народных парадов».

ТУПИК ИМЕНИ ДЕМОНСТРАЦИИ 7 НОЯБРЯ 1987 ГОДА

Россия – страна парадоксов. Я абсолютно уверен в том, что кубик Рубика смастерил какой-нибудь Левша, в тридцатые годы. Что? Где? Когда? – эти вопросы не ко мне, а к Министерству Государственной Безопасности, где все про нас знают. Эх, если бы с такой дотошностью там грызли гранит науки про них, коммунизм на Диком Западе был бы давно построен!

Мы все умеем и все можем. То строим социализм без демократии, то боремся за демократию без социализма. Главное, достижения налицо. Вернее, по лицу перчаткой. Перчатка, прямо как назло, фирменная. Так что кто потерял, особо не спрашивают.

А мы вовсю живем, вовсю развиваемся. У нашей перестройки врагов нет и быть не может. Одни друзья по несчастью. Что хотят, то и воротят. Разумеется, не на деле, но язычком, языком, Язычищем получается здорово. И лучше всего на экспорт. Без перевода. В твердой валюте.

Испытанные крепким застоем пятнадцатилетней выдержки, кадровые бойцы за перестройку оправились от апоплексического удара, и в бой за демократию! Райком закрыт, все ушли на фонт идеологической борьбы. Один культ личности бесповоротно развенчан, другой пока что на далеком горизонте, однако на нашем знамени уже вовсю вышивают тезис о недреманных врагах народа – агентах империалистических разведок, брошенных, как дрожжи, в молодое, сухое вино гласности. А из гласности бормотуху никому делать не позволено! На то она и наша, социалистическая, чтобы бороться за трезвость.

Тише едешь – дольше будешь жить. Нашей, не на шутку перестроившейся неформальной общественности дали шанс выжить в неравной борьбе за демократизацию общества. Всей толпой неформалов на демонстрацию велено не пущать. Пожалели ради праздника и многострадальную Вахту Мира – по-дружески запретили, и вся недолга. Зато какой блестящей выкладкой внес свою лепту в развитие марксизма– ленинизма выдающийся борец за перестройку, заместитель председателя Ленгорисполкома товарищ Авдеев! «У нас в этот день два мероприятия: демонстрация и салют. Остальное время трудящиеся должны отдыхать». Люди

32

добрые! Да что же это такое делается?! Нас уже не загоняют на ноябрьскую демонстрацию! Тех, кто родился в колыбели трех революций, уговаривают пересидеть дома праздничное шествие в ознаменование 70-летия Октября. В приемной Ленгорисполкома ради этого даже собирают подобие Согласительного Веча.

Все и вся кругом переименовывают. Модно, выгодно, удобно, престижно для страны. А не переименовать ли нам переулок Антоненко в тупик имени демонстрации 7 ноября 1987 года? А председателя Ленгорисполкома начать величать городским головой?

Саша Богданов

33

Народная дипломатия

ФОНАРИК ПРОТИВ БОМБЫ

В наш век, когда на каждого человека, включая новорожденных, приходится по 4 тонны взрывчатки, когда все говорят о мире, а мир продолжает сползать к грани, откуда нет возврата, совершенно очевидно, что простые люди не могут сидеть сложа руки – сторонние наблюдатели политических игр. Ведь речь идет не только о жизни нынешнего поколения, но и всех последующих поколениях, которые могут никогда не родиться.

Именно проникновение этого сознания в толщу людских масс породило множество разнообразных инициатив «на уровне корней травы», тех называемую «дипломатию граждан», поражающую своей неожиданностью, изобретательностью и свежестью.

Одной из таких инициатив является проект «Фонарики Надежды», основанный супругами Джеймсом и Пегги Баумгартнерами из штата Висконсин, входящими в организацию «Врачи за Социальную Ответственность», которая создана д-ром Хелен Колдикот, автором широко известной в Америке книги «Ядерное Безумие».

Истоки церемонии речных фонариков коренятся в японских народных традициях поминать души усопших родственников. Каждый фонарик символизирует отдельную человеческую душу. Особый смысл она приобрела после бомбардировки Хиросимы, когда тысячи японцев в память о жертвах трагедии отправили фонарики в плавание по местной реке Охта (само собой напрашивается сравнение между двумя городами – Хиросимой и Ленинградом, – столь сильно пострадавшими в последней войне).

В Америке эта демонстрация впервые была проведена 3 августа 1985 года, и в ней приняло участие более 5000 человек, отправивших вплавь 1500 фонариков. Эмоциональное воздействие этого события было очень сильно. То тут, то там слышалось спонтанное пение, у многих на глазах стояли слезы.

Ныне тысячи фонарей распространены по многим странам мира, в том числе 6000 находится в Советской Союзе. В июне прошлого года д-р Баумгартнер побывал у нас в стране и привез с собой 2200 фонариков, которые раздал школьникам Ленинграда, Москвы, Тбилиси. С их конструкцией можно ознакомиться в Ленинградском Комитете Защиты Мира и во Дворце Пионеров: она проста и не трудоемка.

В первую субботу августа в различных странах мира фонарики на

34

лодках вывезут на середину рек, зажгут свечки или миниатюрные лампочки, и они медленно поплывут вниз по течению, сопровождаемые множеством лодок – маленькие, хрупкие светлячки надежды, противостоящие гигантскому спящему чудовищу. Из космоса, со спутников связи, они предстают извилистыми светящимися змейками, ползущими в мировой океан, как бы стремясь соединиться друг с другом.

Казалось бы, что может сделать бумага против бомбы? Хрупкость против звездной силы? Но иногда именно демонстрация беззащитности включает защитные механизмы природы и блокирует агрессивность: взрослый зверь пасует перед детенышем, более сильный волк замирает перед поверженным собратом, подставившим ему самое уязвимое место. А бывает, и травинка пробивает асфальт и торжествует победу живого над бездушной силой.

Едва ли следует ожидать, что какая-либо отдельно взятая инициатива на любом уровне способна радикально изменить к лучшему ситуацию в мире. Но вместе взятые, эти ручейки инициатив сливаются в необоримый поток воли землян.

Супруги Баумгартнер надеются, что их начинание будет подхвачено тысячами детских рук во всех странах мира. У нас в городе за изготовление фонариков могут взяться Дворец и Дома Пионеров, художественные кружки, клубы интернациональной дружбы при школах и все желающие.

В.Шестаков

35

Кладбище кладбищ

ГАРАЖИ НА МОГИЛАХ

20 октября 1967 года в Доме Архитектора состоялась заседание промышленной комиссии. Предметом обсуждения стада реконструкция завода им.Котлякова, находящегося между 17 линией Васильевского острова и Смоленским кладбищем и между ул. Камской и Малым проспектом. По генеральному плану развития города этот район определен как промышленный. Свои проекты представили Первый проектный институт в лице архитектора Белкиной В.И. и кафедра архитектуры ЛИСИ (завкафедрой Яковлев Д.В.) в лице кандидата архитектуры Сотова В.П. Был также представлен так называемый «второй» проект Сахарова В.Н. Мнения разошлись. «Снести все старье», – требовали одни. «Сохранить хотя бы некоторые старинные дома, чтобы успокоить общественность», – увещевали другие. Архитектор района Погодин К.И. высказал мнение, что теперь существует минимум возможностей, чтобы «лихо разгуляться» в связи с нехваткой жилья в городе и новым постановлением по этому поводу. Да и общественность сейчас уже не та, с которой на протяжении многих лет привык иметь дело завод, переворотивший уже довольно обширный участок кладбища. Наиболее жесткий вариант – снос всех старинных зданий по периметру завода, прокладка подъездных путей по кладбищу и оборудование на нем же стоянок личного транспорта. Наиболее «мягкий» – В.П. Сотова – все-таки кое-что попытаться сохранить. «Наши эскалаторы – самые надежные в мире, – твердил как заклинание замдиректора завода по строительству, – хотя и отстают от мировых стандартов, как и само производство…» Вот поэтому-то и необходимо больше места. Правда, заводу была предоставлена территория в 6,5 га в районе Ржевка –Пороховые, но и этого оказалось мало. Перед заводом стоят и другие проблемы: то ли делать подземный переход через Малый проспект между двумя участками, то ли надземную эстакаду. А соседнее предприятие, что напротив, по 17-й линии – лучше всего убрать, так как транспорт этого предприятия путается под ногами. Да и к новому зданию, которое построено в тупике завода – рядом с входом на кладбище – не подобраться, а ведь именно там будет находиться готовая продукция для заказчиков. – Так зачем же вы там расположили самое «ходовое» здание? – раздался, было, недоуменный голос. Но сник под укоризненным взглядом зама – неужели не ясно?..

36

Были голоса и за то, чтобы перевести завод вообще за город. Ведь здесь ему нет будущего! Или провести реконструкцию не за счет расширения территории, а за счет внутренней модернизации. Но все они потонули в славословии уже самому тому факту, что впервые предприятие не просто делает то, что ему заблагорассудится, а позволяет прикоснуться к своим делам «руке архитектора». Словом, создалось впечатление, что архитекторы должны стать надежным прикрытием неумеренным аппетитам завода. Речь шла не о градостроительных резервах при реконструкции промышленных предприятий, а о градосносительных!

О. Мироненко

37

Потеряем – плачем

ДАЛЕКО НА ВОСТОКЕ…

Это произошло в незапамятные времена… Так, кажется, принято начинать поучительнее истории? Однако история, которую я собираюсь поведать вам, не столько поучительная, сколько показательная, и поэтому я рискну начать ее несколько иначе.

Это произошло в памятное нам всем время… В 1945 году по Сан-Францисскому договору нашему государству были возвращены территории, отошедшие к Японии после Русско-японской войны. В результате этого акта на карте нашей Родины появилась новая, расположенная целиком на островах, область – Сахалинская.

Обладающая уникальной природой, климатом, целебными источниками и уникальными творениями животного и растительного мира, богатая полезными ископаемыми – область стала быстро развиваться, как один из крупнейших центров Дальнего Востока.

А японцев мы попросили… И оставили они дома свои, и сады, и дворцы, и храмы и ушли… Самурайский дух, искусно насаждавшийся тогдашним правительством, мог сыграть злую шутку с русскими поселенцами, и решение веселить японцев на родину было, пожалуй, наиболее разумным. И началась борьба. Борьба за искоренение японского духа.

Минуло с той поры сорок лет. И нет больше ни тех домов, ни садов, ни храмов, лишь дворец губернатора, превращенный в краеведческий музей, сиротливо скучает в окружении унылых серых коробок.

Автор помнит небольшой садик – несколько сосен, кривое тисовое деревце, холмик, искусственный пруд и ручей, мостик, уложенные там и тут камни – заботливой рукой неизвестного садовода сохраненный в центре города живой уголок природы… Но приговор вынесен, и вот уже нож бульдозера врезается в живую плоть того места, которое долгие годы привлекало пацанов со всей округи. Пять лет на этом месте пустырь. А не так давно камни из этого сада перенесли на лужайку перед областной библиотекой. Печально смотреть на этих пришельцев из другого времени. Не хотят они вписываться в цветущий одуванчиками газон…

Не осталось ныне ничего, что напоминало бы о прошлом. Исчез буддийский памятник на Кунашире, вокзал в Корсакове, только трущобы Тоёхары (ныне Южно-Сахалинска) по сей день «радуют» глаз, да

38

узкоколейка, проложенная японцами, продолжает нести свою нелегкую службу. А то, что осталось – дома, сады, садово-парковые сооружения, – можно перечесть по пальцам, да и тем осталось жить немного.

Вряд ли стоит говорить о вреде, который причиняется подобной политикой забвения прошлого. Из песни слов не выкинешь. Без прошлого мы рискуем превратиться в нацию ханжей и циников. Ибо связь времен необходима для дальнейшего развития нации. Без прошлого нация рискует задохнуться.

И не надо ограничиваться охраной памятников искусства, поскольку все, что доносит до наших дней дыхание времени, говорит о наших предках больше, чем несколько строчек в учебнике истории. Все, что дошло до нашего времени, как бы говорит нам: «Так мы жили, это мы считали красивым». И чтобы потомки поминали нас добрым словом, мы должны бережно относиться к тому, что оставило нам безжалостное время.

Народу дано право решать, и надо стремиться к тому, чтобы его право не оставалось на бумаге, а становилось реальным и повседневным. Чтобы не мог самодур в угоду своим меркантильным интересам поднять руку на то, что нам так дорого.

– Сохранить! – говорим мы все более твердым голосом. Ибо встрепенулись все, кто раньше был вынужден молчать.

– Сохранить!! – ибо все, что разрушено, – невосстановимо. Даже самая точная копия «Джоконды» – не «Джоконда». Даже самая точная копия «Англетера» – не «Англетер».

– Сохранить!!! – и нет силы, которая могла бы заставить нас отступиться.

А Сахалин… Там уже нечего спасать, и рассказал я эту историю лишь для того, чтобы показать, к чему приводит забвение прошлого. Чтобы это не повторилось в другом городе. К сожалению, подобные примеры не единичны. И вот уже Москва потеряла свое лицо, и десятки городов лишились прекрасных памятников старины. И нет этому оправдания, и нет прощения…

Р. Игнатьев

39

Москва, как много…

На октябрьском Пленуме ЦК КПСС вынужден был подать в отставку первый секретарь МГК КПСС Борис Николаевич Ельцин. Информация об этом была объявлена на пресс – конференции в АПН.

Публикуемые ниже документы предоставили нам московские клубы КСИ и ФСИ.

1

МОСКВИЧИ!

На октябрьском Пленуме ЦК КПСС вынужден был подать в отставку первый секретарь МГС КПСС Борис Николаевич Ельцин. Информация об этом была объявлена на пресс – конференции в АПН секретарем ЦК КПСС тов.Лукьяновым, а позднее подтверждена ТАСС с оговоркой, что советским органам печати «категорически рекомендуется не печатать данную информацию».

Наша печать до сих пор молчит. Оправдывать подобное молчание тем, что речь идет о внутрипартийные делах, неправомерно, поскольку КПСС является, в соответствии со ст.6 Конституции СССР, не просто политической партией, а руководящей и направляющей силой всего общества.

Мы вынуждены узнавать о конфликте в руководстве нашего города и страны из передач западного радио. Когда прекратится этот «информационный апартеид»? Почему с мнением москвичей о том, кому руководить городом, никто не пожелал познакомиться? Если Вам не безразличны судьба города и страны, мы просим Вас подписать и направить в ЦК КПСС это письмо.

2

В Исполнительный комитет

Московского городского Совета

народных депутатов

В течение последней недели иностранными радиостанциями со ссылкой на заявление секретаря ЦК КПСС тов.Лукьянова в пресс-центре МИД СССР распространяется информация о конфликте на октябрьском пленуме ЦК КПСС, приведшем к тому, что первый секретарь МГК КПСС Б.Н.Ельцин был вынужден подать отставку. В условиях отсутствия гласности по этому вопросу по Москве ходят тревожные слухи о возможных опасных последствиях этой отставки для дела перестройки.

В деятельности тов.Ельцина москвичи поддерживают стремление к более решительному проведению политики реформ. Он принадлежит к

40

тем людям в рядах КПСС, которые своими заявлениями о необходимости глубокой демократизации, бескомпромиссной борьбы с бюрократизмом и коррупцией завоевали авторитет среди трудящихся.

Поскольку КПСС является руководящей силой нашего общества (ст.6 Конституции СССР) и инициатором революционной перестройки, решения о кадровых изменениях в партийном руководстве затрагивают интересы всех трудящихся и должны обсуждаться гласно и открыто.

Мы, группа коммунистов и беспартийных – активистов движения общественных инициатив, от имени оргкомитета и Московской региональной секции ФСОК просим разрешить нам 16 ноября с.г. с 15.00 до 20.00 провести митинг на Трубной площади под лозунгами:

  • «Нет демократии без социализма! – Нет социализма без демократии!»
  • «Москвичи – горкому: решительно проводить курс на перестройку!»
  • «Полная гласность в работе партийных и советских органов!»
  • «Прямой диалог народа с партийными органами!»
  • «Публикации полных стенографических отчетов ЦК и МГК КПСС!»
  • «Нет – цензуре в информации и культуре!»
  • «Использовать прямой эфир для диалога руководителей и жителей города!»
  • «Демократизация во всех областях жизни!»
  • «Духовная свобода – залог демократии!»
  • «Общественные союзы – дело самого общества!»

Предположительное число участников – 100 человек. Уличные шествия не планируются.

(Заявление передано лично зампредседателя Мосгорисполкома 8 ноября 1987 г.)

3

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ФСОК В ЦК КПСС

(копия в МГК КПСС)

Мы, нижеподписавшиеся, ознакомившись с материалами Пленума МГК КПСС 11 ноября 1987 г., заявляем:

I. Участники Пленума взяли на себя смелость выступать от имени всех трудящихся Москвы, всех жителей города, даже не попытавшись предварительно выяснить точку зрения москвичей по обсуждавшемуся вопросу. Сообщение о предполагаемой отставке тов.Ельцина, передан-

41

ное агентствами ТАСС И АПН на весь мир, не было опубликовано только в наших советских газетах. Никакой предварительной дискуссии в низовых парторганизациях города не приводилось, несмотря на то что официальные лица информировали иностранных корреспондентов о возникновении «кризисной ситуации» вокруг «дела Ельцина» еще 31 октября.

2. Прочитав пост-фактум набор отдельных высказываний отдельных членов МГК, опубликованный в прессе под заголовком «Энергично вести перестройку», мы, со своей стороны, обращаем внимание руководителей партии на то, что ни одно из этих высказываний нашей точки зрения не выражает.

Нас удивляет и тревожит то, что в полном соответствии со сценарием, отработанным в годы культа личности Сталина, человек в один день превращается из активного борца за перестройку, подающего надежды молодого партийного руководителя и любимца москвичей в «амбициозного» политического авантюриста, «бонапартиста», наносящего «удар в спину партии», «изменника делу перестройки» и чуть ли не «врага народа». Настораживает и то «единодушие», с которым члены горкома, чьи речи опубликованы, осудили и заклеймили своего бывшего лидера за те же самые поступки, которые вчера считались образцом принципиальности. В этом же видится не столько «дух партийной ответственности, принципиальности и свободного обмена мнениями», сколько политическое приспособленчество и беспринципность.

  1. Весьма характерным представляется нам тот факт, что подавляющее большинство лиц, выступавших на Пленуме с осуждением товарища Ельцина, – аппаратные работники среднего звена (секретари райкомов, зав.отделами горкома и т.п.). Многие ораторы хвалились своим длительным стажем номенклатурных работников – при Брежневе и Гришине, призывали к стабилизации кадров и повторяли другие лозунги брежневской эпохи. Подобные высказывания вызывают опасения, что имел место своего рада «реванш аппаратчиков». Со стороны же рабочих, ИГР, инженеров, учителей, врачей и представителей прочих массовых специальностей выступлений в МГК, судя по опубликованному отчету, вообще не было.
  2. Из материалов, опубликованных в нашей печати, явствует, что побудительным мотивом для рассмотрения персонального дела Б.Н.Ельцина явились не столько недостатки в его работе, которые во всех подробностях разбирались, сколько его речь на Октябрьском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС. Несмотря на многочисленные критические отзывы

42

участников Пленума МГК об этой речи, мы так и не узнали ни ее политического содержания, ни конкретных аргументов, приводившихся тов.Ельциным в защиту своей позиции. Мы полностью разделяем мнение тов. Горбачева, что нет ничего предосудительного в самом факте критических высказываний члена ЦК на Пленуме в адрес Политбюро и Секретариата, а следовательно, как нам кажется, нет причин для замалчивания его позиции, тем более, что у непредвзятого читателя при знакомстве с материалами, опубликованными в газетах, складывается впечатление, что единственной причиной, позволяющей считать данную речь «политически ошибочной», было произнесение ее «под праздник».

5. Учитывая все вышесказанное, мы предлагаем:

а) Опубликовать в печати речь товарища Ельцина и другие выступления на Октябрьском (1987 г.) Пленуме ЦК КПСС.

б) Отменить решение Моссовета о выводе тов.Ельцина из состава Исполкома и не предпринимать в будущем подобных шагов без консультаций с избирателями.

в) Разрешить движению общественных инициатив и московской секции Федерации социалистических общественных клубов провести митинг против «дефицита гласности», необоснованно запрещенный Исполкомом Моссовета.

Мы выступаем за установление социальных и юридических гарантий гласности, для чего предполагаем:

  1. Проведение регулярных встреч между партийным руководством и жителями города.
  2. Создание регулярной телепередачи с прямым телефоном и прямым эфиром для отчета деятелей партии и государства перед народом.
  3. Введение института народных делегаций, когда лица, собравшие под своими требованиями определенное количество подписей, получают возможность встречи с деятелями партии и государства.

(Под этим письмом было собрано более 300 подписей как представителей общественных организаций, так и лиц, выражающих свое личное мнении.)

43

Рикошет

Тяжело складываются наши отношения с периодической печатью. Особенно с ленинградской. Что скрывать? За последние полгода там появилось довольно много материалов о Движении – в лучшем случае фрагментарных, в худшем – откровенно клеветнических. Крайне низкий уровень профессионализма журналистов ленинградских газет: интеллигентов, не знающих в лицо Николая Вавилова, идеологов, вручающих своему шефу орден в Белом доме, корреспондентов, фабрикующих свои заметки на основании фальшивок, ленинградцев, равнодушных к планомерному уничтожению своего города, – не позволяет им не только дать внимательный анализ такого сложного, противоречивого, но, безусловно, значительного явления, как неформальные движения, но даже подступиться к этой теме.

Особенно отчетливо все это проявилось в печально известной всем статье А.Володина «В плену амбиций», отклик на которую будет опубликован ниже.

Наша скромная рубрика с игривым названием «Ждем ответа, как соловей лета», имеющая в виду публикацию опровержений и откликов, отвергнутых общедоступными газетами, все более и более склонна терять свое легкомыслие. Какого, в самом деле, ответа ждем мы от А.Володина? В сложившейся ситуации ответ ему, по-видимому, придется держать перед народным судом.

Однако обойти молчанием ни эту публикацию, ни другие, мы, конечно, не сочтем возможным. И рубрика под новым названием «Рикошет» будет по-прежнему появляться на наших страницах.

Редакция

В ПЛЕНУ У ЖОЗЕФИНЫ

1. В связи с участившимися случаями утопания в ваннах лиц, посвященных в «Почетные Мараты», Конвент декретирует заменить указанные ванны на рукомойники.

2. Ввести в качестве ритуала посвящения в «Почетные Робеспьеры» ритуальное гильотинирование.

3. В связи с подозрениями, возникающими у членов Конвента относительно отдельных групп, высказывающими мнение, не адекватное мнению большинства в 2/3 членов Конвента, утвердить декрет «О подозрительных лицах». Учредить Комитет Общественного Спасения на Водах по рассмотрению персональных дел членов групп, подозрительных во всех отношениях».

ххх

Что это? «Тайная инструкция» дворовой мальчишеской команды? Бред? Ошибаетесь: это вторая, еще не опубликованная в «Вечернем Ленинграде», часть фельетона – пародии В. Гущина, написанного им после посещения семинара в ДК Капранова. С первой частью этой пародии читающая публика уже ознакомилась… в форме статьи А.Володина «В плену амбиций» 26 ноября 1987 г.

Нетрудно представить себе изумление В.Гущина, увидевшего свое сочинение не только опубликованным под чужой фамилией, но, что самое поразительное, выданным за описание действительных событий. Бойкий журналист на полном серьезе поведал городу о якобы существующем в ДК Капранова аналоге французского Конвента со всеми вытекающими из этого любопытного предположения последствиями: «Почетными Робеспьерами», ритуальными убийствами и прочими ужасами. Мрачную картину довершали далеко идущие выводы политического и морально – нравственного характера.

Имея в виду рассеять туман, замутивший и без того сложные события, а такие успокоить жителей Московского проспекта, отказывающих себе в вечернем моционе в районе захваченного якобинцами Дворца, мы позволим себе обратиться к редакции ВЛ с несколькими вопросами. (Именно к редакции, ибо какой спрос с А.Володина, журналиста, не удосужившегося перед публикацией проверить более чем сомнительные факты.)

Итак, вопрос первый.

Каким образом частные бумаги В.Гущина оказались в шаловливых руках корреспондента Вашей газеты? Не подпадает ли т.Володин в

45

этой связи под действие упомянутого ранее «Декрета о подозрительных лицах»?

Плеяда прославленных ленинградских журналистов, предводительствуемая т.Махоркиным, – С.Шевчук, Кокосов, незабвенный Хренков («Мальчики с Исаакиевской») – пополнилось еще одним именем. Поздравим редакцию с таким сотрудником и в привычной для нее форме риторических вопросов зададим вопрос второй.

До каких пределов будет простираться беззащитность объектов ваших статей перед воинствующей некомпетентностью, нечистоплотностью и откровенной клеветой? Позволено ли корреспонденту общедоступной газеты называть советских граждан, даже если их мнения ошибочны, а заблуждения – многочисленны, «жалкими людишками»?

В событиях, имевших место в ДК Капранова, много фактов, требующих серьезного и критического анализа. Но непонимание журналистом процессов, происходящих в молодежной среде, так глубоко, что он легко принимает пародию за действительность.

По-человечески можно понять А.Володина: французская революция, Париж, Жозефина Корде… Романтика, как не клюнуть?

Любопытно другое: из каких источников почерпнул А.Володин известие о приглашении иностранных корреспондентов на пресс – конференцию, которую С.А.Семенов предложил ленинградским журналистам, надеясь разобраться в этой неприглядной истории? Романтикой тут не пахнет. Пахнет, напротив, кое- чем похуже: желанием навесить политический ярлык, используя обывательский страх перед любыми контактами с иностранцами, застойной привычкой к вранью и полной за него безнаказанности.

Не смешно, как Вы верно подметили в своем пасквиле, господин Володин.

И последнее: а не почерпнуты ли и остальные факты, описанные в статье «В плену амбиций», из неопубликованных произведений других юмористов?

Редакция

46

О СВОЙСТВАХ РОСТКОВ

Читая в №38-м номере «Огонька» отличную статью Александра Минкина о режиссере Эймунтасе Някрошюсе, я с изумлением увидел: «Почему молодые не писали «в стол»?! Трусость. Не только. Они выросли в этом. Росток, искривляясь, огибает придавивший его камень, и эта кривизна для него – норма».

Вероятно, это следствие трагической неосведомленности. Мне тридцать два, почти тридцать три, и я кое-что знаю о моем поколении. О тех, кто тогда читал книги, которые ныне публикуют отечественные журналы, и книги, которые, возможно, будут опубликованы. О тех, кто за свое нежелание безмолвствовать изучал места отдаленные. О тех, кто писал вопреки времени и кого, вероятно, напечатают посмертно, это удобно. О тех, кто ставил спектакли и снимал фильмы. О художниках и музыкантах. О тех, кто здесь сейчас во главе культурно-демократического движения, кто пытается вернуть России общественное мнение. О тех, кого я буду называть «МЫ», подразумевая тех, кто выстоял. Ведь так именно говорим мы о любом поколении: судя по личностям, выразившим его. Как известно, в каждом поколении их немного, в каждом достаточно сволочи. В моем, точно названном – «поколением дворников и сторожей» (Б.Б.Гребенщиков), честных и мужественных отнюдь не меньше, чем в любом другом. Хотя «иных уж нет…». В последнее время нас принято кокетливо именовать поколением «потерянным». Но, позвольте, кто кого потерял? Зачем эта скорбная снисходительность во всем, что касается данной щекотливой проблемы? Мы ничего не теряли. Да, не участвовали в социальных играх, так и не жаждали. Мы не верили словам, ни единым жестом не солгали против совести, стремились познать себя, не боясь бездн, и были бесстрашны, ибо жаждали быть. Не прикидываться живыми, как многие. Может быть, нам должно всем выйти на площади: вот мы! Так не будет этого. У нас хватит дел без демонстрации дворников и сторожей. Наши два с хвостом десятилетия не прошли впустую. Встречаясь с людьми, разными людьми, мы раздражали одних, но – волновали воображение тех, в ком не увяли чувства и не истлела мысль. Да, мы ушли в себя. И благодарны историческим обстоятельствам – это лучшее место, мир души, чести и правды. И еще – какое поколение не потеряно? Военные, может быть, дети – поколение Бродского, Аронзона, Высоцкого? Битов и Соснора, давние вещи которых дождались своего часа? Или – послевоенные, только что

47

«найденный» Сокуров и не многим известный Рехвиашвили, чей «Путь домой» – событие в кинематографе? Большинство членов «Клуба-81» и «Товарищества»? Или – нынешние? Те, которым «легко ли быть молодым»? Или те, кто родился в двадцатые – в начале тридцатых? Кто вернет Тарковского? В Эстонии есть Андрес Койт, его потрясающая проза «Битые собаки» и сейчас доступна только «узкому» читателю, да и знают ли о ней наши нелюбопытные издатели? Солженицын (пусть даже только «Одного дня…», сперва вознесенного до классических высот, а после «изъятого из употребления») и Галич – разве это не потеря? Потерянными оказались все, кого я с гордостью назову – мои современники. Потерянность социальная обусловлена их человеческой честностью. Страстным желанием сердца, духовной жаждой. Мы – я и мои друзья – радостны, нам не привелось лгать. Мы сохранили свое, обойдясь без свободы свысока. Глаза у нас молодые. И у тех, кому двадцать, и у тех, кому под шестьдесят. Наш росток пробил камень. Это свойство ростка. Потерян тот, кто ни шага не сделал к себе, кто спал всю свою жизнь, даже не подозревая, что он – всего лишь персонаж сновидения. Мы давно проснулись. К сожалению, легче приклеить очередной ярлычок, чем разобраться – опасная тема.

Ю.В.Галецкий9

48

МИНИСТРУ КУЛЬТУРЫ РСФCP

от ЛЮБАРСКОГО Владимира Анатольевича,

проживающего по адресу:

Ленинград, ул. Кораблестроителей,

д.23, корп.1, кв.231

ЗАЯВЛЕНИЕ

Копии: Министру культуры СССР, в редакции газет: «Вечерний Ленинград», «Ленинградская правда», «Ленинградский рабочий», «Смена», «Аргументы и факты», «Известия», «Советская культура», «Московские новости», «Комсомольская правда», «Литературная газета», журналов: «Журналист», «Огонек», «Новый мир». «Дружба народов», «Знамя», «Юность», «Смена», ректору Московского государственного историко-архивного института Юрию Николаевичу Афанасьеву, в корпункты центральных изданий в Ленинграде, общественным организациям и неформальным объединениям Ленинграда и других городов СССР.

Текст заявления распространяется в Ленинграде. Собираются подписи под аналогичным заявлением, адресованным министру культуры PCФCP (его копии также будут направлены ряду адресатов). Подготавливаются широкие обсуждения текста заявления и поднятых в нем вопросов.

Уважаемый товарищ министр!

16 октября 1987 г. газета «Вечерний Ленинград» опубликовала письмо (ответ на ранее напечатанную в газете статью) Вашего заместителя Н.Б.Жукова, в котором, в частности, сказано следующее:

«Что касается общедоступности всей литературы, имеющейся в библиотеке, то директивными органами дано указание крупнейшим библиотекам страны перевести часть книг из отделов спецхранения в общие фонды библиотек, что позволит пользоваться ими более широкому кругу читателей. Эта работа будет продолжаться и в дальнейшем».

Эти строки побуждают задать следующие вопросы.

  1. Когда будет завершена упомянутая работа и ее основные этапы?
  2. Каковы будут результаты этой работы и ее основных этапов? Прошу охарактеризовать ту литературу, которая будет переведена из отделов спецхранения в общие фонды на каждом этапе.

Прошу сообщить, останется ли в отделах специального хранения какая-либо литература (какая именно?), или эти отделы будут ликвидированы?

  1. В письме Н.Б.Жукова сказано, что после перевода литературы из отдела специального хранения в общие фонды она станет доступна

 

49

«более широкому кругу читателей».

Что это означает?

Будет ли эта литература доступна всем читателям, которые захотят ее заказать, в такой же мере, как и большая часть находящихся в библиотеке изданий?

Читателям крупных библиотек знакомы две формы отказа в выдаче литературы (оба текста наносятся на оборот читательского требования с помощью специального штампа):

1-й вариант: «Выдается по специальному разрешению»,

2-й вариант: «Выдается для работы по теме».

Первый вариант означает, что издание находится в отделе специального хранения, а второй – что оно находится в общих фондах, но тем не менее видается не всем.

Все читатели понимают, что часть находящейся в общих фондах необщедоступной литературы не выдается всем желающим ее получить именно по политическим и идеологическим, а не по каким-либо другим соображениям (то есть никакого отличия от «спецхрановской» литературы).

Одним из доказательств этого является то обстоятельство, что без «бумаги» с места работы не выдаются не только эти, находящиеся в общих фондах, издания, но и микрофильмы с них (не будут же библиотечные работники утверждать, что и микрофильм является чем-то особенно ценным).

Возникает обоснованное опасение, что перевод литературы из отдела специального хранения в общие фонды на практике сведется к тому, что издания, «выдающиеся по специальному разрешению», превратятся в издания, «выдающиеся для работы по теме», и без «бумаги» их выдавать все равно не будут.

Возможны и другие формы ограничений.

Во избежание недоразумений обращаю Ваше внимание на следующие обстоятельства:

а) Большинство изданий, находящихся в отделах специального хранения, не являются ни особо ветхими, ни особо редкими, ни особо ценными.

б) Многие весьма редкие и ценные, а также находящиеся не в идеальном состоянии издания выдаются читателям без каких-либо ограничений.

Некоторые особо ценные (или особо «соблазнительные») издания выдаются всем, кто их заказывает в небольших залах типа читального зала основного русского фонда ГПБ им.M.Е. Салтыкова-Щедрина.

 

50

  1. Какова будет судьба необщедоступной литературы, находящейся в общих фондах? Будет ли запрещена практика, в соответствии с которой находящееся в библиотеке издание может быть не выдано заказавшему его читателю по политическим и идеологическим соображениям?
  2. Будет ли приближена к международной практике выдача рукописей в рукописных отделах библиотек?
  3. Будет ли запрещена невыдача рукописных материалов по политическим и идеологическим соображениям?
  4. Будет ли организовано микрофильмирование и иное копирование (в некоторых случаях это можно делать за счет читателей или с их помощью) изданий и рукописей, которые не выдаются всем, кто их заказывает по иным (кроме идеологических и политических) соображениям?
  5. Каким образом общественность может проверить, соответствуют ли действительности утверждения библиотечных работников об особой ценности, особой ветхости, особой редкости многих изданий и рукописей?
  6. Какие основания утверждать, что снятие ограничений, например, на выдачу старых газет, серьезно увеличит количество читателей, работающих с ними?

Так все и кинутся старые газеты читать?

Есть ли безусловно соответствующая действительности статистика обращаемости?

Прощу ответить на эти вопросы в сроки, установленные законодательством для ответа на заявления граждан.

17/X 1987 г.

В.Любарский,

историк, читатель

Государственной публичной библиотеки

им.М.Е.Салтыкова-Щедрина

Ответ прошу направить по адресу: 199397, Ленинград, 397 п/о, абонентный ящик 732, Любарскому Владимиру Анатольевичу.

 

51

Второй раунд

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ВАДИМУ ЛУРЬЕ

Господин Лурье!

Мне довелось дважды прочитать Ваше выступление на встрече с сотрудником журнала [фрагмент текста утрачен] – сначала в «Вестнике Совета по экологии культуры» (№4, 1987), затем в «Меркурии» (№6, 1987). Поскольку, несмотря на сравнительно небольшой круг читателей указанных самиздатских журналов, Ваше выступление имеет определенную общественную значимость (недаром же его публикуют дважды) и затрагивает существенные вопросы сегодняшней нашей жизни, я счел возможным обратиться к Вам с Открытым письмом.

Пафос Вашего выступления, если я правильно понял, в том, что в CССP образовалась новая общественная сила – экологическое движение, которое единственно и способно стать выразителем народных чаяний, вопреки проискам диссидентов, в особенности, журнала «Гласность» (последний, по Вашим словам, «выгоден только бюрократии»).

Да – Ваша правда – экологическое движение действительно стало весомой общественной силой, с которой советские чиновники поневоле вынуждены считаться. Верно и то, что это движение пользуется поддержкой значительной части интеллигенции. Что ж, тем прискорбнее отмечать в нем тенденции, выразителем которых являетесь в данном случае Вы. О чем речь? О нерешительности, о локальности – порой комичной – требований, о стремлении выстроить свои органы по уже существующей советской бюрократической схеме, о губительной тяге к компромиссам. И наконец, об этом я и буду говорить, о желании любой ценой, в том числе и ценой прямого раскола, отгородиться от правозащитного движения.

Глубоко ошибочным кажется мне мнение, будто правозащитное движение в СССР принадлежит 70-м годам и ныне неактуально, старомодно, вредно, не находит поддержки в массах. Факты говорят обратное. Никогда еще антитоталитарные силы не были так значимы в стране, как сейчас. Некоторое ослабление репрессий за время правления Горбачева повлекло за собой возникновение множества оппозиционных групп и течений – во многих я склонен видеть зачатки будущих политических партий. Таким образом, в условиях демократизации диссидентская оппозиция не только не изживает себя, но и, напротив, расширяется как количественно, так и качественно. Об этом говорит и опыт Польши – своего рода восточноевропейской лаборатории анти-

 

52

тоталитаризма, – где оппозиционное движение «Солидарность» сформировалось в условиях, весьма сходных с нынешним этапом перестройки.

Вы и Ваши, господин Лурье, сторонники, любите говорить об «экстремизме», которым-де грешит «крайнее крыло правозащитного движения». Верно, экстремизм и демократия несовместим, если называть экстремизмом террор, насилие, грабежи и поджоги. Но можно ли называть экстремистами тех, кто выходит на мирную демонстрацию с требованием освободить политзаключенных или соблюдать право на эмиграцию? Очевидно, такого рода акции вполне демократичны. Куда более циничной и противоестественной кажется позиция тех, кто готов жизнь положить за сохранение пусть даже выдающегося памятника архитектуры, и при этом не желает замечать страданий своих соотечественников – узников совести или отказников. Тех, кто борется за охрану окружающей среды и при этом равнодушно смотрит на санкционированное властями издевательство над тысячами людей – будь то крымские татары, кришнаиты или пятидесятники.

«Нас сплотил «Англетер», – заявляют сейчас экологи – неформалы. Да, разрушение «Англетера» трудно приветствовать. Но, кажется, пора все же вспомнить о пропорциях историко-политического зрения. В конце концов, «Англетер» – это всего лишь здание, каких на свете немало, дамба, об уничтожении которой вы печетесь, – это, в конце концов, камень и песок. Кому-то эта дамба по душе, кому-то нет, большинству же до нее и вовсе нет дела. Тогда как соблюдение демократических свобод, прав человека, – а ведь именно за это борются правозащитники! – касается каждого из нас, в каком бы районе Советского Союза мы ни жили, какие бы взгляды ни исповедовали. Сталинский террор затронул всех – и внутренних эмигрантов, и обывателей, ко всему безразличных, и правоверных сталинистов. Тоталитаризм не щадит никого – в том числе и тех, кто, открещиваясь от борьбы, заявляет о своей лояльности. Да, времена изменились, сейчас в стране не миллионы политзаключенных, а всего пятьсот человек, но пока они есть, каждый из нас – и я, пишущий эти строки, и любой их читатель, и Вы сами, господин Лурье, – можете стать пятьсот первым. Пока полностью не обеспечен механизм соблюдения демократических свобод – любого из нас могут запихнуть в психушку, облыжно обвинить в уголовном преступлении, выгнать с работы – в конце концов, вульгарно избить (это средство воздействия особенно популярно в последнее время). Кстати, и «англетерцы», говорят, подверглись преследованиям: одного поспешно призывают в армию, другого выгнали из института, третьего обвинили в насильственных действиях. А прослушивание телефонов, а перлюстрация корреспонденции, как внутренней, так и между-

 

53

народной, а давление на друзей и близких, а вздорные слухи, которые власти специально распускают, дабы дискредитировать недовольных в глазах общественности, – все это, увы, реалии сегодняшнего дня. Не замечать этого, не протестовать, да еще и публично – на встрече с американским журналистом! – порицать тех, кто замечает и протестует, – вот уж воистину недальновидное и опасное поведение.

Признаться, и мне самому долгое время импонировала позиция невмешательства в политические дела. Работа в сфере чистого искусства, пассивное утверждение идеологической незакрепленности художника казались мне идеальной платформой интеллигента в советских условиях. Однако я вскоре понял (вернее, меня заставили понять), что те, кого я не желал признать оппонентами, да и вообще старался не замечать, давно уже отвели мне место по ту сторону баррикад. Думая, что ухожу от борьбы, я поневоле оказался в ее гуще. Увы, ни занятия чистым искусством, ни аккуратное следование абстрактной экологической тематике не способны уберечь нас от ненависти ответственного быдла, изначально взявшего на вооружение лозунг «кто не с нами, тот против нас». Так не лучше ли определиться и быть действительно против, чем делать вид, будто никакого противостояния нет? Не пора ли, вместо робкого осуждения «недемократичности» выборов в Советы, прямо поставить вопрос: а нужны ли эти Советы вовсе?

Вы, господин Лурье, пишете: «Разве мыслимо механически переносить к нам западную демократию? Демократия для каждого народа может быть только своей собственной». Очевидно, демократия видится Вам этакой абстрактной статуей, на которую каждый волен надевать разнообразные одежды: тот ожерелье из акульих зубов нацепит, другой – сарафан, третий – джинсовую куртку… Между тем, демократия была и остается абстрактным понятием лишь для создателей многочисленных советских конституций. На деле – это раз и навсегда определенный кодифицированный свод гражданских прав – вещь, согласитесь, весьма конкретная. Мы не можем вытащить по своей прихоти отдельные параграфы из этого свода, полагая, что, допустим, гражданам СССР они ни к чему, – так невозможно вытащить кирпич из стены готового дома. Что такое демократия без свободы печати, например? Разумеется, не демократия вовсе.

«На информационной встрече – диалоге «Общественная инициатива в перестройке», – пишете Вы, – мы избрали курс социалистического развития нашей страны при руководящей роли КПСС». Лихо звучит! А

 

54

что – могли и не избрать? В последнее время все чаще стали говорить о компромиссах, на которое может или не может пойти интеллигент в отношениях с нынешней «подобревшей» властью: тема эта вновь стала модной. Думаю, что идти на компромисс позволено только в экстремальных условиях (хотя, помнится, Пастернак все же отказался подписывать «всенародное требование» о смертном приговоре Тухачевскому). Так что теперь, в совсем уж «вегетарианские» времена, как-то неловко читать в самиздатовском журнале такие вот строки: «мы избрали… при руководящей роли…» Двуличие хорошо на страницах какой-нибудь «Ленинградской правды», там за него гонорары платят, но когда автор самиздатского журнала – недаром ведь Самиздат по традиции пишется с большой буквы, – презирая традиционную внутреннюю честность свободной печати, застывает с привычным кукишем в кармане: напишу, дескать, про «руководящую роль», а потом про то, как в Киришах дети дохнут, – пусть большевики подавятся, – право, тошно становится. Кажется, как просто – любая газета, любой журнал примут про «руководящую роль» – так нет, надо непременно в Самиздате – а что, кроме этих листков машинописи, останется нам от позорных десятилетий российской несвободы? – и здесь топтать и пачкать.

Если прежде участие в нелегальной печати было своего рода гражданским подвигом публициста, то теперь не в меру расшалившиеся «поборники перестройки» воспринимают самиздатскую прессу своего рода свалкой собственных незрелых амбиций. В последние дни приходится сталкиваться не просто с утратой вырабатывавшейся десятилетиями культуры Самиздата, но и с фактами поистине дикими. Довелось мне прочесть пару номеров самиздатского журнала «В полный рост!» – двадцать пять машинописных страничек каждый номер. Авторы журнала стремятся возродить у молодежи «веру в коммунистические идеалы». Позволено будет спросить, что это за идеалы такие, если в коммунистической стране проповедовать их приходится в нелегальном журнале? Оказывается, отнюдь не ревизионистские, вполне соответствующие – «генеральной линии»… Приходилось слышать и печатном органе «юных ленинцев», самостоятельно изучающих классиков марксизма. Это ли не абсурд?! На память приходят разве что Средневековье и еретики, под страхом аутодафе читающие Священное Писание в переводах. Но чем лучше самиздатский журнал, посвященный чему угодно – от переименования улиц до спасения редких орхидей, – кроме самого, кажется, важного для самиздатчика вопроса – о свободе печати?

 

55

В своей статье Вы, господин Лурье, выступили в защиту художника Юлия Рыбакова, одного из руководителей ТЭИИ. Известно, что в ряде недавних публикаций официальной прессы Рыбакова пытались противопоставить «честным» неформалам только потому, что он в семидесятых годах бы осужден. Вы защищаете его. Но как? Вы утверждаете, что, поскольку «общественную деятельность» Рыбаков начал «до перестройки», возникает «известное недоверие к обоснованности обвинений, возводившихся на него за тогдашнюю деятельность. Но даже если обвинения справедливы, – продолжаете Вы, – нельзя ставить на человеке крест на всю жизнь». Таким образом, преследование инакомыслящих, выступавших против «социализма», – есть, по-вашему, борьба с преступниками?

В заключение статьи Вы обрушиваетесь на журнал «Гласность», который, по Вашим словам, стоит на вредной и неконструктивной позиции. Честно говоря, вредным и неконструктивным кажется другое: сводить междоусобные счеты на встрече с американским журналистом (особенно если учесть, что «Гласность» издается в США на средства американской общественности). Но – давайте по существу. Основная задача «Гласности» – осуществлять общественный контроль за соблюдением прав граждан СССР. Всех граждан – и Вас в том числе. Если «Гласность» выступает за соблюдение зафиксированной в советской Конституции свободы печати – то это касается и Вас, ведь Вам тоже приходится распространять свои произведения нелегально. Если «Гласность» выступает против преследования граждан СССР за их убеждения, то это тоже касается Вас – недаром ведь ретивые чиновники обвиняют «Спасение» в антисоветизме. Так в чем Вы не согласны с авторами «Гласности»? Мотет, Вам нравится, что невиновные сидят в тюрьмах и лагерях? Что здоровых людей – запирают в сумасшедшие дома? Что сотни поэтов и прозаиков не могут издавать свои книги? Что миллионы верующих считаются гражданами второго сорта? Что тех, кто хочет жить в других странах, насильно удерживают в советском гражданстве и лишают элементарных прав? Что крымские татары изгнаны со своей земли? Что документы, зафиксировавшие сталинские преступления, варварски уничтожается? Ведь именно об этом пишет «Гласность»? Так с чем Вы не согласны, господин Лурье? Неужели для Вас и Ваших соратников главная проблема общества, в котором нам суждено жить, – разрушение третьеразрядной гостиницы в Ленинграде?

Не хочется в это верить.

Дмитрий Волчек

редактор «Митиного Журнала»

 

56

СТАНОВИТЬСЯ ЛИ РАДИЩЕВЫМ?

Открытый ответ уважаемому мною редактору

«Митиного журнала»

Здравствуйте, Дмитрий,

1. Недовольство «Гласностью»10 вовсе не означает удовлетворения гласностью официальной. И правозащитную деятельность общественности мы считаем настолько важной, что в рамках нашего собственного движения существует программа «Гражданское достоинство». Мы не считаем «свое» движение исключительно экологокультурным: его экологокультурная линия – только одна из спектра. Даже группа Спасения давно бы задохнулась, не будь в нашем движений экономистов и юристов. Поэтому «пафос» моего заявления о новой общественной силе в СССР «экологокультуристским» быть не мог.

Помнится, В.Буковский так определил свою программу в обстановке реакции общества на XX съезд: «Чтобы никто больше не мог сказать «я не знал». Это и много и мало. Хорошо видеть грязь под ногами, но еще важнее видеть пропасть впереди. Ту пропасть, которую на ученом языке зовут кризисом. Все-таки не диссиденты, а законопослушные экономисты объяснили Горбачеву неэффективность труда при бюрократическом рабовладении и его устами заявили на июньском с.г. Пленуме, что страна в «предкризисном состоянии».

2. Экономический кризис, разумеется, лишь составляющая Кризиса с большой буквы, который, если будет, ударит по всем: от диссиденствующего кочегара до члена Политбюро.

Зачем Вы так легкомысленно пишете об экологии? – Сами ведь понимаете, что самая лучшая демократия в виде писаного закона посреди всеобщих хронических и наследственных болезней утешит только немногих свободолюбцев. Неполноценность каждого десятого ребенка в Ереване не могла быть следствием только отсутствия демократии. Скорее, неполноценность того и другого – ребенка и демократии – следствие общей глубинной причины. Конечно, чем лучше законодательство, тем легче жить, но создание работоспособного законодательства возможно только на жизненном опыте общества. Я не отрицаю обратного влияния записанной демократии на жизнь, но степень ее осуществимости в жизни (а значит, и того, что есть возможность и смысл записывать) слишком зависит от лица каждого народа.

«Истина должна быть принята свободно, а не принудительно. Истина не терпит рабского к ней отношения… Но время новой истории

 

57

слишком долго задержалось на формальной свободе в принятии Истины, не свершив своего избрания, и потому образовало оно формы мысли и жизни, основанные не на Истине, а на формальном праве избирать какую угодно истину или ложь, т.е. создало беспредметную культуру, беспредметное общество, не знающее, во имя чего оно существует. Так дошло новое время до предпочтения небытия бытию». «Что такое парламент, как не узаконение раздора, как не преобладание «мнений» над «знанием»… как не бессилие перейти к жизни в Истине?» «Формальная свобода новой истории кончается, необходимо перейти к содержанию свободы, к содержательной свободе».

Я попытался привлечь философа, чье учение о свободе Вам, может быть, ближе, чем мне. Ему (это Н.А.Бердяев) принадлежит терминологическое различение формальной и содержательной свободы, но идея его восходит к великой традиции. Формальная свобода – средство, а содержательная – цель, которая может определиться только в самой жизни и никому не дана «априори».

Если Вы и теперь не согласны с моим тезисом о национальной специфике демократии, то я заподозрю, что Вы «знаете, как надо» (помните эту песню Галича?).

Смысл экологии культуры менее очевиден, чем смысл охраны природы. Обычно те, кто считает охрану культуры очень важным делом, подразумевают под культурой ту среду, в которой формируется надындивидуальное сознание. Мы сейчас всюду видим распад этого сознания: на уровне, не говорю, человечества в целом (здесь оно редко бывало крепким), но даже на уровне народа, города, семьи. Имею в виду не рассудочнее сознание, которое создает законы и политические программы, а гораздо более глубокое. «Что не «я», то не «мое» и меня не касается». Отчуждение на такой глубине между народом и его страной (между горожанами и их городом), просто между людьми не зашить белыми нитками конституций. Вопреки всем идеалистам от идеологий, берет свое принцип «позволено все, что осуществимо технически». А Вы знаете, что «все» – это, на самом деле, одно и то же: безудержная прожорливость «я», которое постепенно травится собственными испражнениями.

3. А теперь подумаем: с кем нам совпадать во взглядах? Ясно, что и со многими коммунистами, хотя ясно, что не со всеми. Сами знаете, что не для всех коммунистов коммунизм есть только средство наживы или вера в богоизбранность класса пролетариата. Если даже Горбачев и Яковлев говорят о «ленинской идее приоритета об-

 

58

щечеловеческих ценностей над классовыми», то за этим что-нибудь да стоит. Вот потому мы и стараемся договориться с коммунистической властью и имеем коммунистов в числе собственных лидеров. Другое дело, что если бы власть была некоммунистическая, то мы пытались бы договориться с ней точно так же – лишь бы она не рассматривала настоящее исключительно как средство для своих (все равно каких) целей. Ведь мы и за уважение к прошлому ратуем только для оздоровления настоящего11.

С такой же точки зрения посмотрите на социализм. Вы не приняли всерьез (и пропустили, цитируя в своем ответе) ни объяснения, кого мы поддерживаем в правящей партии, ни цитаты из Яковлева о социализме как развитии и форм, и сущности, а не застывшей «передовой теории». Но мы и на самом деле не против социализма, когда не талдычат, что такая-то административная схема есть лучший строй, а само определение социализма дают через реальность улучшения жизни12. Не постесняюсь привести к случаю слова византийского писателя XIV в. Григория Паламы: «Мы не думаем, что истина может быть найдена в словах и мнениях; она может быть явлена всей жизнью… На всякое слово находится другое слово, но какое слово можно противопоставить жизни?»

Даже если бы «подобрение» верха (напрасно Вы назвали это «подобрением»: скорее, верх спохватился) заключалось в экономической надобности отказа от бюрократического рабовладения – даже этого хватило бы для вполне здоровых с ним отношений13. Верх пытается вырулить перед пропастью, у него руль – а у нас двигатель, и мы тоже хотим вырулить. Меня устроил бы даже такой девиз рулевых перестройки, как «чем лучше мы относимся к животным, тем они вкуснее». Однако важно понять, что это не только так.

4. Если мы не хотим играть во все те же вражьи игры, то мы должны видеть человека и в самом замаравшемся аппаратчике. И стараться обращаться к этому человеку сквозь прутья его административно-структурной клетки. Мы уже испытали, что это не всегда бесполезно. В самом общем смысле, наше движение можно назвать «экологией настоящего», а потому мы никому не поминаем прошлого. Мы хотим быть в числе тех, кто не пришел судить мир.

Мы не ищем проклятия даже отъявленным злодеям, а Вы обижаетесь. Напрасно: ведь это тоже бескомпромиссность, только более последовательная.

 

59

Можно еще сказать, что мы с Вами путешествуем в разные стороны по одной дороге: Вы из Петербурга в Москву, а мы – из Москвы в Петербург. И мы согласны с нашим спутником:

«Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от одного улучшения нравов, без насильственных потрясений политических, страшных для человечества…»14

2 декабря 1987

В. Лурье

 

60

КОМЕНТАРИЙ РЕДАКЦИИ «ВЕСТНИКА»

Редакция «Вестника Совета по экологии культуры», где полемика Дм.Волчека и В. Лурье также публикуется, хочет отметить поражающее в письме Дм. Волчека обстоятельство: его автор напрочь отказывает В.Лурье в искренности его убеждений, считая свою платформу единственно возможной и выставляя В.Лурье хитроумный господином с кукишем в кармане. Дм. Волчеку стоит напомнить одно из принципиальных положений, на котором сошлись участники августовской встречи-диалога: «Нет – претензии на монопольное обладание истиной в ущерб права других на самостоятельный поиск». Считая себя истинным демократом и «плюралистом», Дм.Волчек во многом проявляет тоталитарность, зеркально отражающую государственную.

Редакция «Вестника»

 

61

«СОЧТЕМСЯ СЛАВОЮ…»?

Пафос открытого письма редактора МЖ заключается в разоблачении «прискорбной тенденции», выразителем которой, на его взгляд, является «господин Лурье». Речь идет о «желании неформалов ценой прямого раскола отгородиться от правозащитного движения.

Можно по-разному относиться как к правозащитному, так и к новому общественному движению, невнятно именуемому неформальным, но надо быть слепым, чтобы не заметить, насколько разнородны эти явления. Они имеют разное происхождение, разные судьбы, возраст и, соответственно, не могут не иметь несовпадающих целей и методов их достижения.

Общее у них одно – мы верим в это – желание блага нашему Отечеству. Но эту цель ставят перед собой столь разные группы и направления, что вряд ли сами правозащитники захотели бы объединиться кем-либо только по этому признаку. Говорить о расколе между никогда не сливавшимися движениями так же некорректно, как сообщать о разводе двух людей, не только не состоявших ранее в браке, но и говорящих на разных языках.

Если рассматривать дальнейшие рассуждения г.Волчека с учетом этой позиции, то направление их приобретает иной характер и сводится буквально к следующему: почему неформалы не бросают немедленно эти «третьеразрядные клоповники»15, сооружения «из песка и камня» и не выстраиваются в затылок доблестным защитникам прав человека?

Нетерпимость, с которой человек, говорящий от имени диссидентов, требует единомыслия, довольно неожиданна. Меньше всего можно было бы ожидать, что именно правозащитники откажут нам в праве самим решать, что нам защищать: крымских татар или родной город.

Я не берусь судить, окончило ли диссидентское движение в 1987 году свой тернистый путь или, напротив, вступает в новую фазу. Важно другое: в общественной жизни появился долгожданный спектр – и нельзя ни подменять один цвет другим, ни подминать один цвет другим, ни смешивать их в единообразный, привычный глазу мутный поток.

 

62

Но нет, непримиримость борца за плюрализм простирается так далеко, что он даже не допускает возможности существования мыслей, отличных от его собственных. Только «губительной тягой к компромиссам, циничностью», на худой конец, недальновидностью объясняет он наличие у «господина с кукишем в кармане» позиции, не сходной с позицией правозащитников, притворяясь, что нe понимает – я никогда не поверю, что он в самом деле не понял: защищая «пусть даже выдающийся памятник архитектуры, снос которого трудно приветствовать», Вадим Лурье защищает право гражданина самому решать судьбу своего города; с непоколебимым мужеством борясь против строительства дамбы, Петр Кожевников защищает право человека на жизнь, самое главное право, ибо, как уже было подмечено, много ли поможет самая сверхдемократичная конституция хронически больному дебилу, когда ему нечего будет пить?

Каждая истина конкретна.

Составлять картотеки разрушенных церквей, расчищать кладбища, спасать «дохнущих в Киришах детей» (самое бестактное место в письме Д.Волчека), открывать «Бродячую собаку»… Работенка пыльная, не очень заметная – особенно если смотреть из Парижа, – но именно это, на наш взгляд, – и мы нисколько не навязываем его ни правозащитникам, ни Дмитрию Волчеку – именно это скорее избавит наши телефоны от прослушивания, письма – от перлюстрации, а преследуемых – от преследований.

Сколько ни кричи «халва, халва!» – во рту слаще не станет…

Представим себе, что все требования правозащитников – глубоко справедливые и гуманные – выполнены. Выпущены на свободу политзаключенные, выведены войска из Афганистана, все желающие выехать – выехали. Что дальше? Что изменится в нашей стране? Станут ли доброкачественными продукты? Получат ли полноценное образование наши дети? Выйдут ли из подвалов токсикоманы? Можно ли будет пить Ладожскую воду? И где гарантии, что выведенные из Афганистана войска не введут завтра куда-нибудь еще, а мы не завершим этот спор в бараке? Перечень этих вопросов может продолжить любой. А вот кто даст ответы? Боюсь, что все те же «законопослушные» неформалы, а точнее – люди с неформальным мышлением, не закрепощенные ни корыстью, ни ненавистью, РЕАЛИСТЫ, которые пришли в мир не судить, не сводить счеты, но созидать новые механизмы социального развития, нащупывать и торить пути «мирного сосуществования», не только во всем мире, но и в своей стране.

 

63

«Зачем делать вид, что противостояния не существует? – спрашивает Дмитрий Волчек. – Не пора ли, вместо робкого осуждения недемократичности выборов в Советы, поставить вопрос: а нужны ли Советы вообще?»

Давайте поставим. Только уточним для начала: что такое Советы с демократическими выборами? А это, оказывается, тривиальный парламент. Не знаю, как г.Волчека, а меня лично вместе с Вадимом Лурье и всем цивилизованным человечеством совершенно искренне устраивает парламентарная система, обеспеченная работоспособной конституцией.

Долгие годы наше общество жило в состоянии конфронтации между застывшим чиновничьим аппаратом и народом. Сегодня я впервые без стыда и неловкости слушаю – и готова поддерживать все, что делается главой нашего правительства. Путь, который он предлагает, – РЕАЛИСТИЧЕН, и потому может быть убедителен для изверившегося народа.

Впервые за долгие десятилетия нам выпал шанс прекратить эту беспощадную, оскорбляющую достоинство нации, безнравственную вражду.

Давайте остановимся первые.

Выработавшийся за долгие годы инстинкт нападения, который, как известно, лучшая защита, ожесточение, классическое разделение на своих и чужих – все то, что помогало «замечать и протестовать», сегодня может превратиться в тоннельное мышление. Одна из примет – непонимание нового общественного движения, уничижительная ирония по поводу его законопослушности.

Нормальное свойство человека – говорить правду – должно обеспечиваться законом. Мы законопослушны: мы требуем, чтобы ПОСЛУШНЫ закону были все, от дворника, и до члена Политбюро. Но грош цена закону, если он не подкрепляется мощным общественным мнением, опирающимся на здравый смысл, терпимость и широту взглядов.

В первой англетеровской декларации была такая строчка: «Движение – это содружество людей, стремящихся к нормальной жизни».

Нормальной, при которой наличие в Уголовном кодексе статей типа 190–1 будет так же противоестественно, как сегодня было бы противоестественным узаконенное четвертование.

Времена изменились. И тем, кто не изменился вместе с ними, еще долго будут непонятны слова и поступки тех, кто нашел в себе мужество расстаться со стереотипами.

 

64

И последнее: долгие годы нам внушали, что приверженность одной политической доктрине – это и есть любовь к родине. Торжествовало положение, сужающее даже этот, казалось бы, предельно узкий взгляд, – положение, при котором эта доктрина отождествлялась с конкретным политическим деятелем…

И неужели правозащитники, на своих личных судьбах испытавшие всю подлость этого подлога, будут вводить «новый католицизм», при котором, перефразируя слова Евг.Замятина, у общественного движения будет только одно будущее – его прошлое?

Не хочется в это верить.

Елена Зелинская

 

65

Редакционная почта

Письмо, полученное на имя П.Кожевникова, но адресованное, судя по содержанию, не только ему.

Добрый день!

Если Вы смотрели телемост «Рига – Ленинград», то Вы слышали про Совет общественных клубов г. Риги и Клуб защиты окружающей среды. Я лично представляю их оба. На данный период в Риге несколько заведений, которые занимаются экологией: 1 – Клуб защиты окружающей среды, 2 – Клуб «зеленых» при Культурном Фонде ЛССР, 3 – Экологический центр Латв. гос. университета, 4 – Общество охраны памятников.

  1. Проводим восстановительные работы.
  2. Организуем концерты.
  3. Пишем жалобы.
  4. Организовали митинг 24 октября, который местными властями был превращен в конференцию в ДК ПО «ВЭФ». Это про экологию. Находимся при ЛГУ. Сбор каждый вторник в 19.00 в фойе.

Теперь хочу подробнее о СОКе. Это объединение клубов (их около 20-ти) на условиях толерантности, равноправия. В Совете участвуют 4 молодежных подвала и 1 самиздатовский журнал «Аусеклис». Мы поднимаем вопрос о «Законе о молодежи». Будем собирать подписи против него как антиконституционного. Подписи будем посылать в Верховный Совет СССР, «Комиссию по закону», «Комсомолку» и один экземпляр оставим себе. Ожидаются законы «О кооперации», «О прессе», «Об объединениях по интересам».

Надо думать о создании Всесоюзного совета общественных организаций. Очень сложный вопрос об обмене информацией, экономическом базисе, изданиях и рекламе.

В Риге появилось кооперативное книгоиздательство «Слово». Его попробовали уже закрыть, но не вышло. Напечатано уже 10.000 экз. Б. Пастернака, и скоро будет И.Северянин.

Поздравляю Вас с новым 1988 годом.

Модрис Луянс

226009 Латвийская ССР, г. Рига, ул. Августа Деглава, 24–16.

Дополнение: по нашим сведениям, в 1937 г. руками «врагов народа» были уничтожены на Марсовом поле фамилии латышских красных стрелков, погибших за революцию. Правда ли это?!

 

66

Важные сообщения

1

ЦТИ приглашает Вac принять участие в цикле литературных встреч «Клуб– 81».

Названный так по году своего создания, клуб объединяет поэтов, прозаиков, актеров, музыкантов, художников, ищущих новые формы и стили художественного выражения своего мироощущения.

В литературных вечерах примут участие:

прозаики И.Адамацкий, В.Аксенов, А.Бартов, Е.Звягин, Б.Иванов, П.Кожевников, С.Коровин, И.Охтин, Ф.Чирсков;

поэты и поэты – переводчики А.Драгомощенко, С.Завьялов, А.Илин, В.Кривулин, В.Кучерявкин, С.Магид, С.Охапкин, С.Стратановский, М.Хизин, C.Хренов.

23.12.87. Вечер короткого рассказа.

27.01.88. «Сложная» поэзия Америки 80 – х. Критический обзор, литературные переводы.

24.02.88 «Несуществующая» проблема литературы и литературной критики. Вечер – дискуссия.

23.03.88. Творческий вечер театра «Пятая студия», режиссер – Э.Горошевский.

27.03.88. Веселая проза.

25.05.88. «Незнакомые знакомцы». Вечер лит. перевода.

22.06.88. Река времени. Античность, европейское средневековье, отечественная история в стихах современных поэтов.

Литературные встречи проводятся каждую четвертую среду месяца в лекционном зале ДК им. Ильича, начало в 19 часов.

Цена абонементов 3-50.

Справки по телефону 219-14-13. Смирнов Игорь Иосифович, с 9 до 17.30.

 

67

2

ЦТИ приглашает принять участие в цикле вечеров

Экспериментального товарищества авторов песен (ЭТАП)

«Творческие портреты»

20.12.87. Авторский вечер: Валерий Куранов, Марк Памирчий

17.01.08. Концерт-диалог: Ольга Краузе, Сергей Пшенкин

21.02.88. Авторский вечер: Александр Черкасов

20.03.88. Авторский вечер: Валерий Воскобович, Даниэль Орлов

17.04.88. Концерт-диспут Михаил Шелег

15.05.88. Авторский вечер: Николай Симоновский, Леонид Сирота

Вечера проводятся каждое третье воскресенье месяца в лекционном зале ДК им.Ильича, начало в 18 часов.

Билеты и абонементы продаются

 

68

3

ВЫСТАВКА ТЭИИ – 87

Живопись, скульптура, графика: 140 участников

Выставочный зал Союза Художников РСФСР: Свердловская наб., 64. автобусы 22, 27

Выставка открыта до 10 января с 12 до 19 ежедневно, кроме понедельника

В выставке принимают участие не только ленинградские художники, но и художники из других городов СССР, а также США (Барбара Хазард, которая также является членом ТЭИИ, выставила 3 работы).

Всего на выставке представлено около 600 работ

4

ОБЪЯВЛЯЕТСЯ ПОДПИСКА

на сочинения ПЕТРА КОЖЕВНИКОВА (литературное приложение к журналу «Меркурий»)

Сборник включает в себя повесть «Мелодии наших дневников», которая была опубликована в альманахе «Метрополь» (1979, Ардис, Мичиган), рассказ «Аттестат» (опубликованный в сб. «Круг», 1985, ЛО, Сов.пис.), а также другие произведения, в разное время украшавшие собой «Часы», «Обводный канал» и «Митин Журнал».

Ориентировочная стоимость 12 руб.

С заявками обращаться в редакцию «Меркурия»

_________________________________

Ленинград, 197227, а/я 337.

Редактор – Елена Зелинская

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner