Меркурий выпуск №6

МЕРКУРИЙ

№ 6

периодическое издание

Совета Культурно-демократического движения

«Эпицентр»

октябрь 1987

СОДЕРЖАНИЕ

I    
1. Г.Плюснин, П.Чалов. Назад, к Республике Советов. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 1
2. В.Талов. «В списках не значится…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7
3. Лев Кукареджи. Выборы с выбором. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12
II ЗДОРОВЬЕ ГОРОДА – В РУКИ ГОРОЖАН  
1. Город медленной смерти. Публикация 6-й секции об-ва охраны природы г.Кириши. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 14
2. Письмо к Генеральному секретарю ЦК КПСС т.Горбачеву М.С. . . . . . . . . . 20
3. В.Гущин. Антипрокурор. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 22
4. ЭО Дельта. Переписка. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 24
5. ЭО Дельта. Информация. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 31
III БЕЛЫЕ ВОРОТНИЧКИ  
1. В.Рамм. Выявить бюрократа или бороться с ним? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 34
2. Л.Борисов. Научные исследования и инженерные разработки на подряд. . . 37
IV ГОРЯЧИЕ ТОЧКИ ПЛАНЕТЫ  
1. В.Веретенников. К событиям на Большой Разночинной. . . . . . . . . . . . . . . . . 41
V К 175-ЛЕТИЮ БОРОДИНСКОЙ БИТВЫ  
1. О.Мироненко. «Какое нам, в сущности дело, Что все превратится во прах…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 44
VI АКЦЕНТЫ  
1. В 9 номере «Юности»… Публикация редакции. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 47
VII ВТОРОЙ РАУНД  
1. В.Николаев. Несколько слов о «Размышлениях…» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 49
VIII ВСЕМ МИРОМ  
1. А.Баранов. Вторую жизнь «Бродячей собаке!» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 51
2. Р.Игнатьев. Послесловие к фанфарам. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 54
IX ПОДРОБНОСТИ ПИСЬМОМ  
1. О.Абрамович. Решим до конца года. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 56
X ГРАЖДАНСКОЕ ДОСТОИНСТВО  
1. Открытое письмо Ю.А.Рыбакова 58
2. Сентябрь 1987 г. Наша общественная позиция 67

1

НАЗАД, К РЕСПУБЛИКЕ СОВЕТОВ!

Прошедшие недавно выборы в местные Советы народных депутатов включали эксперимент – выборы в многомандатных избирательных округах. Это первая за многие десятилетия попытка модернизировать существующую систему выборов, попытка найти какой-то выход из тупика показного благополучия и реального безразличия избирателей.

Сегодня налицо отсутствие на выборах политической активности масс. У избирателей нет интереса к своим «избранникам». Они не знают биографий кандидатов, не интересуются деятельностью выбранных депутатов. Большинство граждан считает бессмысленной саму процедуру выборов при единственном кандидате. И это естественно. Не случайно в практике многих стран в таких ситуациях принято выборы не проводить, экономя немалые средства и время. В качестве примера можно привести сообщение Тасс от 22 августа 1987 г.: «Нанкар Дайял Шарма досрочно провозглашен новым президентом Индии (до проведения выборов, назначенных на 7 сентября), так как оказался единственным кандидатом на этот пост». Согласитесь, разумно!

Но доводы разума отступают, когда у бюрократического аппарата возникает потребность в «демократической бутафории», прикрывающей административные формы правления. Тогда средства массовой информации начинают внушать всем, что участие в такого рода голосовании – «исполнение гражданского долга». И люди идут на избирательные участки, потому что так требует традиция, потому что так делают все, потому что непосредственного вреда себе от этой процедуры они не усматривают. Близорукая позиция! Ведь тем самым мы своими голосами помогаем бюрократии подбирать и проталкивать в Советы удобных кандидатов, т.е. тех, кто послушно молчит, к каким бы негативным последствиям не приводило некомпетентное руководство чиновников, будь то загрязнение окружающей среды, хронический дефицит товаров или низкая эффективность производства.

Кто из Вас помнит фамилию кандидата, за которого вы отдали свой голос? Что полезного, как депутат, он сделал для нашего города? А кто обращался за помощью к депутату? Все зна-

2

ют, что по делу надо идти прямо к чиновнику исполкома, а не к депутату, который сам у этого чиновника – надоедливый посетитель.

А роль депутатов Верховного Совета? Дважды в год за период коротких сессий они практически без обсуждения штампуют (другого слова не найти!) законопроекты, подготовленные бюрократией министерств и ведомств. По форме действующая система выборов депутатов Верховного Совета – парламентаризм, т.е. прямые выборы депутатов по месту жительства избирателей. Но ее существенное отличие от буржуазного парламентаризма (если не считать нынешнего эксперимента с многомандатными округами) состоит в том, что она не допускает борьбы мнений, столкновения альтернатив. Протаскивая в 1936 году новую Конституцию, бюрократия добивалась полного контроля аппарата над выдвижением нужных лиц в кандидаты и безусловного их избрания в депутаты. И ей это вполне удалось.

Сегодня многие граждане избрали формой протеста против существующей системы выборов отказ от голосования. Напрасные иллюзии! Как показывает практика, бойкот выборов все возрастающим числом избирателей странным образом не сказывается на проценте проголосовавших. Нет, борьба за демократизацию будет успешной лишь в том случае, если широкие слои общества осознают необходимость коренной реформы системы выборов и функционирования представительных органов! Нашим лозунгом должен стать лозунг: «Назад, к Республике Советов!»

Ибо попытка ввести многомандатные округа, внести в избирательную кампанию борьбу позиций и деловых качеств кандидатов лишает бюрократический аппарат стопроцентного контроля, но пока не меняет положения депутатов в Советах по существу. Х)

Обратимся к опыту работы Советов в первые годы после революции, тем более что для некоторых читателей будет новостью тот факт, что действующая ныне система представительных органов имеет очень мало общего с Республикой Советов, учрежденной в 1917 году. Десятилетиями из народной памяти вытравляли сведения о системе Советов, существовавшей до принятия «сталинской Конституции». Сегодня в любом учебнике по обществоведению можно прочесть слова В.И.Ленина о том, что Республика Советов

__________________________________________

Х) Интересующимся этой проблемой рекомендуем прочесть статью Б.Стратуна в газете «Известия» от 30 января 1987г.

3

лучше, демократичнее любой буржуазной республики, но никак нельзя понять, в чем же эти преимущества заключаются.

Первая Конституция СССР предусматривала ступенчатую систему выборов Советов. Выборы депутатов проводились по месту работы. Тем самым избирать имел право лишь тот, кто знал кандидата по его деловым и политическим качествам на производстве или по совместной работе в нижестоящем Совете. Этим Республика Советов выгодно отличалась от буржуазных республик, где претендента рекламируют, как мыло или зубной порошок, и где важнее фотогеничность кандидата, чем его политический багаж. Лишь крестьяне, в силу специфики своего труда, избирали тогда в сельсовет по месту жительства. От сельских Советов депутатов избирали в волостные, от волостных – в уездные. На самых верхних уровнях системы Советов – в губерниях и республиках – был принят несколько иной принцип: созывались съезды Советов, которые избирали постоянно действующие органы – губисполкомы и ВЦИК.

В Республике Советов депутат был скорее делегатом. Если его действия в Совете не отвечали позиции большинства членов избравшего его коллектива, то он немедленно отзывался. Но зато в спорах и столкновениях он чувствовал за спиной надежную опору – коллектив.

Ступенчатая система выборов затрудняла проникновение «наверх» случайных лиц, ибо те, кто избирал делегатов, хорошо знали их лично. Она затрудняла введение в состав ВЦИКа «нужных» людей и тем вызывала недовольство Сталина и его окружения. Поэтому и была сломана.

Впрочем, система Советов обладала и определенными недостатками. Она позволяла уже на нижних уровнях иерархии Советов большинству сторонников того или иного политического подхода лишить меньшинство представительства в вышестоящем Совете или на Съезде Советов. Чтобы полностью контролировать состав делегации, достаточно было набрать 51% голосов. Однако в первые годы Советской власти депутаты такой возможностью не злоупотребляли, все советские партии были представлены во ВЦИКе.

Сегодня Республика Советов сохранилась и получила творческое развитие лишь в Югославии. Там граждане избирают делегатов трижды: на работе, по месту жительства (от микрорайонов –

4

«местных содружеств») и по спискам общественно-политических организаций. Коллективы предприятий, местные содружества и местные Советы направляют в вышестоящие Советы (скупщины) не отдельных делегатов, а представительные делегации с числом членов больше числа голосов. Хотя исторически сложилось, что в Югославии лишь одна политическая партия – Союз коммунистов, однако третья ветвь выборов, в принципе, дает возможность столкновения платформ разных политических партий и общественных организаций в вопросе о путях дальнейшего развития социалистического общества. Она же позволяет проводить выборы широко известных политических деятелей или видных ученых-обществоведов, минуя систему ступенчатых выборов. Это вполне разумно: известного ученого полезно бы иметь в высшем органе власти и не вынуждая его проходить карантин местного Совета.

Наличие в представительных органах депутатов от товаропроизводителей, потребителей и общественно-политических организаций позволяет решить проблему сбалансированного представительства различных интересов. Было бы ошибкой полагать, что влияние интересов отдельных фирм на внутреннюю политику страны – удел лишь буржуазных парламентских республик. У себя дома мы давно и без заметных успехов боремся с подобным лобби, называя его другим словом – «ведомственные интересы». Позиционный конфликт в лице делегатов от производства и делегатов, избранных по месту жительства, отстаивающих порой противоположные интересы, позволяет находить оптимальные решения или приемлемые компромиссы. Во всяком случае, остаточный принцип выделения средств на социальное развитие при такой системе выборов имеет меньше шансов на существование.

Активность делегатов югославских Советов весьма высока. Они тщательно обсуждают законопроекты и жестко контролируют работу исполнительных органов. Достаточно сказать, что законопроекты, представленные правительством, часто отклоняются и направляются на доработку по несколько раз. Ситуация для нашего Верховного Совета пока просто немыслимая.

Было бы заблуждением полагать, что Югославия посредством делегатской системы Советов полностью решила проблему подавления бюрократизма в органах власти. Как пишут югославские товарищи, из-за ряда системных ошибок влияние бюрократии и технокра-

5

тии сохранилось, особенно на уровне республик. Связано это в первую очередь с тем, что самоуправляющимся коллективам было предоставлено право самим определять пропорции между накоплением и потреблением. Это вызвало дефицит рабочих мест и голод на инвестиции, чем в корыстных целях не замедлили воспользоваться некоторые работники исполнительных органов.

Предположим, однако, что в ходе перестройки избирательной системы мы получим, наконец, активно работающие Советы. Как построить их отношения с исполнительными органами, чтобы преодолеть разлагающий их бюрократизм?

Неоднократно и в разных формах предлагалось расширить полномочия Постоянных комиссий Советов вплоть до передачи им всех функций исполнительных органов. Наиболее полно эта идея была реализована Я.М.Свердловым при организации работы отделов ВЦИКа. Конечно, превращение депутата из субъекта, отстраненного от реального управления, в субъекта, работающего по управлению, – заманчиво, это согласуется с идеей В.И.Ленина о превращении «Советов в работающие корпорации». Но как совместить это с пожеланием не отрывать надолго депутата от работы в родном коллективе, как согласовать с требованием профессионализма исполнителей? Ведь состав депутатов меняется после каждых выборов, и даже если большинство из них будет достойными и уважаемыми людьми, которые смогут оценить, что хорошо для страны, а что плохо, то далеко не каждый окажется в состоянии квалифицированно выполнить управленческие расчеты и смоделировать альтернативные стратегии.

Нужен иной подход, основанный на позиционном конфликте Постоянных комиссий Советов и групп специалистов. Их отношения должны напоминать отношения редколлегии журнала и авторов. Член редколлегии не может написать все статьи очередного номера, но прочитать, оценить статьи и выбрать из множества предлагаемых лучшие – ему по силам. Так и здесь. Постоянные комиссии должны стать заказчиками работ, а группы специалистов – временными подрядными коллективами. Звучит это, конечно, непривычно, но представьте: Постоянная комиссия по здравоохранению объявляет конкурс и заключает параллельные конкурсные подрядные договоры с группами специалистов на разработку вариантов программы развития

6

сети учреждений здравоохранения. Специалисты сами определят состав своих групп и распределение обязанностей. Очевидно, что взаимоотношения внутри них не оставят места отношениям бюрократического подчинения, столь свойственным нынешним министерствам и отраслевым НИИ.

Переход к выполнению функций исполнительных органов силами временных подрядных групп специалистов – эффективная мера борьбы с бюрократизмом. Это один из самых перспективных методов преодоления монополии ведомств на принятие решений.

На наш взгляд, последовательным сторонникам демократизации нашего общества надо сегодня активно распространять среди сограждан идею делегатской системы, идею Республики Советов в ее усовершенствованных вариантах, использовать для этого все возможные способы: устные выступления, периодическую печать, художественное слово. Идея должна овладеть массами, – тогда она станет силой.

Г. Плюснин

П. Чалов

7

В СПИСКАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ…

Может ли не быть избранным зарегистрированный кандидат?

Как получаются эти 98%, проголосовавших «за»?

Такие вопросы я поставил перед собой весной 1987 г., когда меня пригласили участвовать в избирательной комиссии по выборам в местные советы народных депутатов. Я буду приводить только те факты, свидетелем которых я был лично, поэтому за достоверность «ручаюсь честью» – как говорили в добрые старые времена. Путеводителем мне служил ЗАКОН О ВЫБОРАХ (во всех киосках продается по пятаку за штуку).

Итак, все начинается со списков избирателей. Они составляются на основании данных паспортного отдела и, следовательно, включают в себя всех граждан, прописанных на территории этого участка и имеющих право голосовать. Затем агитаторы ходят по квартирам и «уточняют списки». Эти уточнения я заносил карандашом напротив фамилии избирателя: Иванов – умер, Петров – в отпуске, Сидоров в командировке, живет у жены, в больнице, на даче и т.д. Все эти сведения обычно сообщают агитаторам родственники или соседи. Самая универсальная формулировка – «временно выбыл». Не проживает, соседи не знают где, отказался голосовать – все это «вр. выбыл». Если избиратель не явится на участок до 18 часов последнего предвыборного дня и не сообщит о своем согласии голосовать, то эта формулировка будет записана в окончательном списке чернилами. На мой вопрос: «Будут ли эти избиратели в списках?» – мне ответили однозначно: «Нет, не будут». В результате за 100% принимаются граждане, которые пообещали агитаторам прийти голосовать. Из 1100 избирателей, отсчитанных подряд по списку (умерших не учитывали), 3,7% взяли открепительные талоны, и, стало быть, выбыли из списков законным образом. А 25% (1/4) выбыли из списков под такими весьма сомнительными формулировками. Если вы вернулись из больницы, из командировки или «временного выбытия» в день выборов, ради Вас, конечно, списки никто расширять не будет, но Вы совершенно спокойно проголосуете и тем самым улучшите статистику. Вам даже никто не сообщит, что вы отмечены, как отсутствующие. У меня было немало таких эпизодов, но меня никто не спросил после окончания голосования, сколько из тех, кто «в списках не значился», проголосовали, и, следовательно, никто эту цифру к основному списку прибавлять не собирался. Меня только спросили, сколько всего проголосовало и сколько осталось. Просто

8

удивительно, почему исполкомы мирятся с таким низким процентом проголосовавших, как 98, 97, 99%! Можно добиться гораздо больших успехов. Если все отсутствующие в день голосования вернутся из отпусков и командировок, выпишутся из больниц, оторвутся от мужей и жен, приедут с дач и стройными рядами пойдут голосовать, то окажется, что проголосовало 125% всех избирателей!

Думаю, что надо к этому стремиться! Даже кладбищам дается план на следующий год «от достигнутого» (ЛГ), а в таком важном вопросе – и позорное отставание!

Однако вернемся к началу голосования. Протокол о законченном голосовании нам принесли на подпись рано утром. Я поинтересовался, к чему такая спешка, ведь голосование только началось? Мне ответили, что им так сказали в исполкоме. Запомним эту фразу, она нам еще пригодится. В чем же выразился дух перестройки в системе выборов? А в том, что кабинки раньше стояли вдоль стены, а теперь их поставили перед урной, но посередине сделали проход. По моим подсчетам, за определенный промежуток времени 11 человек прошло в кабинки, а 79 мимо, через этот самый проход.

Во время голосования постоянно «уточняли» списки избирателей. А Вы что думали, что эти списки уже окончательные? Совершенно напрасно, впрочем, я тоже поначалу так думал. Агитаторы ходили по домам, уговаривали людей быстрее прийти проголосовать, и если не могли застать избирателей дома, писали заявления: «Прошу исключить из списков избирателей Иванова, Петрова, Сидорова, как временно выбывших», оставляли эти заявления на участке и шли спокойно домой (они же тоже живые люди и тоже хотят отдыхать). А что же делать с теми избирателями, которые не явились и заявления на них агитаторы не составили? Были и такие. В одном доме их было 15, а в другом 30, в третьем 5. Очень просто: за них проголосовала избирательная комиссия! Повторяю: за 100% принимаются те избиратели, которые пришли голосовать (плюс эти «бесхозные»), да еще улучшают статистику явившиеся «исключенные из списка», вот вам и 99% проголосовавших «за» («против» голосует ничтожный процент). Можете со спокойной совестью не ходить на выборы, ваше отсутствие ни коим образом не повлияет на статистику проголосовавших, если из 3000 жителей, прописанных на данном участке, проголосуют 100 и один из них против, в результате получится, что проголосовали 99% избирателей! Остальные будут

9

числиться «Временно выбывшими». Или еще проще – за все 3000 граждан проголосуют члены комиссии, вся статистика целиком и полностью в их руках. Вас, конечно, интересуют окончательные результаты. Я записал статистику по одному случайно взятому дому. В этом доме проживает 155 избирателей, 5,3% из них взяли открепительные талоны, а 40% – «вр. выбыли», т.е. не явились голосовать; из них за 15 человек проголосовали члены избирательной комиссии. По всему участку не голосовавших было 36%, но общее число проголосовавших мне назвал секретарь избирательной комиссии, и полной уверенности в точности этой цифры у меня нет. Теперь обратимся к ЗАКОНУ (не будем мелочиться, обсуждая эпизод голосования комиссии за избирателей, и так все ясно). Я читаю IV раздел «СПИСКИ ИЗБИРАТЕЛЕЙ» – ни о каком «уточнении» речи там нет, кроме отметки о выдаче удостоверения на право голосования на другом участке – открепительного талона. Однако вы можете совершенно спокойно идти голосовать на другой участок без всякого удостоверения, желательно с паспортом. Думаю, что таким образом Вы можете обойти все избирательные участки города, сколько успеете (и, наверное, всей страны), и везде благополучно отдать свой голос за наших народных депутатов, без всяких там формальностей, вроде удостоверений на право голосования. Я предлагаю это великое достижение нашей демократии назвать «сверхдемократией», т.к. каждый избиратель имеет число голосов ограниченное только его энтузиазмом и физическими возможностями.

И все же, судя по приведенным данным, большинство избирателей пришло на участок и благополучно проголосовало почти единогласно, а следовательно, кандидаты были бы выбраны и при соблюдении всех требований ЗАКОНА. Не будем спешить с выводами. Во время голосования нарушается еще один пункт ЗАКОНА (раздел IX статья 46): «Каждый избиратель голосует лично». Идут голосовать за мужа, за жену, за сына (на мой вопрос: «Он что, сам не может прийти?» – избирательница ответила: «Да он вообще никогда не ходит голосовать»). Одна женщина пришла голосовать за всю коммунальную квартиру, в которой 11 избирателей… По моим самым скромным подсчетам, из всего числа проголосовавших 30% на участке не были. Подведем итоги – 60–70% всех избирателей данного участка не явились голосовать!

10

Кто же они такие, члены избирательной комиссии? Почему они всеми правдами и неправдами стараются притянуть «за уши» эти несчастные проценты? Если они выбраны из народа, как того требует ЗАКОН, то почему же они так заинтересованы? А они действительно «кровно» заинтересованы, я это наблюдал в процессе всей выборной кампании. К сожалению, мне так и не удалось решить до конца этот вопрос. Но кое-что прояснилось. Во-первых: почти все члены комиссии являются сотрудниками одного учреждения, а следовательно, связаны производственными отношениями. Далеко не каждый рискнет демонстрировать свою принципиальность и тем самым портить отношения со своими сотрудниками, тем более что его личные интересы выборная кампания не затрагивает. Во-вторых: из года в год состав избирательной комиссии не меняется и только вместо членов, которые в этот раз принять участие в избирательной кампании не могут (вр. выбыли), приглашают новых людей (на нашем участке таких было двое).

Снова обратимся к ЗАКОНУ. Там четко сказано, что избирательная комиссия – избирается. Вы когда-нибудь выбирали членов избирательной комиссии? Мне не приходилось. Да и меня никто не выбирал, просто пригласили. За отгулы. А вот утверждается избирательная комиссия – Советом народных депутатов! Не здесь ли следует искать причины заинтересованности? Те, кого выбирают, как раз и утверждают тех, от кого будет зависеть, получат ли они в очередной раз свои мягкие … т.е. тяжкий крест слуг народа!

А куда везут все документы для определения законности состоявшихся выборов и подведения итогов? В ЗАКОНЕ сказано, что в окружную избирательную комиссию. Но я своими ушами слышал: туда же, в исполком. Впрочем, возможно, у меня не в порядке со слухом. А вдруг в порядке?

В таком случае вся избирательная кампания оказывается под полным контролем Совета народных депутатов. А что охраняешь…

А куда же смотрят представители общественности? Не знаю как на других участках, а на нашем они никуда не смотрели. Они мирно дремали на стульях с 22 до часу ночи. Часов в 11 их разбудили для подписания протокола… Только одна старушка во время вскрытия урны и подсчета голосов все бегала и приговаривала: «Я представитель общественности, представитель общест-

11

венности …» «Да, да, хорошо,» – отвечали ей, продолжая заниматься своими делами. Потом и она успокоилась и задремала…

Таким образом, вся избирательная кампания представилась мне как хорошо отрепетированная пьеса со своей бутафорией (пломбы на урнах, солидные несгораемые сейфы, открепительные талоны, Закон…) и с обычной для спектакля условностью. Артисты делают вид, что все взаправду, а зрители делают вид, что во все верят. Хотя мне думается, что некоторые еще в самом деле верят. Я наблюдал, как люди идут голосовать. Одни – как на бесплатное развлечение, другие – как на обязательный ритуал, а третьи – с верой. Но главное, что их всех объединяет, – никого не интересует сам кандидат, за которого они идут голосовать. Большинство даже не читает бюллетеня или проглядывает прямо перед тем, как опустить в урну, – видимо, из чистого любопытства. Иначе при существующей системе выборов и быть не может. Но самое удивительное – это страх! Ну кто я такой? Сижу там за отгулы, от меня никак не зависит ни их личное благополучие, ни успех. Это я им должен быть благодарен, что они пришли сюда вообще! А они боятся! Не дай бог мне чуть повысить голос – люди съеживаются, а в глазах – страх. Даже у тех, кто значительно старше меня… Впрочем, почему даже? Это именно у них так силен страх, впитанный годами, перед каждым чиновником, перед самой ничтожной пищбарышней…

Пока мы не изживем это внутреннее рабство и пока не поменяем это безобразие на реальные всенародные выборы, ни о какой перестройке не может быть и речи, так она может быть обратима в любой момент. Я считаю, что это самое страшное и именно этого надо бояться. Я боюсь. Потому и пишу.

В.Талов

От редакции:

Автор этой статьи наблюдал за работой одной избирательной комиссии. Как обстоят дела на остальных избирательных участках – каждый, очевидно, сможет судить по своему эмпирическому опыту.

12

ВЫБОРЫ С ВЫБОРОМ

х х

х

В Тосненском районе Ленинградской области выборы в местные Советы 21 июня 1987 года проводились в качестве эксперимента по многомандатной системе. Казалось бы, и Тосненский райсовет, и райком КПСС, и профсоюзные органы, и работники прокуратуры и милиции должны были направить все усилия на то, чтобы на всех своих стадиях многомандатные выборы, олицетворяющие собой первый решительный шаг к демократизации нашей давно устаревшей избирательной системы, были защищены от прямого волюнтаризма и беззакония. Но не тут-то было. Старые методы руководства снова взяли верх.

В момент выдвижения кандидатов против неугодных лиц – например, электромонтера Н.Луценко – применялся целый арсенал недозволенных приемов. Тут и неполнота информации, и неоднократный перенос общих собраний, и обработка голосующих до принятия решения.

Во время предвыборной борьбы местные власти пошли еще дальше. Они приказали органам милиции отловить в деревнях самодеятельных агитаторов, разъяснявших суть эксперимента, и припугнуть их как следует, что является прямым нарушением ныне действующего избирательного закона.

Во время выборов в избирательных кабинах некоторых участков вместо ручек были карандаши. (Это не так смешно, как кажется на первый взгляд, если вдуматься в возможности, которые предоставляет такая подмена.)

Ряд руководителей, не пользующихся у жителей г. Тосно авторитетом, выставили свои кандидатуры для голосования либо в воинской части, либо в глухих деревнях, где о новом эксперименте ничего толком не знали.

И все же заместитель председателя Тосненского райисполкома т. Зайцев В.И. не получил одобрения избирателей, его кандидатура на выборах не прошла, что для исполкома было большой неожиданностью. (Номенклатурный работник, разумеется, не перешел в дворники, как это было описано в утреннем радио-фельетоне передачей «Опять 25». Для т. Зайцева В.И. в спешном порядке был придуман более высокий пост).

13

Что же показал тосненский избирательный эксперимент? Только то, что ныне властвующая бюрократия отнюдь не собирается сдавать свои позиции и готова идти на любые проделки для сохранения своего привилегированного положения.

Лев Кукареджи

14

Здоровье города – в руки горожан

ГОРОД МЕДЛЕННОЙ СМЕРТИ

В 1972 году в городе Кириши Ленинградской области было начато строительство биохимического завода – первого в СССР завода по крупнотоннажному производству белково-витаминного концентрата (БВК). В 1974 году завод досрочно дал первую продукцию. Досрочно – потому что была упрощена технология в ущерб окружающей среде. А в 1975 году скачкообразно повысилась заболеваемость киришан бронхиальной астмой. В общей сложности тогда заболело 396 человек. К настоящему времени многие из них уже ушли в мир иной, многие на инвалидности, часть выехала за пределы Киришского района.

Но урок не пошел впрок. В 1982 году на территории БХЗ открывается гидролизное производство, а затем и третья очередь – производство сополимеров. В 1982 году опять массовая вспышка заболеваемости по городу и району.

По действующим в настоящее время Санитарным правилам, принятым в 1984 году, п. 3.3 и п. 3.4. «санитарно-защитная зона для производства БВК из углеводородов при существующей технологии и неполной герметизации устанавливается не менее 3000 м. Санитарно-защитная зона заводов БВК не должна служить резервной территорией для расширения данных производств и других предприятий. В проекте озеленения санитарно-защитной зоны площадь зеленых насаждений должна составить не менее 40% их территории».

Все эти пункты Санитарных правил нарушены с самого начала. Создается впечатление, что сначала заводы строят, испытывают на людях, а потом уже создают разнообразные нормы и правила. За 12 лет работы КБХЗ не прекращалась борьба отдельных граждан против отравляющих выбросов в атмосферу и ядовитых стоков в реку Волхов, далее в Ладогу. Писали во все инстанции, но в итоге письма оседали или в области, или в районе, а результатов практически никаких.

Экологическая обстановка крайне обострилась в конце 1986 – начале 1987 г., когда очистные сооружения уже не справлялись со своими функциями. Гидролизное производство из года в год было убыточным. Покрывая убытки, давали сверхплановую продукцию БВК, отрезав скрубберы Вентури (мокрая очистка газовых выбросов). Тем

15

самым администрация БХЗ сознательно пошла на загрязнение атмосферного воздуха. В результате – массовые заболевания, летальные исходы. За период с февраля по апрель умерло десять детей.

Под давлением общественного мнения в мае 1987 г. по предписанию инспектирующих организаций было остановлено гидролизное производство. Оно загрязняло окружающую среду, давало в течение всего времени эксплуатации ежегодно около 10 млн. рублей убытка. И вот оно закрыто. Мертвым капиталом стоит около 80 млн. рублей основных фондов. Стране нанесен ущерб. Кто же допустил, мягко говоря, ошибку? Почему не закрыли это производство раньше? Кто понес наказание? Эти и другие вопросы до сих пор остаются открытыми.

17 мая с. г. во Дворце культуры им. 50-летия Октября по инициативе нескольких молодых горожан состоялось собрание, на которое были приглашены все, кому небезразлична экологическая судьба Киришского района. Собралось около 150 человек. Собрание длилось без перерыва 6 часов. Была создана инициативная группа, а затем секция по охране окружающей среды и здоровья населения. Председателем ее стал В.Васильев – почтальон РУС, молодой человек 25 лет от роду. Он сумел собрать воедино людей неравнодушных, бескорыстно отдающих свое свободное время делу оздоровления экологической обстановки в городе. 21 мая снова состоялось собрание по экологическим вопросам. На нем присутствовало уже более 300 человек. В этот же день проходил партхозактив во Дворце пионеров, на котором заседали представители двух министерств во главе с министром одного из них – тов. Быковым Б.А., представитель ЦК КПСС, ОК КПСС, Облисполкома и другие высокие гости. На этом активе был академик Бургасов, который в свое время волевым решением отменял санкции инспектирующих организаций о закрытии некоторых производств БХЗ. После собрания в ДК жители города решили идти во Дворец пионеров. Там они задали немало вопросов тем, кто сидел в президиуме. Товарищ Быков тогда сказал, что и следов белка быть в воздухе не должно. А не далее как за 3 часа до этого он говорил, что БВК безвреден, что стране нужен белок и что производство как работало, так и будет работать, только с еще большей мощностью.

Заверениям министра киришане уже не верили. Немало заверений было и в «Киришском факеле». А вот мероприятия из Комплекс-

16

ной программы по охране окружающей среды и здоровья населения выполнены хорошо, если на одну треть.

26 мая состоялось знакомство представителей 6-й секции с «отцами» города.

На этой встрече мы обменялись мнениями по вопросам экологической обстановки в городе, пришли к единодушному решению, что работать надо вместе, во всем помогая друг другу. В то время общественность города выразила пожелание собраться на площади и обсудить экологические проблемы. Мы были не против взять организацию этого мероприятия на себя и попросили помочь нам в этом. Но ответом было: «Проведение митинга считается нецелесообразным».

27 мая состоялось собрание секции, где присутствовал зам. председателя горисполкома тов. Незнамов К.К. На собрании опять прозвучал вопрос о проведении митинга, так как людей уже было невозможно остановить. Долго длились дебаты по этому поводу, мнения разделились, но в итоге мы пришли к выводу, что хотим мы этого или не хотим, но народ соберется и организовывать все кому-то придется. Решили, что мы возьмем на себя организационные вопросы: обеспечение громкоговорящими устройствами, соблюдение порядка на площади с привлечением всех народных дружин города и др.

Первого июня на площади у ДК состоялся митинг, собравший более 10 тысяч жителей города. Присутствовали представители прессы, телевидения. Надо было слышать горькие исповеди больных людей, их возмущение бездеятельностью местных органов власти. На митинге было принято обращение и резолюция в Президиум Верховного Совета СССР, в которых киришане выражали свое отношение к экологической проблеме и просили Президиум рассмотреть вопрос перепрофилирования БХЗ, передачу его другому министерству или ведомству в связи с тем, что жители города Кириши не доверяют министерству во главе с товарищем Быковым.

4 июня с. г. в приемную ЦК КПСС было передано письмо киришан на имя товарища Горбачева М.С., подписанное 9400 жителями города. Тогда же было передано обращение в Президиум Верховного Совета СССР, 2 июля было передано письмо в Комитет советских женщин. В июне же было доставлено письмо в «Литературную газету», в Минздрав СССР, в июле – в газету «Труд». До сих пор мы не получили ответа ни от одной инстанции. А киришане спрашивают, волнуются…

17

Прикрываясь лозунгом «государственные интересы», принимается половинчатое решение – перепрофилировать убыточное гидролизное производство в производство лизина, о вредности которого мы еще ничего не знаем (литературы по этому вопросу нет), производство сополимеров – в производство одноразовых шприцев и провести реконструкцию производства БВК. Любопытные метаморфозы происходят с так называемой реконструкцией. После 21 мая министр издает приказ о капитальном ремонте, который должен быть произведен в течение одного месяца. Затем в газете «Биохимик» появляется заметка о том, что приказ министра не выполнен в связи с тем, что в коллективе ненормальная морально-психологическая обстановка и… срок удлиняется еще на месяц, но уже говорится не о кап. ремонте, а о полном техническом перевооружении производства БВК. И только в конце июля появился проект реконструкции. Он был направлен инспектирующим организациям. 6-я секция изъявила желание принять участие в рассмотрении проекта в СЭС Киришского района. В заключении СЭС указано, что проект не решает поставленной задачи сделать производство без выбросов и сбросов и не может быть согласованным. Учитывая это и имея свои замечания по проекту, 6-я секция направила письмо на имя председателя горисполкома с предложением поставить вопрос перед областной партийной организацией о безответственности руководителей Гипробиосинтеза, выпустившего такой недоработанный проект.

На это письмо мы тоже не получили ответа.

11 августа собирается для работы Государственная комиссия, но принимать нечего. Акт приемки не подписывается. Согласно Строительных норм и Правил Госкомиссия, если, по ее мнению, объект не может быть принят в эксплуатацию, представляет мотивированное заключение об этом в орган, назначивший комиссию. Но и в этой ситуации находятся люди, которые хотели бы представить протокол комиссии, составленный в связи с непринятием объекта, как документ, разрешающий пуск производства. В настоящее время согласно протокола, который согласовал товарищ Кондрусев, зам. глав. врача Государственного санитарного управления, проводятся комплексные испытания одной трети оборудования. 12 сентября истек срок испытаний. Как нам известно, даже на воде производство работает негерметично.

18

12 августа состоялось совещание, где Госкомиссия сообщила свои выводы. Представители секции были приглашены на это совещание. На нем были заданы вопросы. Ответы на эти вопросы не удовлетворили не только нас, но и почти всех присутствующих на совещании. В местной газете была дана информация о совещании, но вопросы и ответы вообще освещены не были.

13 августа на площади состоялось расширенное собрание 6-й секции, где собралось около одной тысячи человек. Там же было подписано письмо в горисполком с просьбой вынести на всенародное обсуждение вопрос о перепрофилировании БХЗ. Члены секции дали медицинскую информацию, рассказали о судьбе наших писем и заявлений, там же выступили первый секретарь горкома тов. Кольцов и председатель горисполкома тов. Земляной.

20 августа появляется сообщение о заседании Президиума городского Совета ВООП, где председателю секции тов. Васильеву указывается на допущенные нарушения устава ВООП и Положения о секциях. Имеется в виду недопустимость без согласования с городским Советом ВООП устраивать подобные мероприятия.

На расширенном собрании секции 13 августа киришане выразили пожелание, проголосовав за это, встретиться на площади 2 сентября, чтобы получить исчерпывающие ответы на все вопросы по экологической проблеме города.

6-я секция направляет письмо-заявку в горисполком с просьбой помочь в проведении этого мероприятия 2 сентября с.г. и 30 августа получает письменный отказ в проведении встречи.

Киришане, собравшиеся 2 сентября на площади у Дворца культуры и ожидавшие митинга, потребовали от членов секции его проведения, игнорируя запрет горисполкома, который противоречит положению Конституции СССР о свободе митингов и собраний. Вновь прозвучало множество выступлений людей, озабоченных происходящим на КБХЗ. Члены секции поделились собранной информацией о ходе реконструкции производства БВК и невозможности проведения мероприятий, которые обеспечивали бы полную герметичность производства, его безотходность.

В последнее время положение членов секции осложнилось тем, что в городской печати, многотиражных газетах, в устных выступлениях на собрании активов общественности деятельность секции расцени-

19

вается как авантюрная и антисоветская, что искажает лицо секции и уводит от существа вопроса. Только один раз в газете «Биохимик» было напечатано интервью с председателем секции, где он ответил на множество вопросов редактора газеты.

14 октября с.г. ожидается приезд Госкомиссии во главе с заместителем министра тов. Соболевым для проверки хода работ по реконструкции и возможного подписания акта приемки. 10 октября секция обратилась в горисполком, к первому секретарю ГК КПСС, председателю Госкомиссии с просьбой присутствовать на всех мероприятиях работы Госкомиссии, выделив для этого трех членов секции как представителей общественности.

Также подготовлено и отправлено письмо в горком партии с просьбой о проведении пресс-конференции с участием общественности, членов Госкомиссии и представителей редакций всех местных многотиражек и районной газеты.

6-я секция общества охраны

природы города Кириши

20

ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС

ТОВАРИЩУ ГОРБАЧЕВУ М.С.

Мы, жители города Кириши Ленинградской области и граждане своего Отечества, обращаемся в ЦК КПСС.

Это обращение – наша последняя надежда.

Кириши еще в недавнем прошлом с гордостью называли «городом молодости». Ныне он стал известен на Ленинградской земле и за ее пределами как «город медленной смерти».

Наш убийца – биохимический завод, это Чернобыль на Киришской земле. И наше требование – одно – ЗАКРЫТЬ БХЗ!

В 1975 году, сразу после пуска БХЗ, количество заболеваний бронхиальной астмой увеличилось в 20 раз, в 1978 году – в 24 раза, больных детей зарегистрировано в 35 раз больше, чем взрослых («Киришский факел» №55 от 07.05.87 г.).

Город удостоился сомнительной чести открытия аллергологического отделения, которым может «похвастаться» не каждый областной центр. Но если бы только это! Заболевания кожных покровов, воспаления слизистых оболочек, поражения органов дыхания, желудочно-кишечного тракта, почек, нервной системы! Продолжать можно и дальше, но все, что мы на себе испытываем, уже описано в учебнике для студентов медвузов (К.Д. Пяткин, Ю.С.Кривошеин Микробиология, Медицина, М., 1980 г., стр.459). Мы перестали доверять врачам, которые говорят одно, а пишут другое. Почти все погибшие дети госпитализировались с диагнозом ларинготрахеит со стенозом 1–2 степени, а в свидетельствах о смерти стояло: острая респираторная вирусная инфекция.

Что это? Служебная некомпетентность, недобросовестность? Или отсутствие гражданского мужества воспротивиться приказу лгать? Но самое страшное – это снижение иммунитетной способности организма киришан. Возникновение биохимического «СПИДа»! А ведь по сведениям, исходящим от работников Ленинградского Государственного института усовершенствования врачей, уже сейчас 80% киришан в разной степени поражены грибковыми заболеваниями. Что же дальше?

Нет такой экономической целесообразности, в жертву которой может быть принесено здоровье людей. Но какова все же продукция и экономика БХЗ? Разработчики обманули государство, представив

21

белково-витаминный концентрат (БВК, чудодейственным эликсиром, резко повышающим продуктивность скота. БВК на основе парафинов запрещен в рационе питания мясного и молочного животноводства, а также на птицефермах. Его разрешено использовать только в пушном звероводстве. Но разве это оправдывает убытки в 13 млн. рублей (Газета «Биохимик» от 19.03.87 г.)? Мало того. Если бы средства и материалы, которые вкладываются в этот завод, направить селу для наращивания производства растительного белка, то получили бы его в 2–3 раза больше и дешевле (Газета «Правда» № 17 от 27.04.87 г.).

Нас не устраивают никакие проекты и программы реконструкции БХЗ, ложь подтасованных «фактов» и «анализов», десятки ответов Минмедбиопрома. Выход только один – НЕМЕДЛЕННОЕ ЗАКРЫТИЕ БХЗ И ЕГО ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЕ. Нас не могут успокоить тысячи многосотенных штрафов завода за отравление окружающей среды – лечиться нам приходится за свои деньги, не говоря уже о невосполнимых утратах тех, чьи дети пополнили детский сектор Киришского кладбища.

«Медленная смерть», «Болезнь Быкова», «Киришанка» должна быть безотлагательно уничтожена, а не «доведена до приемлемого по ПДК уровня»!

БХЗ убивает не только нас, но и веру в честность и порядочность тех, кого мы называем представителями трудового народа, призванными защищать наше конституционное право на охрану здоровья и самой жизни.

Мы, жители города КИРШИ и граждане своего Отечества, обращаемся в ЦК КПСС. УСЛЫШЬТЕ НАШ ГОЛОС!

июнь 1987 г. г. Кириши

22

АНТИПРОКУРОР

Речь пойдет о новом аспекте трагедии памятника природы «Урочище Донцы». Районная Волосовская прокуратура в угоду правонарушителям сорвала мероприятие, проводимое инспекцией общества охраны природы и группой «Гринхип» («Зеленый хиппи») по выполнению охранного режима памятника. Против участников выезда организовывается травля.

Новый крестовый поход против общественных природоохранных органов был затеян не случайно. Еще год назад общественной группе спецконтроля Всесоюзного Ботанического общества АН СССР и ВООП удалось схватить за руку райпрокуратуру, когда она слишком завралась. Подтасовка документов, надуманные факты с явным душком личной заинтересованности – это не только нарушение моральных принципов, тем более со стороны надзорного органа.

Что же все-таки произошло сейчас в Донцах?

Прокладка незаконной дороги, разрезавшей памятник природы надвое, была проведена садоводами с большой поспешностью и отступлением от норм экологического законодательства, что 300 метров этой дороги оказалось в зоне особого режима пользования (на этой территории распоряжением Леноблисполкома еще 4 года назад был запрещен всякий проезд автотранспорта). 2 сентября члены группы «Гринхип» с моим участием провели пикетирование на этом участке дороги. Примерно через неделю я был вызван районным прокурором. Нет, его не взволновало, что взбешенные садоводы, уже причинившие ущерб природе на сумму 2 миллиона рублей, пытались силой сбросить всю группу в речку. Аргументируя свои слова какими-то непроверенными слухами, он потребовал, чтобы я в следующий раз привез ему кучу оправдательных документов, следовательно, вызвал меня в Волосово только для того, чтобы попугать и сказать, что нужно привезти в следующий раз. Почему не по телефону? Два часа туда, два часа обратно, и все за свой счет. Какое-никакое, а наказание.

В разбирательство преследования вмешались юристы ВООП. Требования ретивого прокурора оказались настолько необоснованными, что он даже не решился изложить их в письменном виде.

Казалось бы, что «вредного» в одном вызове прокурора, хотя бы и незаконном? А вот что: прокурор – лицо очень должностное

23

и очень влиятельное. Одного «легкого движения», одного только сомнения в простейших методах охранных мероприятий хватило, чтобы ВООП встало перед необходимостью в обязательном порядке опротестовывать его беззаконные требования.

А уникальный природный объект на весь осенний сезон остался без охраны.

Таким образом, райпрокурор, чей святой долг в сложившейся ситуации заключается в том, чтобы:

1) защитить памятник природы от титулованных браконьеров,

2) помогать и поддерживать инспекторов ВООП и представителей общественности в их благородных усилиях,

3) защищать инспекторов ВООП от мести разоблаченных нарушителей, –

совершает прямо противоположные поступки.

Да прокурор ли он?

Начальник группы спецконтроля Всесоюзного Ботанического общества АН СССР

В. Гущин

24

ЭО ДЕЛЬТА – ПЕРЕПИСКА

Реализация «западного варианта» «защитных сооружений» Ленинграда от наводнений («дамбы») согласно экспертизы Госстроя (1978 г.) могла быть начата только после «опережающего осуществления» природоохранных мероприятий. Строительство было начато в 1979 г. Сегодня «дамба» – экологически существует. Однако ни одно из «дополнительных мероприятий» не выполнено.

(Письмо Госстроя от 29 сентября 1978 г. (см. 1)

Факт возведения ЗС с нарушением проекта и пр. (см. Меркурий и пр. прессу) стал Фабулой научно-общественной эпопеи, драматизм которой – в разделении жителей региона на «дамбистов» и «антидамбистов». Мероприятия, призванные уберечь Невскую губу, – абортированы и захоронены в архивах, ЗС перекрывают водоем, последствия – налицо: среди прочих документов появляется Постановление Президиума АН СССР (1986), дублирующее суть письма Госстроя.

(Постановление Президиума АН СССР от 14 октября 1986 г.) (см. 2)

Из архива ЭО «Дельта»

I

Письмо ГОССТРОЯ ОТ 29 сентября 1978 года,

I АБ – 4421 – 20/5 СОВЕТ МИНИСТРОВ РСФСР

При экспертизе технического проекта защиты г. Ленинграда от наводнений выявлено, что правильное экономически целесообразное решение проблемы санитарного состояния Невы и Невской губы в условиях защитных сооружений возможно только при обязательном выполнении дополнительных мероприятий, для чего необходимо:

1. Разработать генеральную схему водоснабжения и канализации населенных пунктов и промышленных предприятий всего Ленинградского региона, предусмотрев в ней максимальное использование оборотного водоснабжения промпредприятий, сочетание локальных и общих систем очистки стоков, удаление ионов цветных и тяжелых металлов и др.

2. Установить очередность строительства и сроки ввода в эксплуатацию сооружений водопровода и канализации в соответствии с генеральной схемой и учетом опережающего их ввода по сравнению с сооружениями защиты.

25

3. Предусмотреть на строящихся очистных сооружениях г. Ленинграда мероприятия по обезвреживанию сточных вод и удалению из них фосфора, а также изменить местоположение выпусков их в акваторию Невской губы.

4. Осуществить строительство проточного канала с акватории морского порта в Южную часть Невской губы и мероприятий по усилению проточности реки Смоленки.

5. Ликвидировать свалки загрязненного грунта на акватории Невской губы.

Государственный комитет СССР по науке и технике в своем заключении от 30 сентября 1978 г. по санитарной и эконологической частям проекта защиты г. Ленинграда от наводнений также считает невозможным решить проблему санитарного состояния Невы и Невской губы без опережающего осуществления указанных мероприятий.

В связи с тем что от решений по осуществлению дополнительных мероприятий зависят сроки строительства сооружений защиты Ленинграда от наводнений, а также организации строительства и производства работ, прошу сообщить о принятых по ним решениях, состоянии их разработки, стоимости и сроках осуществления.

п.п. Заместитель Председателя Госстроя СССР

(подпись)

А.А.Боровой

2

ПРЕЗИДИУМ АКАДЕМИИ НАУК СССР

СЕКЦИЯ НАУК О ЗЕМЛЕ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

14 октября 1986 г. № 68-13000

г. Москва

Об экологических последствиях строительства комплекса сооружений по защите г. Ленинграда от наводнений

Гидрологические и экологические исследования водной системы Ладожское оз. – р. Нева – Невская губа для решения вопросов научного и хозяйственного характера проводились на основе комп-

26

плексного планирования после принятия в июле 1976 г. постановления Совета Министров СССР №567 «О мерах по усилению охраны от загрязнения бассейна Балтийского моря». В программу исследований был также включен вопрос, связанный с проектом комплекса защитных сооружений Ленинграда от наводнений. После экспертизы, которая была осуществлена Госэкспертизой СССР и ГКНТ, был принят «западный» вариант защитных сооружений, разработанный Институтом С.Я.Жука.

Во исполнение постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 2 августа 1979 г. № 745 «О строительстве сооружений защиты Ленинграда от наводнений», в соответствии с программой работ, утвержденной постановлением Государственного комитета СССР по науке и технике от 17 ноября 1980 г. №425, и согласно решению Исполкома Ленсовета от 13 апреля 1981 г. №237, коллективами более 30 организаций-соисполнителей различных министерств и ведомств под руководством головной исследовательской организации – Государственного гидрологического института Госкомгидромета в 1981–1985 г.г. выполнены большие гидрологические и экологические исследования с целью разработки рекомендаций по охране и оздоровлению водной системы Ладожское оз.– р.Нева–Невская губа. Междуведомственному координационному совету АН СССР в Ленинграде было поручено принять участие в координации исследований. Эту работу осуществляет научный совет по проблемам охраны окружающей среды МКС АН СССР в Ленинграде.

Ежегодно ход работ по программе обсуждался на заседаниях совета с участием представителей научно-исследовательских и проектных организаций, участников программы, а также представителей областного и городского комитетов КПСС, Ленгорисполкома, Госкомгидромета и различных государственных инспекций.

Проведенные исследования обеспечили усиление внимания к состоянию природных вод Ладожского оз., р. Невы, Невской губы и восточной части Финского залива. Они являются весьма своевременными в условиях осуществляемого строительства сооружений защиты Ленинграда от наводнений, крупнейших городских канализационных очистных сооружений и других водоохранных объектов Ленинграда и пригородов. Кроме этого [фрагмент текста утрачен] были использованы для разработки природоохранного раздела единого Генерального плана развития Ленинграда и Ленинградской облас-

27

ти 1986–2000 гг., комплексной схемы охраны окружающей среды Ленинграда на период до 2005 года, разрабатываемой ЛенНИИпроектом, и схемы комплексного использования и охраны вод бассейна реки Невы, выполняемой Ленгипроводхозом. Тем не менее до настоящего времени допускается отставание от плановых сроков реализации водоохранных объектов на промышленных предприятиях города и области, темпы строительства очистных сооружений отстают от темпов строительства защитных сооружений, несмотря на то что в соответствии с принятыми планами, он должен вестись опережающими темпами. Кроме того, в проектах очистных сооружений не решены вопросы обеззараживания больших объемов сточных вод и утилизации осадка. Завершение перекрытия северного участка дамбы от побережья до о. Котлин без своевременной подготовки соответствующего плану количества пропускных отверстий в дамбе привело к резкому ухудшению экологической и санитарно-эпидемиологической обстановки в северной части Невской губы. Возникают сомнения в правильности модельных исследований и сделанном прогнозе экологической обстановки после завершения работ по строительству защитных сооружений. Все это вызывает обоснованную тревогу ленинградской общественности и широкого круга ученых.

Учитывая особую важность решения вопросов экологической безопасности в районе Невской губы и восточной части Финского залива, в феврале 1986 г. Научный совет по проблемам охраны окружающей среды провел совместное заседание с секцией охраны окружающей среды Совета экономического и социального развития и ускорения научно-технического прогресса при Ленинградском обкоме КПСС. Рекомендации заседания были переданы в областной и городской комитеты партии, и в июне 1986 г. по данному вопросу состоялось специальное заседание Бюро Ленинградского горкома КПСС.

В июле 1986 г. вопрос обсуждался в комиссии Президиума Совета Министров СССР по охране окружающей среды и рациональному использованию природных ресурсов.

На основании полученных указаний и рекомендаций Ленгорисполкомом был разработан комплекс неотложных мер по экологическому оздоровлению устьевой части р. Невы и Невской губы. Решением №606 от 25.08.86 определены конкретные исполнители и сроки реализации каждого из разработанных мероприятий.

28

Следует подчеркнуть, что повышенное внимание к экологической безопасности в масштабах водной системы Ладожское оз. – р. Нева – Невская губа и беспокойство по поводу реализации водоохранных мероприятий, особенно в части нерешенных вопросов бактериологической обработки больших объемов сточных вод, вполне оправданы. Решение данных вопросов актуально не только для Ленинграда, но и для всех больших городов страны.

Секция наук о Земле и Бюро Научного Совета по проблемам биосферы, заслушав и обсудив доклад председателя Научного совета по проблемам охраны окружающей среды, члена-корреспондента АН СССР Скарлато О.А., основной доклад по проблеме доктора географических наук, профессора Шикломанова И.А. и выступления участников заседания, ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1. Одобрить основные направления научно-исследовательских работ по охране и оздоровлению водной системы Ладожское оз. – р. Нева – Невская губа, координируемых Научным советом по проблемам охраны окружающей среды МКС АН СССР в Ленинграде.

2. Просить Президиум АН СССР поручить Вычислительному центру АН СССР и Институту прикладной математики им.М.В.Келдыша АН СССР с привлечением других научно-исследовательских учреждений провести в XII пятилетке исследования для проверки результатов работы Государственного гидрологического института по моделированию гидрологических процессов в Невской губе, разработке новых математических и физических моделей с привлечением современных методов и средств вычислительной техники; создать рабочую группу для решения проблемы математического моделирования экосистемы больших городов в условиях антропогенного воздействия.

3. Просить Госкомгидромет в рамках программы по гидрологическим и экологическим исследованиям водной системы Ладожское о. – р. Нева – Невская губа провести в XII пятилетке углубленные исследования в восточной части Финского залива с учетом развития курортной зоны всесоюзного значения, уточнив программу этих исследований с учетом высказанных на заседании замечаний и предложений.

Рекомендовать Госкомгидромету ходатайствовать перед Госпланом СССР и Минводхозом СССР о финансовом обеспечении проектно-изыскательских работ, проводимых Ленгипроводхозом по внедре-

29

нию рекомендаций Государственного гидрологического института, разработанных на основе результатов исследований по вышеуказанной программе.

4. Рекомендовать Ленинградскому научному центру АН СССР ускорить проведение работ по программе охраны окружающей среды и рационального использования природных ресурсов бассейна Ладожского озера. Провести координацию работ по данной программе с программой «Ладожское оз. – р.Нева – Невская губа».

5. Рекомендовать Междуведомственному координационному совету АН СССР и Ленинградскому научному центру АН СССР ускорить разработку специальной программы научно-исследовательских работ по обеззараживанию больших объемов сточных вод и утилизации осадков городских сточных вод.

Учитывая особую актуальность проведения данных работ для обеспечения экологической безопасности больших городов, просить Президиум АН СССР оказать содействие Междуведомственному координационному совету АН СССР и Ленинградскому научному центру АН СССР в привлечении к проведению исследований институтов АН СССР, АН УССР и других академических центров.

6. Просить Госплан СССР и ГКНТ СССР отнести к категории особо важных и срочных научно-исследовательских работ комплексные исследования по обеззараживанию и обезвреживанию больших объемов сточных вод, по утилизации осадков городских сооружений для крупных городов.

7. Учитывая важность организуемых Институтом эволюционной физиологии и биохимии им. И.М.Сеченова АН СССР и управлением «Севморзащита» исследований по биологической индикации экологического состояния ограничиваемой защитными сооружениями акватории, просить Ленинградский обком КПСС и горком КПСС и Ленгорисполком рассмотреть план и перспективы этих исследований и оказать содействие в их осуществлении.

8. Рекомендовать Ленгорисполкому ходатайствовать перед Советом Министров СССР о дополнительном финансировании и материально-техническом обеспечении запланированных водоохранных мероприятий, а также ликвидации отставания строительства северных и юго-западных очистных сооружений.

30

9. Рекомендовать органам массовой информации постоянно информировать общественность о ходе выполнения научно-исследовательских и проектных работ, о ходе строительства комплекса защитных сооружений Ленинграда от наводнений и особенно о ходе реализации природоохранных мероприятий.

10. Считать необходимым пересмотреть график строительных работ на сооружениях, защищающих г. Ленинград от наводнений таким образом, чтобы перекрытие сечения в южной части Невской губы было произведено после введения в эксплуатацию очистных сооружений в полном объеме, предусмотренном проектом.

Председатель Секции наук

о Земле

Президиума АН СССР

академик (подпись) А.Л. Яншин

Ученый Секретарь

Секции наук о Земле

Президиума АН СССР

кандидат экономических

наук (подпись) В.С. Чесноков

31

ЭО ДЕЛЬТА. ИНФОРМАЦИЯ

х х х

18 сентября 1987 года мы начали общественный водоохранный рейд по водостокам и водоемам города. Все желающие принять участие в мероприятиях могут заполнить анкеты и бланки и выслать их по адресу: 197227, Ленинград, а/я №337.

(Анкета участника рейда,

Акт обследования водотока, водоема.)

х х х

Мы берем на себя подготовку, организацию и проведение мероприятия, которое поможет нам:

— узнать друг друга,

— сплотиться,

— выработать долгосрочную программу Движения.

Мы предлагаем:

Съезд экологически ориентированных Формирований и движений

«ПРАВА ПРИРОДЫ»

Э0 «Дельта»

Темы, идеи и данные о себе направлять: 194295, Ленинград, пр. Художников, д.9, корп.2, кв. 285, Кожевников Петр Валерьевич.

АНКЕТА УЧАСТНИКА РЕЙДА «ЗДОРОВЬЕ ГОРОДА – В РУКИ ГОРОЖАН!»

«____»_____________198 года

1. Фамилия, имя, отчество__________________________________________________

2. Координаты: ___________________________________________________________

3. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние водных ресурсов Ленинграда______________________________________________________________

4. Можно ли считать кого-либо виновником загрязнения водных ресурсов, и кого Вы можете указать?_______________________________________________________

5. Как вы оцениваете деятельность водоохранных органов? _____________________

6. Ваши предложения по улучшению состояния водных ресурсов?________________

________________________________________________________________________

________________________________________________________________________

32

7. Дополнения: ___________________________________________________________

ЭО «Дельта»

«ЗДОРОВЬЕ ГОРОДА – В РУКИ ГОРОЖАН»

РЕЙД Э0 «ДЕЛЬТА»

АКТ

обследования водотока, водоема г. Ленинграда и

области

На основании ст. 9 Основ Водного Законодательства Союза СССР и Союзных республик, нами (мною)_______________________________________________________

прож.___________________________________________________________________

при обследовании акватории обнаружено загрязнение водной поверхности нефтепродуктами. Наличие видимой плавающей нефтяной пленки определяется как залповый сброс.

1. Время и дата наблюдения ________________________________________________

2. Наименование водотока, водоема _________________________________________

3. Место, где обнаружено загрязнение _______________________________________

4. Внешний признак загрязнения нефтяной пленкой (наблюдаемое подчеркнуть)

(серебристый, ярко-радужный, тускло-мутно-коричневый, темный, темно-коричневый) ____________________________________________________________

5. Длина и ширина видимого загрязнения по каждому признаку в метрах

(площадь в м. кв.) ________________________________________________________

6. Источник загрязнения или откуда оно поступает ____________________________

________________________________________________________________________

7. Любые иные сведения о нарушениях и загрязнениях _________________________

________________________________________________________________________

Ф.И.О.___________________________(подпись) ______________________________

Ф.И.О. свидетелей_________________(подпись)_______________________________

Ответственный за нарушение, если таковой установлен (при отказе от подписи – отметить в акте) _____________________________________________________________

Гражданам и должностным лицам г. Ленинграда и области просьба оказывать содействие в работе общественного контроля по выявлению виновников в загрязнении вод.

33

Место для объяснений и пояснений _________________________________________

+ + +

Экоотдел ведет Петр Кожевников

34

Белые воротнички

ВЫЯВЛЯТЪ БЮРОКРАТА ИЛИ БОРОТЬСЯ С НИМ?

Бюрократизм, бюрократизм, бюрократизм – вот что мешает перестройке, обновлению нашего общества. Вот против чего выступают все поголовно… Погодите, погодите! Если все до одного, то где же, кто же среди нас этот всеобщий враг? Затаился, притворился, перекрасился?

Легко кричать в микрофон: «Долой бюрократов!» Легко поднять или вывесить плакат «Бюрократов долой!!!» Необыкновенно р-р-революционно. Совершенно безопасно. Абсолютно бесполезно. Бесполезно, ибо объект утекает сквозь пальцы. Бороться с бюрократами – то же самое, что бороться с дураками, – объекта нет. Никто ведь не скажет: «Нет! Мы, дураки, правы. Мы будем бороться с вами, умными!» Ни один дурак не станет признавать себя дураком. Или бюрократом.

Борьба с бюрократизмом – это не лозунг, а настоящая, тяжелая, многолетняя борьба не за разгром, а за ослабление бюрократизма, за противодействие этой хронической болезни общества, за демократизацию. И здесь нельзя пренебрегать ни крупицей положительного опыта. Вершиной такой борьбы был, по-видимому, 1929 год: наиболее явный расцвет этого ненавистного зла, но и наиболее продуманные комплексные меры борьбы против бюрократизма. XVI партконференция: предложенная ЦКК-РКИ и принятая единогласно 16-страничная резолюция: «Об итогах и ближайших задачах борьбы с бюрократизмом». Не чувствуется еще зловещего дыхания культа личности, резолюция пропитана ленинским духом, столь нужным сегодня. И главное, никто ее не отменял, как никто не отменял декретов о земле и мире.

И неотложным требованием звучат сейчас слова этой партийной резолюции:

«В отношении тех коммунистов, проверка работы которых установила их непригодность к делу государственного управления, необходимо самым решительным образом прекратить практикующуюся ныне переброску таких работников из учреждения в учреждение и из района в район, которая только окончательно губит их и одновременно

35

мешает улучшению работы аппарата, и добиться их неуклонного возвращения на работу по специальности».

Это актуально и сегодня, через 58 лет. Мы поможем перестройке, демократизации и борьбе с бюрократизмом, если будем предавать гласности нарушения этого непреложного партийного требования.

Редакция рассчитывает на поддержку читателей и публикации сообщений такого рода:

Иванов Иван Иванович освобожден от должности начальника управления важнейшими проблемами в Выборгском районе (с окладом 500 руб.) за приписки, развал работы и финансовые злоупотребления приказом от 32 июня 1986 года, подписанным начальником самого главного управления Юмярековым Имярек Имярековичем (см. также публикацию в газете «Тайм» от 35 декабря 1986 года «Зачем нужен Иван Иванович?»).

1.07.86 г. приказом Сидорова С.С., начальника управления нужными делами, И.И.Иванов назначен главным консультантом по особо серьёзным вопросам в Ждановском районе, где работает по настоящее время (с окладом 501 руб.). Телефон управления нужными делами: 999.99.99.

Письма с выражением вашего отношения к таким публикациям и (или) с изложением других известных вам случаев злостного нарушения этой антибюрократической резолюции (с телефонами или иными источниками, по которым можно проверить сообщаемый вами факт, и с обратным адресом) отправляйте редакции.

Мы надеемся также, что партийные, советские и правительственные инстанции, а также представители печати захотят принять меры или хотя бы высказаться по существу сообщаемых нами фактов.

В. Рамм

Сообщение №1

т. Зайцев В.И., не избранный жителями Тосненской области депутатом в горсовет (см. «Выборы с выбором» Л.Кукареджи, стр.12) именно за развал работы и т.д., назначен на должность зам. зав. отделом по контролю за выполнением плана социально-экономического развития (оклад выяснить не удалось).

37

НАУЧНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИНЖЕНЕРНЫЕ РАЗРАБОТКИ –

НА ПОДРЯД

В печати развернулась дискуссия – выбирать или назначать директоров НИИ? Предположим, однако, что и в этой среде восторжествует линия на демократизацию и администрация НИИ и КБ станет выборной. Изменит ли это нынешнее, прямо скажем, неудовлетворительное положение в области научно-технического процесса, создаст ли условия и стимулы для повышения эффективности труда инженеров и исследователей? Вряд ли.

Как бы ни был уважаем вновь избранный директор НИИ, он специалист лишь в ограниченном направлении, в остальных – просто администратор. А это значит, что и выборность не защитит нас от воспроизводства административно-бюрократических отношений в науке, при которых важнейшие вопросы планирования и распределения ресурсов решают не специалисты, а клерки – администраторы и работники плановых отделов. А ведь администраторы в силу своего служебного положения оторваны от реального участия в исследованиях и разработках и быстро теряют свою научную и инженерную квалификацию.

Здесь надо сказать о бесплодной попытке стимулировать исследователей и разработчиков в условиях административно-бюрократической системы управления. Я имею в виду известный Ленинградский эксперимент по совершенствованию оплаты труда ИТР и последовавшие за ним 462 постановления Совета Министров СССР. Не оправдались надежды на то, что надбавки из фонда экономии заработной платы (согласно постановлению СМ СССР № 462) позволят поднять интенсивность и производительность инженерного труда. Они превратились в заурядный коэффициент к гарантированному окладу сотрудника и рассматриваются им как нечто обязательное. Социологические опросы показывают, что разработчики не знают, за выполнение какой «дополнительной» работы они получают надбавки. Они уверены, что ни сокращение срока работ, ни реальное повышение интенсивности труда не приведет к увеличению надбавок. Это неудивительно, ведь базой для определения трудоемкости являются «нормативы» в расчете на такие единицы, как лист чертежа, математическая модель, электрическая схема, страница отчета и т.п.

38

Игнорируется очевидное – то, что основная трудность исследований состоит в выборе нестандартного конструкторского решения, методов формализации расчетов, алгоритма вычислительной программы и т.д. Попытки отразить это с помощью интервала табличных значений «нормативов» с диапазоном отклонений от минимального на 200–300% открывает простор для произвола – «нормативы» служат лишь формальным прикрытием заранее принятого руководством решения. Но по бюрократическим меркам – все в порядке: есть план, есть «нормативы»; умножая одно на другое, получаем объем и «обосновываем» задание.

С помощью такого рода «нормативов» легко «рисуют» и калькуляцию затрат для обоснования объемов в договоре с заказчиком, причем под любую, наперед оговоренную сумму. Естественно, что в этих экономических условиях единственным реальным ограничением остается фонд заработной платы НИИ и КБ. Его и разверствуют на число сотрудников, заранее определяя процент надбавок каждому. Отсутствуют какие-либо преграды увеличению в штатах организаций доли сотрудников, непосредственно не занятых исследованиями и разработками. Постоянно растут затраты на содержание отделов: планово-экономического, производственного, кадров, бухгалтерии, хозяйственного и др. Причем размер окладов и надбавок у сотрудников этих приближенных к администрации отделов, как правило, выше, чем у работников основных исследовательских отделов. Их реже отвлекают на сельскохозяйственные работы. Все это вызывает у разработчиков ощущение социальной несправедливости.

Столь же мало стимулируют эффективность инженерного труда премии из фонда экономического стимулирования, начисляемые в зависимости от подтвержденного заказчиками экономического эффекта разработок. Непонятный разработчикам порядок ее начисления, значительные отчисления на премирование администрации и работников вспомогательных служб, малая доля премии в общей сумме заработной платы, длительный промежуток времени между окончанием разработки и выплатой премии разрывают в сознании работников причинно-следственную связь между результатами их труда и вознаграждением.

Выход видится в решительном отказе от затратного принципа в ценообразовании на НИСКР и в переходе к расчетам между пред-

39

приятиями и организациями-разработчиками по договорным ценам, отражающим экономический эффект разработок. В самом деле, какое дело заводчанам до того, сколько институт планирует затратить на разработку новой технологии, их интересует ожидаемая выгода от ее внедрения. Перевод предприятий на полный хозрасчет и самофинансирование приведет к тому, что лишние деньги за разработку завод институту не заплатит.

Но еще более важным мне представляется необходимость радикальных перемен во взаимоотношениях внутри НИИ и КБ. В организации инженерного труда в центр внимания надо поставить подрядную инженерную бригаду – временный коллектив разработчиков «под тему». Ликвидировать систему гарантированных окладов и надбавок к ним. Пусть разработчики, подобно журналистам «на договоре», лишь держат свои трудовые книжки в НИИ и КБ, а зарплату получают за выполненную в составе инженерной бригады и проданную заказчику разработку. Разумеется, инженер или научный работник может участвовать в нескольких подрядных бригадах и в разных НИИ и КБ, в той мере, в какой он сможет внести в их работу свой вклад. Такая система напоминает широко распространенную в мире и доказавшую свою эффективность форму организации исследовательских работ по грантам, когда заказчик объявляет конкурс на предложение по выполнению определенной разработки, изучает и оценивает с помощью экспертов поступившие предложения и, выбрав лучшее, заключает договор. Группе разработчиков предоставляются в полное распоряжение средства для закупки или аренды необходимого оборудования, помещений, оплаты сторонних услуг и для вознаграждения труда. В нашей стране на подобных принципах работает лишь одна организация – Биоцентр при Тартуском университете.

Переход на условия инженерного подряда резко сократит негативное влияние на уровень разработок «администраторов от науки». На их долю останется обеспечение непосредственных разработчиков необходимыми условиями для работы, т.е. сдача в наем инженерным подрядным бригадам помещений, оборудования, ЭВМ и оказание других услуг на возмездной основе. Роль Научных и Технических советов, состоящих из лидеров подрядных бригад, наоборот возрастет. Они будут играть роль координирующих и информационных центров, обеспечивающих мобильность кадров специалистов.

40

Заинтересованные в престиже организации советы станут гарантами качества выполняемых разработок.

Л. Борисов

41

Горячие точки планеты

К СОБЫТИЯМ НА БОЛЬШОЙ РАЗНОЧИННОЙ

Станет ли Большая Разночинная вторым «Англетером»?.. Сейчас очень многие задаются этим вопросом. События нарастают стремительно. Попробую восстановить их ход.

О том, что на Б.Разночинной незаконно сносят дома 14 и 16, памятники архитектуры, я узнал от ребят из группы «ЭРА» поздно вечером 20.9. 21.9 рано утром я уже был на Б.Разночинной, в проходной завода станков-автоматов, который решил снести эти дома ради постройки нового заводского корпуса; там уже собрались ребята из «Эры» и «Спасения». Начались напряженные хождения по всем инстанциям и ведомствам, звонки, телеграммы, письма – с раннего утра и до позднего вечера. Прежде всего, мы пытались сделать все, чтобы приостановить снос домов и добиться пересмотра всего дела по Б.Разночинной. 22.09, вечером, во вторник, я и Сергей Васильев из «Спасения» выступили в телевизионной передаче «Открытая дверь» с прямым призывом к официальным инстанциям и ко всем ленинградцам сделать все, чтобы не допустить сноса домов на Б.Разночинной. На следующее утро у проходной завода станков-автоматов возник стихийный митинг; мы непрерывно звонили в Ленгорисполком, в ГлавАПУ, в другие инстанции, но ответы о судьбе домов были самые смутные и противоречивые. В Ленгорисполкоме нас, наконец, уверили, что снос домов остановлен. 25.9 рабочие Главзапстроя снова стали разрушать стену дома №16. В Ленгорисполкоме сказали, что судьба домов на Б.Разночинной передана на усмотрение ГлавАПУ, и мы узнали, что на столе директора завода станков-автоматов лежит телеграмма гл. архитектора города Соколова: дом 16 – снести, дом 14 -«разобрать». В этот же день вечером на открытом заседании бюро «Эпицентра» было принято решение о необходимости проведения митинга в защиту сносимых домов. На следующий день, 26.09, в субботу, ребята из «ЭРЫ» и «Системы» сделали отчаянную попытку остановить снос дома 16. Они забаррикадировались в его верхних этажах в самый момент сноса. Сначала их пытались извлечь оттуда рабочие, затем была вызвана милиция; дверь была выбита, виновники извлечены и переписаны. Я в этот момент непрерывно звонил

42

звонил с Б.Разночинной в Ленгорисполком, где мне с трудом удалось получить ответ, что судьбу данных домов теперь целиком решает тов.Соколов. 29.9 на совместном заседании групп «Спасение», «ЭРА», «Новый мир» и других мы приняли решение об экстренном проведении митинга на Б.Разночинной в ближайший выходной, т.е. 3.10 в 15 часов, не испрашивая у исполкома разрешения на его проведение за 10 дней, т.к. ситуация складывалась чрезвычайная и надо было сделать все возможное, чтобы остановить снос домов. На следующий день, 30.9, представителями «ЭРЫ», Совета ЭК и «Эпицентра» были составлены два текста, в которых мы уведомляли все верховные городские инстанции о проводимом нами мероприятия и приглашали их представителей на наш митинг-встречу, чтобы попытаться сообща решить судьбу несчастных домов. На следующее утро, 1.10, все приглашения были разосланы по соответствующим инстанциям.

3.10.87 состоялся митинг, который прошел вполне организованно. Никто из приглашенных нами официальных лиц на него не явился (только представитель горисполкома выступал как частное лицо). Представители милиции пытались требовать, чтобы убрали плакаты, ратующие за перестройку и за спасение культуры, но требований прекратить митинг с их стороны не было.

8.10, в четверг, ко мне на дом пришли сотрудники милиции и оставили повестку, по которой я должен был на следующий день в 9.00 явиться в 71-е отделение милиции Петроградского района на Мончегорской, 6 по делу о моем участии в Митинге на Б.Разночинной. Там мне были представлены протокол и показания трех свидетелей: в первом значилось, «что гр. Веретенников 3.10 в 15 час. организовал из группы «ЭРА» митинг, требованию этот митинг прекратить не подчинился и «тем самым оказал злостное неповиновение представителям органов правопорядка». В показаниях незнакомых мне свидетелей говорилось, что граждане Веретенников и Петрова (руководитель «ЭРЫ») на требования сотрудников милиции митинг прекратить и собравшихся распустить не реагировали, «призывали собравшихся к демократии» и защите домов 16 и 14, «чем оказали злостное неповиновение сотрудникам органов правоохраны». В объяснительной я дал свою версию произошедших на Б.Разночинной событий и опротестовал якобы имевший место факт «моего злостного неповиновения» сотрудникам милиции, на основании которого меня объявляли виновным по ст. 165 административного кодекса РСФСР.

43

Из отделения милиции я был препровожден в нарсуд Петроградского р-на, где меня признали виновным по ст. 165 и приговорили к уплате штрафа в размере 20 руб. И в милиции, и в нарсуде постоянно ссылались на то, что я и Петрова нарушили решение Ленсовета от 18.05.87 о проведении митингов и демонстраций и разрешения на проведение митинга у нас не было. Ссылки на чрезвычайность ситуации со сносом домов и крайнюю странность самого Постановления никого не удовлетворяла.

Через несколько дней руководительница «ЭРЫ» Лена Соловарова-Петрова была по той же статье приговорена к 20 руб. штрафа. Это решение мы будем опротестовывать через прокуратуру. Есть множество свидетелей, подтверждающих, что обвинение нас в «злостном неповиновении» по ст. 165 бессмысленно и противозаконно…

А дом 16 по Б.Разночинной продолжают разрушать. Такая же судьба ждет дом 14. На их месте будут строить новый корпус завода станков-автоматов.

Какие можно сделать выводы из случившегося уже сейчас?… Культура разрушается в угоду административно-ведомственным интересам. Городские власти из рук вон плохо относятся к своим обязанностям – сохранять и защищать культуру, защищать права и законные интересы граждан… На что же теперь надеяться нам, общественности? На Москву, на Горбачева? Ведь Михаил Сергеевич сказал: проявляйте инициативу снизу, берите власть в свои руки, боритесь с врагом перестройки! Так будем бороться! Будем создавать неформальные инициативные общественные группы на местах! Будем вовлекать в них новые силы! Будем объединяться, действовать единым фронтом в нашей общей борьбе за демократию и культуру! Победа будем за нами – за силами революционной перестройки!

В. Веретенников

44

К 175-летию Бородинской битвы

«Какое нам сегодня дело,

Что все превратится во прах…»

А.Ахматова

Отбойный молоток с грохотом вгрызался в мозаичный мраморный пол, фреска художника Сурикова с изображением заседания Халкидонского Собора рухнула, расколовшись пополам … «Это было так давно!» – скажет читатель, подумав, что речь идет о печально известном московском храме. И… ошибется. Все это происходило совсем недавно. В Казанском соборе шла… реэкспозиция. Мраморный пол понадобилось крушить только для того, чтобы провести освещение к экспонатам, размещенным в центре собора. А ЕДИНСТВЕННАЯ ФРЕСКА, СОХРАНИВШАЯСЯ ОТ ХРАМА ХРИСТА СПАСИТЕЛЯ, УПАЛА САМА… Правда, ее позабыли закрепить музейные хозяйственные «умельцы», когда переносили из одного места в другое. При этом она едва не придавила (ее размеры где-то 5х 7 м) тогдашнюю зав. фондами Кузнецову С. М. и фотографа, которые пришли ее фотографировать. Правда, провели кое-какие восстановительные работы, например, покрасили стены, заново отполировали колонны. Но не затем ли, чтобы распорками тяжеленных металлических стендов (металла не жалели) оставить на колоннах неизгладимые следы?! Не пощадили и отлично исполненных макетов, так хорошо известных ленинградцам, посещавшим музей в 50–70 годы. Оформление отдела, рассказывающего о католической церкви, лакированные панели из ценных пород дерева, которые раньше украшали какие-то католические церкви, – было сначала списано, а затем завалялось, затерялось. И вероятно, вовсе уничтожено пожаром в здании Костела Св.Екатерины… Что же касается наружного состояния собора, то оно наводит на мысль, что собор скоро вообще рухнет. Как сообщает А.Аплаксин, автор известного юбилейного издания, посвященного собору, – колонны целиком состоят из блоков пудожского камня. А он сейчас превращается в песок … Поэтому если посыплется одна колонна, – то рухнет и весь фронтон! Вместе с уникальными фондами, ценнейшей библиотекой, сотрудниками, наконец… Этому немало способствует и то, как содержится здание собора.

45

Во время реэкспозиции был нарушен «глиняный замок», бывает, что во время дождя вода заливает подвалы и могилу Кутузова, который в юбилейный год победы плавает в гробу. Вход в склеп полностью не заделан, и многие посетители считают, что ниша – это склад мусора или туалет… Реэкспозиционеры предусмотрели отопление собора за счет радиаторов, которые потом… закрыли стендами! Так что греют они экспонаты! В соборе нет вентиляции, вернее, она есть, но только протяжная, а вытяжной нет. Так что воздух может только нагнетаться! Не беспокойтесь, она тоже не работает, так как нет электроэнергии – главное топливно-энергетическое управление в лице тов.Грушина отказало! Нет, естественно, и калориферного отопления, которое только и разумно в таком здании, как Казанский собор! Того самого, которое вот уже много лет функционирует в Исаакиевском соборе и … даже в ДЛТ! Неудивительно, что многие экскурсоводы в зимние холода простуживаются, а летом задыхаются от недостатка воздуха. В некоторые зимние дни температура воздуха в соборе не поднимается выше +8. «Конечно, в блокаду было и не такое», – скажет взыскательный читатель. Но как объяснить это посетителям, которые мерзнут, падают в обморок (это факт!) и… что естественно, пишут жалобы!

Неудивительно, что при этом страдает и продукция, которую выпускает музей. Так, например, заведующий экспозицией музея в своей книге-альбоме «Казанский собор» пишет: «Собор не похож на православный. Православные церкви строили пятикупольными – в Казанском один купол.» От специалиста-экспозиционника ускользнул тот факт, что в Древней Руси многие соборы были однокупольными (Например, Церковь Покрова на Нерли)! Или: «Иконостас был возведен лишь в 1836 году по проекту К.А.Тона». Значит все годы с 1811 по 1836 гг. священники трудились в нечеловеческих условиях без иконостаса! Любопытствующий читатель найдет там и много других не менее интересных «фактов». Правда этот альбом писался не в помещении собора, где холодно и душно, а в тиши кабинета, дома. Но видно, что холод реэкспозиции проник гораздо глубже – в душу.

После всего сказанного мало кого удивит, что подростки лазают по колоннам собора, пробуют свои молодые силы в отвин-

46

чивании деталей на Флорентийских вратах. Ну а взрослые – те предпочитают фотографироваться рядом со статуями в нишах (и даже … на статуях). И уж как вершина ловкости рассматривается успешное вкладывание в руку Иоана Крестителя сигареты или бутылки из-под шампанского. А ведь можно было бы поставить у музея патрульный пост милиции, запретить интенсивное движение транспорта вдоль колоннад. Создать, наконец, вокруг собора пешеходную зону. Не помешало бы оградить собор металлической оградой по аналогии с Исаакиевским, восстановить старинные фонари и пустить карету. За собором, на площади, под полотняными колокольчиками, могли бы разместиться кафе и самодеятельные художники… Можно было бы … Но пока все остается по-прежнему.

О.П. Мироненко

47

Акценты

В 9 номере «Юности» в подборке стихов О.Э.Мандельштама было опубликовано стихотворение «Квартира». После третьей строфы следовал пропуск. Редакция считает для себя большой честью восполнить этот пробел.

§ Квартира тиха, как бумага,

Пустая, без всяких затей.

И слышно, как булькает влага

По трубам внутри батарей.

Имущество в полном порядке,

Лягушкой застыл телефон,

Видавшие виды монатки

На улицу просятся вон.

А стены проклятые тонки,

И некуда больше бежать.

И я, как дурак, на гребенке

Кому-то обязан играть.

Наглей комсомольской ячейки

И вузовской песни наглей,

Присевших на школьной скамейке

Учить щебетать палачей.

Пайковые книги читаю,

Пеньковые речи ловлю

И грозное баюшки-баю

Колхозному баю пою.

Какой-нибудь изобразитель,

Чесатель колхозного льна,

Чернил и крови смеситель

Такого достоин рожна.

Какой-нибудь честный предатель,

Проверенный в чистках, как соль,

48

Жены и детей содержатель

Такую ухлопает моль.

И столько мучительной злости

Таит в себе каждый намек,

Как будто вколачивал гвозди

Некрасова здесь молоток.

Давай же с тобой, как на плахе,

За семьдесят лет начинать, —

Тебе, старику и неряхе,

Пора сапогами стучать.

Но вместо ключа Ипокрены

Давнишнего страха струя

Ворвется в халтурные стены

Московского злого жилья.

ххх

49

Второй раунд

НЕСКОЛЬКО СЛОВ – О «РАЗМЫШЛЕНИЯХ…»

Ю.В. Галецкий, автор «Размышлений – о «Покоянии» прав: демонстрация фильма была скорее культурным, а культовым явлением. Но кинокритиков, просто критиков, зрителей и почитателей можно понять. В условиях, когда макулатура была средним уровнем, мастеровитые картины (а иногда и те же поделки) ходили в шедеврах, а сильные фильмы лежали на полках, – явление такого, кажется, смешало карты. И многие привычно ударили в литавры.

Восторги, в общем, предназначались не этой картине, а нашей потребности и жажде увидеть (прочесть, услышать) правду о том времени. Фильм занял пустующее место, невостребованную другими вакансию. Социологи знают: так бывает довольно часто. Выйди «Покояние» сегодня – резонанс был бы, вероятно, иным.

Сейчас уже виден, пожалуй, главный парадокс картины. Она всюду оказалась «не у себя дома». Фильм апеллирует к тем, кто знает хотя бы в общих чертах наше недавнее прошлое и готов разгадывать изящные метафоры и тонкие намеки режиссера. Но им фильм оказался неинтересен. Неинтересен он был и тем, кто ничего этого не знает. Ровесники кончающего самоубийством героя голосовали хлопаньем стульев во время сеанса (сам видел и слышал).

Согласен я с Ю.В.Галецким и в другом: только документ способен сказать полную правду о том времени. Бывают в истории ситуации и события, когда «кончается искусство», когда всякая «эстетика» выглядит безнравственно. Но «документальное ли кино способно сообщить что-то по теме»? Позволено усомниться. Из чего будет сделано такое кино? Где те кинодокументы? Такую задачу с большим успехом может выполнить (если успеет) документальная литература. Существует, кажется, и возможная жанровая модель: что-то похожее на «Блокадную книгу», «магнитофонную литературу», «монтаж свидетельства очевидцев», «репортаж из прошлого».

Но – каюсь – ирония и страсть, с которой Ю.В.Галецкий пишет об этом фильме, кажется мне чрезмерной. Она направлена на фильм, но имеет в виду другие объекты. Я вовсе не поклонник Т.Абуладзе, и «Покаяние» с трудом досмотрел до конца. Я с уважением отношусь к А.Г. Битову и его цитату, которая завершает

50

«Размышления…», рискнул бы продолжить так: «не следует путать не только «способы со средствами, средства с целью», но и честную неудачу с конъюнктурной подделкой (их, думаю, мы еще увидим и прочтем, если захотим).

Может быть, от этого фильма останется только слово-заглавие, словообраз «покаяние». Недаром оно нашло широкий отклик в умах. Мало это или много – кто знает…

В.Николаев

51

Всем миром

ВТОРУЮ ЖИЗНЬ «БРОДЯЧЕЙ СОБАКЕ»

«Уверяю, это не ново…

Вы дитя, синьор Казанова…»

– «На Исакьевской ровно в шесть»…

– Как-нибудь побредем по мраку,

Мы отсюда еще в «Собаку» …

– Вы отсюда куда?»

– «Бог весть!»

Мы, инициативная группа, заявляем о том, что создано и ведет борьбу движение за возрождение памятника истории и культуры ХХ-го века литературно-артистического кафе «Бродячая собака».

В этом году исполнилось 75 лет с того дня, когда инициативная группа архитекторов, драматургов, художников во главе с режиссером Борисом Прониным очистила от грязи подвальное помещение дома №5 по пл. Искусств и открыла там пристанище для единомышленников.

С 1912 по 1915 гг. через это кафе, служившее местом встреч всей творческой интеллигенции Петербурга, прошли Маяковский, Блок, Мейерхольд, Бальмонт, Сологуб, Потемкин и др. Правильнее было бы сказать, что не было в те годы такого известного имени, которое не упоминалось бы в связи с этим кабаре.

Не погрешив ни на йоту против истины, можно сказать, что в городе нет другого такого места, которое имело бы больше прав на звание памятника культуры и искусства начала века.

Между тем подвал до сих пор не взят под охрану. Зал, где с небольшой эстрады поэты читали свои стихи, а актеры разыгрывали фрагменты будущих спектаклей, перестал существовать. Толстенные кирпичные перегородки, оставшиеся в наследство от устроенного здесь когда-то бомбоубежища, разгородили помещение на несколько утлых каморок. От камина, эстрады, круглого стола и деревянной люстры не осталось, конечно, и следа. Стены и свод, расписанные некогда художником «Мира искусств» С.Ю.Судейкиным, замазаны многочисленными слоями побелки и покраски, изувечены глубокими ранами последующих пристроек и пере-

52

планировок.

Но восстановить подвал можно. Можно, нужно и даже более того, необходимо. Дом, построенный архитектором Жане и Росси, находится в аварийном состоянии. Поэтому, пока не разразился капитальный ремонт, необходимо добиться, чтобы из подвала был выселен нынешний арендатор (кровельные мастерские), чтобы помещения, где в начале века находилось литературное кафе Пронина, было передано для ремонта и реставрации.

За последние 10 лет предпринималось несколько попыток восстановления кафе «Бродячая собака». Но все они неизменно кончались неудачей. Причин к тому существует несколько, но главная, на наш взгляд, – это разобщенность сил, бравшихся за это дело.

В России издавна существует хорошая традиция: если где-то случится беда, пострадавшим помогают «всем миром». Поэтому движение, не переоценивая своих сил, приглашает к сотрудничеству всех, кому не безразлична судьба памятника истории не только Ленинграда, но и всей русской культуры в целом.

В нашем движении участвует группа «Новый Мир» (руководитель В.А.Веретенников), которая готова безвозмездно трудиться на ремонтно-строительных работах.

Восстановление сохранившихся росписей готовы на общественных началах провести молодые реставраторы, входящие в творческий клуб ЛОСХ под руководством заслуженного деятеля искусств В.В. Малахиевой.

В работу по сбору архивной информации включилось общество «Бродячая муза», руководит которым хранитель первого (домашнего) музея А.А.Ахматовой С.Д.Умников. Исторический пласт, который необходимо поднять, огромен, ибо почти каждый, побывавший в кабачке, писал дневники, или воспоминания, или письма, и в этих документах, хоть и вскользь, но упоминал пронинский подвал.

Кроме того, уже сейчас, пока еще не затерялись на мусорных свалках старые шляпы, трости, подсвечники и прочая «бижутерия», которую хранят наследники и ближайшие родственники участников тех вечеров, пора приступить к сбору музейной экспозиции.

Но основные усилия сегодня, конечно, направлены на «административно-бумажный» уровнь. Приходится посещать массу учрежде-

53

ний, работающих, как правило, с 8 до 17 часов, то есть как раз в то время, которое у большинства из нас несвободно. Поэтому инициативная группа приглашает как отдельных энтузиастов, так и уже сложившиеся группы принять участие в спасении подвала.

Вот наша структура и координаты:

1) инициативная группа —

– Александр Баранов 196070 ул. Победы, 18, кв. 26 297-59-18

– Лев Барон 277-32-61

2) информационная группа — 393-00-01

– Вячеслав Гаврилов

3) архивно-музейная группа —

– Ольга Борисовна Томашевская 177-63-61

– Елена Лазарева 251-70-79

4) ремонтно-реставрационная группа —

– Владимир Адольфович Веретенников 520-32-91

– Владимир Павлович Мартысюк 196070 ул. Победы, 17, кв. 13

5) реставрационно-художественная группа —

– Валентина Васильевна Малахиева 272-33-40

Кроме того, предполагается создание архитектурной группы, в сферу деятельности которой должно войти составление проекта ремонта и реставрации подвальных помещений.

«Бродячая собака» должна быть восстановлена в своем первоначальном виде. И она будет восстановлена, какие бы трудности нам ни пришлось преодолеть!

54

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ФАНФАРАМ

Нет, пожалуй, в истории нашей Родины другого человека, подобного М.В.Ломоносову, чей юбилей мы не так давно справляли. Но отгремели праздничные фанфары, стихла шумиха в печати и что?

А дальше стали твориться странные вещи.

Многолетние поиски остатков химической лаборатории Ломоносова наконец увенчались успехом. Было принято постановление правительства о восстановлении лаборатории в первозданном виде уже в текущей пятилетке.

И вот во двор дома 50 по 1-ой линии Васильевского острова приехали строители, сняли с того места, где находилась лаборатория, асфальт и… уехали. И больше не приезжали. Кроме фундамента, ожидаемого по всем расчетам, сохранились так же остатки стен. А раз так – то возможны находки. Но ведь раскопки надо кому-то вести. Браться за них никто не захотел, ни одна организация.

Пришлось вести их на общественных началах. Находки не заставили себя долго ждать. Уже в первых слоях были обнаружены остатки голландских курительных трубочек, кусочки смальты, инструменты, разная утварь. Но продолжаются раскопки поистине черепашьим шагом: то дожди мешают, то энтузиасты не имеют возможности работать – ведь кроме раскопок у них есть и работа, и семья.

От неприятностей погоды можно было бы уберечься, поставив над раскопом павильон, но для этого надо выбросить из раскопа лишний грунт. А весь инструментальный парк – восемь лопат да два лома.

Близится зима, а на объекте, охраняемом государством (как значится на прикрепленной над раскопом табличке), по-прежнему тревожная тишина. И неоткуда ждать помощи: Музей Ломоносова бесправен, да и инструментов у него нет. Строительные организации АН СССР молча взирают на потуги энтузиастов, изредка подкармливая обещаниями прислать технику или другую какую помощь оказать.

И торопятся энтузиасты, поскольку пятилетка уже на полпути, а до завершения работ ой как далеко. И скрипит проржавев-

55

ший официальный механизм, но так и не трогается с места.

Неужели имя Ломоносова ничего не значит для некоторых «ответственных» товарищей? Неужели слава великого ученого вызывает у них только зависть, ибо ничем иным объяснить столь безответственное, а точнее «ответственное» бездействие?

Будем надеяться, что совесть еще пробудится у них. А пока – втыкаются в землю лопаты энтузиастов… Кто желает помочь – звоните по тел. 315-41-64 Владимиру Абрамовичу Коринцвиту.

Р. Игнатьев

56

Подробности письмом

РЕШИМ ДО КОНЦА ГОДА…

Как уже сообщалось в печати, 8 октября с.г. в Доме Архитектора председатель Ленгорисполкома В.Я.Ходырев рассказывал об утвержденном генеральном плане развития Ленинграда и области до 2005 года и отвечал на вопросы журналистов и общественности. Вот некоторые из вопросов:

Как вы оцениваете уровень гласности при разработке ген. плана?

– Адресной программы еще нет, это только блок. План мероприятий будет разрабатываться в 1988–1990 годах, и мы все будем обсуждать вместе с общественностью.

– Будет ли создан Общественный Городской Совет?

– Градостроительный совет будет расширен, будут расширены его функции.

– Очертите, пожалуйста, те задачи, которые могли бы решаться совместно властью и неформальными объединениями.

– Мы готовы идти навстречу, но есть разум и есть эмоции. Мы должны руководствоваться разумом.

– Нет, все-таки какие конкретные мероприятия?..

– Исполком выполняет волю Совета народных депутатов.

– Московский горсовет создал специальную комиссию по охране памятников истории и культуры. Почему в Ленинграде нет такой комиссии? Не утратили ли мы представление об огромной значимости проблемы охраны памятников, оттого что эту проблему «нашинковали» на множество частных вопросов: Дом Дельвига, дом Достоевского, Англетер… А ведь речь идет не о спасении конкретных домов, а о создании в городе атмосферы, не допускающей покушения ни на один памятник, дорогой нам.

– Полностью согласен. Нужна система. Она будет. Она разрабатывается. Все здания будут на одном балансе, у них будет один хозяин. Будет создана межведомственная комиссия по определению технического состояния зданий.

– Когда у нас будет общегородской информационно-дискуссионный центр?

– Вопрос о помещении для дискуссионного центра мы решим в течение месяца. Возможно, это будет на ул. Зодчего Росси. Мы хотим сделать ее пешеходной и устроить там «Монмартр».

57

– Можем ли мы сохранить Казанский собор?

– Фасад? Можем. Но лишь после того, как мы откроем снова карьер с этим камнем.

– Будет ли реорганизована система охраны памятников? Сейчас ГИОП фактически является марионеткой в руках ГлавАПУ.

– Вопрос будет решен до конца года. ГИОП будет непосредственно подчиняться ЛГИ.

Кроме того, В.Я.Ходырев сообщил, что сейчас пересматриваются все проекты по сносу, и все предполагаемые сносы будут обсуждены с общественностью; будет принят документ о приоритете реставрации памятников; до 2005 года из города будет вынесено 1000 предприятий; вокруг города будет построена кольцевая автомобильная дорога длиной 150 км, из которых 25,4 км пройдут по дамбе; для охраны рек, каналов и набережных Ленинграда создается специальное подразделение – Ленводхоз; у ст. Морской будет построен новый зоопарк, а также, благодаря грядущему расширению ТЭЦ, в Ленинграде будет уничтожено 3300 котельных.

О.Абрамович

58

Гражданское достоинство

ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ПОЛИТБЮРО ЦК КПСС

Михаилу Сергеевичу Горбачеву

Копии: В редакции центральных газет

и общественные органы печати

от Рыбакова Юлия Андреевича

Ленинград, 198207,

ул. 3.Портновой, д. 30, кв.45

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Я, ленинградский художник Юлий Андреевич Рыбаков, обращаюсь лично к Вам, как к лидеру советской Коммунистической партии, указавшей на необходимость активного участия общественности в коренной демократизации и нашей жизни.

Более четырех лет я являюсь одним из руководителей Товарищества экспериментального изобразительного искусства, неформального творческого объединения 130 художников Ленинграда и 15 других городов нашей страны. ТЭИИ начало перестройку в нашей художественной жизни еще 5 лет назад, без чьей-либо указки и помощи, в самых жесточайших условиях добилось фактического признания, сумело стать заметным культурным явлением нашего города. Преодолевая огромные бюрократические трудности, связанные с отсутствием юридического статуса творческой организации, Товарищество смогло провести ряд больших городских выставок, на которых побывало около 200 тысяч зрителей.

Принимая активное организационное и творческое участие в жизни ТЭИИ, я считаю своим гражданским долгом участие в других общегородских общественных инициативах по охране природы, сохранению и приумножению культурного наследия. Так, вместе с другими ленинградцами я пытался спасти от варварского сноса гостиницу «Англетер», участвовал в добровольных реставрационных работах, содействовал проведению фестивалей художественного творчества, стал одним из организаторов Совета культурно-демократического движения, в состав которого вошли представители 15 неформальных объединений творческого, экологического, культурноохранного, общественного характера. Совет ТЭИИ и Совет КДД видят свои задачи в реализации принципов социалистической

59

демократии, культуры и прогресса. Этому делу я отдаю все свои силы. Тем не менее уже не один год я подвергаюсь нападкам и шельмованию в ленинградской, а теперь уже и в центральной печати («Вечерний Ленинград», «Ленинградская правда», «Советская культура»).

Поводом для этого являются обстоятельства 11-летней давности. В 1976 году по доносному письму К.Кузьминского, присланному из США в Ленинград, я был арестован КГБ по подозрению в антисоветской агитации и пропаганде (вместе с художником О.Волковым). Действительно, тогда при моем активном участии на похищенной нами аппаратуре печатался «самиздат», а на стенах города появились лозунги и воззвания, осуждающие советскую внутреннюю политику тех лет.

Так, после того как у Петропавловской крепости ленинградские власти дважды разгоняли выставки «левых» художников, в которых я участвовал, после коллективной безуспешной двухнедельной голодовки протеста, в ночь перед началом планового косметического ремонта фасадов крепости на одной из ее стен нами было написано: «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков!» На других зданиях города появились тогда надписи типа: «Долой партийную буржуазию!.. Свободу политзаключенным!» и т.д.

Все эти действия были результатом того отчаянного положения, в котором находились не только «левые» художники. Вы отлично знаете о том, что политическое господство касты бюрократов, чиновничьего аппарата с его миллионами столоначальников, продолжающих и сейчас пассивное сопротивление перестройке, привело тогда к глубокому кризису общественной жизни.

Так, в сфере, монополизированной едиными творческими союзами культуры, сложились те отношения, которые не смогли противостоять ханжеству, делячеству и конформизму, падению общего культурного уровня.

Так, потребительская психология «слуг» народа, многие годы распоряжавшихся страной, как своей ветчиной, привела к невосполнимым потерям нашего культурного наследия, катастрофическим нарушениям в экологическом равновесии природы.

Так, страх властьимущих чиновников, убежденных в необходимости «отеческого» руководства народом, обернулся недоверием

60

ко всему выходящему за рамки идеологических штампов, превратился в борьбу с «инакомыслием».

Это привело не только к огромным материальным потерям и замедлению экономического роста. Бюрократия привела к гражданскому отупению многих людей. Их привычка к «послушанию», боязнь репрессий, духовная аллергия на опошленные лживым использованием высокие слова – все это повлекло утрату гражданского мужества у одних и веры в социальную справедливость у других, что, в свою очередь, вызвало стихийное сопротивление нетерпимой к лицемерию и принуждению молодежи и привело ее, а в том числе и нас, к столкновению с законом.

Как я объяснял следователям КГБ после ареста, я боролся не с властью Советов, не с социализмом, а с административным аппаратом, исказившим принципы социалистического народовластия.

Однако такие мотивы и цели не укладывались в прокрустово ложе уголовного законодательства. Мне было предъявлено обвинение в антисоветской пропаганде, направленной на подрыв Советской власти, т.е. чуть ли не попытка ее свержения. Ход следствия убедил меня в том, что это обвинение будет подтверждено приговором, который позволил бы в дальнейшем травить всех левых художников, как «врагов народа». У меня были также основания предполагать, что политический процесс повлечет за собой репрессии в адрес наших товарищей, оставшихся на свободе. Поэтому на завершающем этапе предварительного следствия я и О.Волков сделали заявление о том, что наши действия носили хулиганский характер. Несмотря на очевидную нелепость нашего заявления, такая мотивировка устроила следственные органы КГБ, прокуратуру и суд. На судебном заседании тексты лозунгов не зачитывались, цели хищений аппаратуры и ее использования не исследовались, изъятый на обысках самиздат не упоминался. Как дерзкий хулиган и корыстолюбивый вор, я был осужден на 6 лет лишения свободы в лагере усиленного режима. Четыре года я провел за колючей проволокой и Полярным кругом, оставшиеся годы – в колонии-поселении на лесоповале. За то, что в свободное от работы время я расписал сказочными сюжетами детский сад для вольных местных ребятишек, ко мне проявили гуманность и отпустили… на три месяца раньше.

61

Не стану кривить душой и говорить, что долгие годы неволи я принял как должное. Безусловно, ни в одной цивилизованной стране западного мира я за содеянное не получил бы такого наказания, тем более, что к заключению мне добавили еще огромный денежный иск, составленный на основании предположительной (?) сметы расходов по удалению сделанных нами надписей (естественно, никто никогда не проверял реальность дутого ущерба, за который я до сих пор должен отдавать половину своей зарплаты).

Но закон есть закон, я знал меру возможного наказания и сполна его получил. На свободу я вышел с чистой совестью и подорванным здоровьем, но без лютых обид и желания «свести счеты». Однако я не устал и не «сломался» – сил для творчества и общественной деятельности у меня еще хватает, а опыта прибавилось. Я понял, что нашему обществу понадобится еще много лет упорной работы по развитию демократической структуры сознания, по возрождению прочной системы духовных ценностей, что эти задачи первичны и только их выполнение может сделать реальной демократическую перестройку общественных отношений и институтов. Освободился я в 1982 г., когда о гласности и перестройке как партийно-правительственном курсе никто и не мечтал, и я приготовился к долгой работе, результатов которой дождаться и не рассчитывал. Безусловно, я понимал противоречие в своей позиции – трудно создавать демократическое сознание в системе, где нет демократических отношений. Этот порочный логический круг разрывался многими просто – через эмиграцию на Запад. Еще в заключении я не раз получал вести от уехавших друзей и знакомых, звавших меня к себе, и мог бы, освободившись, тоже уехать или уйти, отрезав себя от наболевших проблем своей Родины. К счастью, я этого не сделал.

Художники, с которыми я когда-то выставлялся на первых «авангардных» выставках, не забыли обо мне, новые художники приняли меня в только что созданное Товарищество, вскоре я был избран общим собранием в число членов Совета ТЭИИ. Художники переизбирали меня все эти годы.

В результате совместных усилий Товариществу удалость найти «своего» зрителя, коллективная борьба художников с административной системой пробудила их солидарность, способствовала возникновению творческих групп внутри ТЭИИ. Наше упорство привело к тому, что городская бюрократия свыклась с регулярными

62

выставками «левых», поняв, наконец, что разумнее контролировать ситуацию на официальных выставках, чем бороться с художниками на улице, выкручивая им руки. Даже у Петропавловской крепости выставляют теперь свои работы молодые художники из любительских центров. В этом прогрессе есть и моя доля труда.

С моего освобождения в 1982 г. и по сей день, не раз защищая общественные интересы, я вызывал гнев начальства, но ни разу не нарушил закона – упрекнуть меня не в чем. Это не помешало начать мою травлю. Вскоре после моего возвращения в Ленинград я был приглашен на встречу в кафе с сотрудником ЛО КГБ, ранее сторожившим меня на допросах. Теперь, имея только юридическое образование, он громко именовал себя «начальником подразделения по вопросам идеологических диверсий в области культуры». Согласно заведенному в товариществе порядку я отказался от бесед о Товариществе с глазу на глаз, без свидетелей, объяснив, что в ТЭИИ нет секретов, что разговаривать с официальными представителями про общественные дела мы предпочитаем коллегиально. С этого отказа начались мои новые беды.

Как и многие художники неофициалы, я вынужден работать кочегаром, это позволяет мне выкроить время для творчества. Угрозы «начальника подразделения» не преминули сбыться – вскоре мне пришлось искать новую работу. Но это было лишь началом – в ленинградской прессе появились упоминания обо мне и уголовном деле 75 года. А затем на собрании сотни художников ТЭИИ, решивших снять свои работы с выставки из-за предъявления дискриминационных требований к сорока ее участникам, появился все тот же «начальник подразделения» и попытался убедить собравшихся в том, что я – ни много ни мало – агент всех разведок сразу … Художники не поверили этому голословному обвинению, и человек, явившийся к ним с пистолетом под пиджаком, своим выступлением только подлил масла в огонь…

Ленинградский обком партии оказался более доверчив. Удивляться этому не приходится. Ведь прямого контакта с лидерами неформального движения у Обкома нет – есть посредники. Это ленинградские газетчики, часть которых работает по принципу «чего изволите», это оперативные службы УКГБ ЛО. В том, что и те и другие могут быть необъективны, я убедился на себе. Думаю, что причины этого в том, что перестройка, которую должны воз-

63

главить Советы народных депутатов, не получает необходимого развития в нашем городе. Поэтому газетчики работают по-старому, а «начальники подразделений» оправдывают свою зарплату, превращая наиболее активных сторонников нового курса в «агентов империализма».

Неформальное общественное движение в Ленинграде, всколыхнувшееся весной этого года в результате гибели гостиницы «Англетер», объединилось на стихийных митингах протеста на площади перед Ленгорисполкомом. Ни Советы народных депутатов, ни партийные органы не оказались готовы к диалогу с народом. Бюрократическими увертками, а потом просто обманом протест ленинградцев был нейтрализован, произошло выгодное строительной финской фирме уничтожение здания. Об этом писали и говорили, возникла острая полемика между послушными ленинградскими газетами и газетой «Известия», назвавшей вещи своими именами. Обком счел нужным провести разъяснительную работу среди журналистов. На специальной закрытой конференции секретарь Обкома А.Я.Дегтярев рассказал журналистам в том числе и о том, что негативное отношение Обкома к Группе спасения архитектурно-исторических памятников, наиболее активно защищавшей «Англетер», сложилось потому, что в митинге, дескать, принимал участие злонамеренный человек Рыбаков, внедрившийся в группу «спасенцев»… Далее последовал обычный пассаж о варваре, якобы осужденном за порчу памятников, злобном хулигане и т.п. и т.д. Я действительно вместе с тысячами ленинградцев участвовал в протесте и выступал на митинге, но гражданских прав я не лишен, и даже если 11 лет назад мной были сделаны надписи на стенах города, то за это я уже расплатился и неволей, и своим заработком, и теперь никто не может запретить мне защищать город от уничтожения.

Членом же группы Спасения я никогда не был, эта группа, образовав в Ленинграде Совет по экологии культуры, занимается своими задачами самостоятельно, не входя в Совет культурно-демократического движения. Между этими Советами нет принципиальных разногласий, у них разные сферы деятельности…

«Страсти про Рыбакова», прозвучавшие на конференции, были попыткой затушевать свою беспомощность и «найти крайнего». Видно, единственным добросовестным журналистом, который счел своим

64

долгом уточнить услышанное, оказался корреспондент «Известий» Ежелев. Задать вопрос «спасенцам» не трудно, и 1 августа в статье Ежелева «В одной лодке», рассказывающей о конфликте между неформальным движением и ленинградскими властями, появилось упоминание о ссылке Обкома на гражданина Р., а вместе с ним и честное указание на неточность информации А.Я. Дегтярева о художнике Р.

Однако для других журналистов позиция Обкома прозвучала, как звук охотничьего рога… Свидетельством тому статья в «Советской культуре» от 10 сентября, где газетных дел мастера Т.Меньшикова из Москвы и Ю.Михайлов из Ленинграда, нимало не задумываясь о незаконности и аморальности втаптывания в грязь имени человека, который сегодня перед законом чист, оклеветали меня как якобы втершегося в группу «Спасения» преступника, которого «спасенцы», разобравшись, удалили из своего Совета. Это не имеет ничего общего с действительностью, и Совет по экологии культуры уже направил свой протест по этому поводу в газету, однако дело уже сделано, и ударило это грязное дело не только по мне. Полгода я провел в кабинетах Управления культуры и Фонда культуры, согласуя, убеждая и разрабатывая совместно с руководителями этих учреждений проект организации художественного кооператива, который смог бы решить добрую половину проблем неофициального художника. К сентябрю все основные аспекты были согласованы с Ленинградским Отделом Советского Фонда культуры, который готов был стать учредителем этого кооператива, были готовы к оформлению документы, но после появления статьи в «Советской культуре» все замерло. Кто пострадал при этом? В меньшей степени – я. Те, чьим мнением я дорожу, честные люди, которые знают меня, не потеряли ко мне уважения. Но пострадали те сотни художников, для которых готовилась организация, способная помочь им, пострадало общественное сознание тех, кто, участвуя в борьбе за перестройку, убедился в том, что любой из них может быть безнаказанно ошельмован, а труд его может свестись на нет одним словом, одним росчерком пера… Говоря об этом, я понимаю, что подвергаю себя опасности – теперь чинуши, продажные писаки и начальники, защищая честь мундира, постараются создать мне какое-нибудь «дело» и доказать таким образом свою правоту. Но терять мне нечего, я и так нахожусь в положении, ниже которого падать некуда, и так в любой момент я могу ожидать очередного

65

удара. Главное, что необходимо художнику, – мастерская. У меня ее нет, значит и отбирать нечего, а 9 кв.м. жилой площади, которые приходятся на меня в квартире моей семьи, можно отнять, лишь посадив меня в тюрьму. Но и это уже не страшно – и там живут люди, а душа человека действительно не знает оков. И быть может, лучше жить человеком в тюрьме, чем быть крепостным у Административной Системы.

Зачем я обращаюсь к Вам? За защитой. Но не для себя, за себя не прошу и не буду просить. Я уверен в том, что положение, в котором я нахожусь, типично для многих. Обновление нашей жизни, провозглашенное ХХVII съездом КПСС, не станет реальностью, если не станет практическим делом его рядовых сторонников. Поэтому по рядовым активистам перестройки и бьет сейчас Административная Система прямой наводкой, шельмуя их в глазах общественности, тормозя их инициативы, отказываясь от их помощи. Я знаю, например, человека, отсидевшего много лет за участие в самиздатовском марксистском по своей идейной направленности молодежном журнале. Недавно он был освобожден. Простодушно пришел он в Ленинградский Обком партии и спросил – чем он может помочь перестройке? Ухмыльнувшись, ему ответили: «Идите работать». По форме верно, а по духу? Кстати, работы у него сейчас нет – человек с политической судимостью не нужен даже как рабочий.

Пять лет бьется в тенетах бюрократии наше Товарищество, пытаясь реализовать свое конституционное право на создание творческого союза. По поручению своих товарищей я ездил в Москву и передал наше открытое письмо, адресованное ХХVII съезду и лично Вам, в приемную ЦК КПСС. Копии этого письма получили газеты «Правда» и «Литературная газета». Но отдел культуры ЦК КПСС просто вернул наше письмо тем, на кого мы жаловались. Мы даже не получили ответа. Для того чтобы узнать о его судьбе, мне пришлось снова ехать в Москву. Только после этого с нами соблаговолили встретиться представители Ленинградского Обкома, спокойно заявившие нам, что мы напрасно обращаемся к Вам, что все наши жалобы всегда будут возвращаться, а Товарищество не будет признано, пока мы не вычеркнем из своего Устава положение о том, что все направления в искусстве равноправны, пока не признаем социалистический реализм истиной в ее конечном развитии. Поэтому 5 лет ТЭИИ существует, не имея ни прав, ни даже крыши над голо-

66

вой, пробивая каждую выставку неимоверными усилиями, теряя товарищей, теряя веру и силы, буксуя в наезженных колеях отработанных бюрократами приемов борьбы с инициативой.

Я прошу защиты для своих товарищей, неофициальных художников, не имеющих творческих прав.

Я прошу защиты для дела, которое я пытаюсь пробить, для кооперативного хозрасчетного объединения, которое позволит художникам самим организовывать свои выставки, выполнять заказы, нужные обществу, и продавать работы в своем художественном салоне.

Я прошу защиты неформальному демократическому движению от циничной руки исполнительного газетчика, от бюрократа и консерватора.

Я убежден в том, что ЦК КПСС должен поднять свой голос в защиту всех рядовых активистов перестройки, в защиту растущей надежды народа на то, что теперь всем миром мы сможем вернуть нашу страну на путь социалистического прогресса.

Если же Россия стала ареной большого спектакля под названием «перестройка», прошу – отпустите меня и мою семью на волю. Я не смогу спокойно смотреть на фарс и снова окажусь за решеткой. Уж лучше тогда стричь овец в Австралии или подметать улицы и заниматься живописью в Париже…

Но видит Бог, я хочу быть нужным СВОЕЙ РОДИНЕ.

С уважением

5 октября 1987 г.

Ю.Рыбаков

Надеюсь, что я получу ответ, выражающий ВАШУ ТОЧКУ ЗРЕНИЯ, а не отписку четырнадцатого референта из Общего отдела ЦК.

67

Сентябрь 1987

НАША ОБЩЕСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ

Эта статья была подготовлена группой «Спасение» для встречи с корреспондентом одного из влиятельных американских журналов, организованной Лен. отделением Союза журналистов и редакцией журнала «Огонек». Опубликована в «Вестнике ЭК» № 4. В «Меркурии» перепечатывается с любезного согласия редакций «Вестника».

В двух недавних газетных публикациях – в «Известиях» от 1 августа и в «Советской культуре» от 10 сентября – давалась оценка нашей политической позиции. Это делалось с одной целью – защитить нас от обвинений в «антисоветизме», которые уже начали раздаваться в наш адрес в некоторых официальных организациях (например, в райкоме КПСС Куйбышевского района). Мы не «антисоветчики», и вся наша деятельность, насколько это в наших силах, находится в русле курса на перестройку, намеченного ХХVII съездом КПСС и обоими партийными Пленумами 1987 г. Но, возможно, одной лишь констатации этого сегодня мало, и потому хотелось бы сказать о нашей политической позиции подробнее, чем было в газетах.

Прежде всего: ни группа Спасения, ни Совет по Экологии Культуры, куда она входит, не являются политическими организациями ни в каком смысле слова. Это означает, что мы не занимаемся, например, разработкой моделей социализма, проектами по усовершенствованию нашей государственной системы, хотя, безусловно, считаем все проблемы этого круга насущными и, более того, поддерживаем возникновение подобных инициатив в самодеятельном движении. Но мы отнюдь не аполитичны и не хотим делать вид, будто не замечаем политической стороны нашей деятельности. Поэтому мы не можем обойтись без политической платформы, хотя и не имеем собственной политической программы. (Вместе с другими самодеятельными объединениями страны, принявшими в августе этого года на информационной встрече-диалоге «Общественная инициатива в перестройке» /Москва/ решение о создании Ассоциации «Кольцо Общественных Инициатив» /КОИ/), мы избрали курс социалистического развития нашей страны при руководящей роли КПСС. Последнее не означает безоговорочной поддержки любого партийного руководителя – ведь в КПСС и сегодня немало людей, персонально ответственных за

68

застойные явления и продолжающих саботировать перестройку, – но поддержку именно тех, кто ведет за собой по пути оздоровления общества. В понимании же социализма нам более всего дорого то творческое начало, которое сегодня подчеркивается его теоретиками: «Идея нового качественного состояния социалистического общества побуждает к пониманию проблемы созидания как такого диалектически противоречивого процесса деятельности людей, в котором развивается не только форма, но и сама сущность социализма» (А.Яковлев. Достижение качественно нового состояния советского общества и общественной науки. – Коммунист, 1987, № 8, с. 11.) В таком органическом развитии социализма мы хотим видеть развитие нашей страны. Любая альтернатива этому в условиях СССР, на наш взгляд, вольно или невольно ввергает страну из нынешнего предкризисного состояния в настоящий кризис со всеми его ужасами, экономическими и политическими последствиями. Поэтому ни мы, ни другие объединения, выдвинувшие идею КОИ, не можем сотрудничать с тем крайним крылом правозащитного движения, которое выступает против социализма как такового. Нам кажется, что их позиция сегодня не только опасная, но и совершенно не творческая: так, например, разве мыслимо механически перенести к нам западную демократию? – Демократия для каждого народа может быть только своей собственной, и мы как нельзя лучше успели почувствовать это в собственной деятельности.

Мы не выдвигали никаких целей, собственно, в области демократизации, но в процессе нашей конкретной работы по защите архитектуры эти цели появились сами собой. И несмотря на все сложности, многого удалось добиться: так, мы не выступали раньше за свободу демонстраций, но когда нам понадобилась демонстрация (у «Англетера»), мы просто этой свободой воспользовались. Мы все больше понимаем, что демократия – это, скорее, форма, чем содержание, а содержание – главное. Свобода, если она настоящая и действительно гарантированная, – это не «свобода от», а «свобода для». Все дело в этом «для»: только в нем возможность конструктивной позиции.

Приведу еще один пример из нашей жизни. Группа Спасения в большом деле сохранения архитектуры имеет собственную задачу: помочь тем государственным организациям, которые обязаны сохранять архитектуру, лучше справляться со своими функциями. В том

69

числе, такими организациями являются Советы народных депутатов. Конечно, деятельность сегодняшних Советов заслуживает серьёзнейшей критики, но нам казалось, что одной критики мало, и мы сделали попытку помочь изнутри, самим включившись в их работу. Это имело тем больше смысла, что задача группы – охрана архитектуры – разрешима только в комплексе экономических, социальных и культурных задач, т.к. главный враг архитектуры – нынешняя затратная экономика – разъедает все сферы общественной жизни (так, обычный «долгострой» в области капитального ремонта оборачивается и разрушением зданий и обострением дефицита жилья). Поэтому на последних выборах в местные Советы группа Спасения выдвинула своего руководителя, Алексея Ковалева, кандидатом в депутаты Городского совета. Наша инициатива получила одобрение многих видных юристов (в том числе письменное одобрение Б.И. Васильева, зам. главного редактора журнала «Советы народных депутатов»), общественных деятелей и просто горожан, но была отвергнута Городской избирательной комиссией, отказавшей нам в регистрации кандидата, т.к. ее ввел в заблуждение юридический отдел Ленгорисполкома. В отказе содержалась ссылка только на ст. 35 Закона о выборах в местные Советы – ту самую статью, где перечислены организации, имеющие право на выдвижение, и из которой мы исходили при выдвижении кандидата. Но и несмотря на неудачу, мы считаем свой опыт важным для дальнейшей демократизации жизни в нашей стране.

В заключение несколько слов о наших отношениях с другими представителями самодеятельного движения в СССР. У нас вызывает тревогу, что с некоторыми из них сейчас происходит примерно то же, что с нами, когда нас пытались скомпрометировать. Так, в публикации «Советской культуре» от 10 сентября, которая была призвана реабилитировать нас, нам противопоставлялись историк С.Лебедев и художник Ю.Рыбаков. Оба этих человека начали свою общественную деятельность еще до перестройки, в те годы, которые теперь принято называть «годами застоя». Отсюда у нас известное недоверие к обоснованности обвинений, возводившихся на них за тогдашнюю деятельность. Но даже если обвинения справедливы, то нельзя (и противно законодательству) ставить на человеке крест на всю жизнь. Так, если Ю.Рыбаков и занимал в прошлом оппозиционное положение к Советской власти (в чем мы далеко не уверены),

70

то нам важно не это, а то, что мы знаем хорошо: в нынешней обстановке он, будучи одним из лидеров общественной организации (Товарищества экспериментального изобразительного искусства), находит пути плодотворного сотрудничества с государственными и партийными органами и объективно помогает перестройке. (Его выход из правления Совета по Экологии Культуры объясняется, в основном, деловыми соображениями).*)

Но совершенно иного рода тревогу вызывает у нас деятельность крайнего крыла правозащитного движения и, прежде всего, журнала «Гласность» и его редактора. Их позиция нам не кажется конструктивной, и потому мы оцениваем ее как вредную, выгодную только той бюрократии, которой она по видимости противостоит. Мы категорически возражаем против любого использования наших материалов в «Гласности» и считаем, что этот журнал не может выражать интересы общественного движения в СССР.

От имени группы Спасения – В.Лурье

__________________________

*) Имеется в виду апрельское разделение координационного Совета по Экологии культуры на нынешний совет ЭК и совет КДД «Эпицентр», вызванное разнородностью задач (Редакция «Вестника ЭК»).

71

От редакции

У нас не сложилось единого мнения в оценке письма Ю.А.Рыбакова, которое мы публикуем по его просьбе. Зная Рыбакова как искреннего патриота, замечательного художника, общественного деятеля, мы никогда не поверим в его готовность покинуть Родину и объясняем некоторую запальчивость его исповедального обращения накопившейся горечью и праведным негодованием, которые мы целиком разделяем.

Для нас важно одно – наш друг доведен до критического морального состояния и нуждается в поддержке. Поэтому мы от всего сердца присоединяемся как к заявлению группы Спасения, развенчивающему сомнительные обвинения в адрес Юлия Андреевича, так и к письму Совета ТЭИИ, направленному в Лен. ОК КПСС. В этом письме, созвучном по содержанию обращению Рыбакова и подтверждающем его фактическую сторону, художники требуют защиты доброго имени своего товарища не только не совершившего по возвращении из мест лишения свободы абсолютно ничего предосудительного, но мужественно и честно исполняющего свой гражданский долг.

А общество, смотрящее спокойно

На притесненье гениев своих,

Вандального правительства достойно,

И не мечтать ему о днях иных …

(Игорь Северянин.

Новый мир. № 5, 1987).

72

Письма, бланки рейдов, объявления, информацию о планах групп, критические замечания и советы по работе «Меркурия» и «Эпицентра» посылайте по адресу: г.Ленинград, 197227, а/я 337.

Редактор: Елена Зелинская

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner