Меркурий выпуск №5

МЕРКУРИЙ

№ 5

Сентябрь 1987

Периодическое издание

Совета культурно-демократического движения

«ЭПИЦЕНТР»

©

СОДЕРЖАНИЕ

     I.

    1. О праве своем испроси разрешения……………………………1
    2. «Временные правила…»……………………………3
    3. В.Монахов. Мнение юриста……………………5
  1. Здоровье города – в руки горожан
    1. В.Веретенников. Славное море – священный Байкал……………………………7
    2. Письмо в редакцию газеты «Правда»……………………………8
    3. Завод-убийца остановлен. Что дальше? (публикация редакции)……………………………12
    4. ЭО «Дельта». Переписка……………………………16
      ЭО «Дельта». Объявления…………26

     III. Встретимся у «Сайгона»

    1. В.Гущин. По другой стороне улицы……………………………28
    2. В.Веретенников. О «Манифесте трех системных людей»……………………………30
    3. И.Адамацкий. В редакцию «Меркурия»……………………………34
    4. Письмо прокурору города……………………………35
  1. Белые воротнички
    1. Б.Львин. Проблема целевых фондов…………36
  1. Второй раунд
    1. О.Абрамович. Публичная библиотека: дирекция…………40
  1. Ждем ответа, как соловей лета
    1. В.Рамм. Попытка подражания…………42

     VII. Москва, как много…

    1. А.Аршинцев. Структурирование или его величество дело?…………47
    2. Л.Гольдштейн. Московская встреча…………49

     VIII. Галерея искусств

    1. И.Охтин. «Клуб-81», или Кого и почему беспокоит «Круг»…………52
    2. В.Кривулин. Стихи…………59
  1. Куда бежать, что смотреть…………64
  1. Важные сообщения…………65

1

О ПРАВЕ СВОЕМ ИСПРОСИ РАЗРЕШЕНИЯ…

Исполком Ленсовета «временно» отменил конституционные права ленинградцев на свободу митингов и демонстраций. Им принято постановление, согласно которому вводится РАЗРЕШИТЕЛЬНЫЙ порядок проведения митингов и уличных шествий. Отныне чиновник исполкома будет решать, позволить ли нам собраться на площади или в парке для обсуждения таких злободневных проблем, как нарушение службами исполкома и предприятиями законов об охране окружающей среды или памятников культуры и архитектуры. И можете быть уверены – чиновник всегда найдет благовидный предлог, чтобы отказать нам в этом. Не согласны с решением? Жалуйтесь вышестоящему чиновнику, и он ответит вам тем же!

А чтобы исключить возможность даже самой постановки вопроса о митинге или демонстрации со стороны самодеятельных объединений граждан, включили в текст постановления издевательское требование: согласовать заявку с руководством той организации, при которой зарегистрировано объединение, общество, клуб по интересам. Но какой же директор Дома культуры, дорожащий своим местом, подпишет такую заявку?

РАЗРЕШИТЕЛЬНЫЙ порядок организации митингов и уличных шествий, как, впрочем, и реализации других гражданских прав – свободы слова, печати, объединений, выхолащивает их смысл, дает бюрократии неограниченную власть над теми, кто пытается ее критиковать. Такие постановления, как свежие, так и старые, – оружие бюрократии, направленное против перестройки, против демократизации нашего общества.

Могут возразить: во многих странах муниципалитет по закону должен быть уведомлен о месте и сроке проведения митинга или демонстрации. Да, должен быть. Но попытка муниципалитета воспрепятствовать проведению митинга может быть обжалована в суде, который, как правило, защищает конституционные права граждан. К тому же, имеются специально отведенные места, скажем, лондонский Гайд-парк, где митинги могут проводиться без какого-либо уведомления муниципалитета. Впрочем, буржуазная демократия нам не указ! Подлинно социалистическая демократия может предусматривать только регистрационный порядок проведения митингов и демонстраций без какого-либо испрашивания разрешений.

2

Заблаговременное уведомление исполкомов необходимо лишь для того, чтобы милиция могла выставить охрану от провокаторов, а ГАИ направить транспорт в объезд.

Что можно противопоставить произволу бюрократии? Только свою волю к переменам, свою гражданскую позицию, свое сознание того, что никто не вправе подзаконным актом отменить положение Конституции. Здесь нам поможет К.Маркс, который в своей работе «Присяга английских солдат» показал, что свободный человек обязан выполнять, прежде всего, закон, а приказ или иной подзаконный акт лишь постольку, поскольку он не противоречит закону. Если мы, придерживаясь марксистского, а не чиновничье-бюрократического понимания законности, будем явочным порядком осуществлять свои конституционные права свободы слова, печати, объединений, собраний, митингов и демонстраций, бюрократии придется отступить. Будем же тверже, товарищи!

3

Утверждены решением

Исполкома Ленсовета

от 18.05.87 № 376

ВРЕМЕННЫЕ ПРАВИЛА

О ПОРЯДКЕ ПРОВЕДЕНИЯ СОБРАНИЙ, МИТИНГОВ, ШЕСТВИЙ,

ДЕМОНСТРАЦИЙ И ИНЫХ МАССОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ НА УЛИЦАХ,

ПЛОЩАДЯХ, ПРОСПЕКТАХ, В ПАРКАХ, САДАХ И СКВЕРАХ

ЛЕНИНГРАДА

  1. Общие положения
    1. Настоящие правила определяют порядок проведения собраний, митингов, шествий, демонстраций и иных массовых мероприятий на улицах, площадях, проспектах, в парках, садах и скверах Ленинграда.
    2. Проводимые собрания, митинги, шествия, демонстрации и иные массовые мероприятия не должны нарушать требований советских законов, направленных на обеспечение государственной безопасности и общественного порядка, охрану прав и законных интересов граждан, соблюдение правил социалистического общежития, норм морали и нравственности.
    3. Правила являются обязательными для администрации государственных предприятий, учреждений и организаций, руководителей и членов массовых общественных организаций, добровольных обществ, творческих союзов, любительских объединений, кооперативов, клубов, секций и т.п., отдельных граждан.
  1. Порядок выдачи разрешения

2.1. Разрешение на проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций и иных массовых мероприятий выдается исполкомом местных Советов, как правило, в письменной форме.

При проведении мероприятия на территории двух и более районов разрешение выдается Исполкомом Ленсовета.

2.2. За разрешением могут обращаться администрация государственных предприятий, учреждений и организаций, руководители общественных и кооперативных организаций, любительских объединений, клубов, секций и т.п., отдельные граждане.

2.3. Заявление о разрешении на проведение мероприятия по-

4

дается в письменной форме и должно содержать:

2.3.1. Точное наименование органа государственной, общественной, кооперативной организации, любительского объединения, клуба, секции и т.п.

2.3.2. Цель, форму, место и время проведения мероприятия.

2.3.3. Примерное количество участников.

2.3.4. Подписи уполномоченных лиц и дату подачи заявления.

В случае подачи заявления отдельным лицом в дополнение к п. 2.3.2 и 2.3.4 указываются фамилия, имя, отчество (полностью), год и место рождения, место жительства и работы.

2.4. Заявление подается в соответствующий исполком местного Совета не менее чем за 10 дней до предполагаемой даты мероприятия и рассматривается им в трехдневный срок.

2.5. В случае положительного решения исполком местного Совета принимает необходимые меры по обеспечению условий проведения мероприятия.

2.6. Разрешение на проведения мероприятия действительно лишь при соблюдении указанных в нем даты, времени и места проведения.

  1. Порядок обжалования отказа в выдаче разрешения

3.1. Отказ должен иметь, как правило, письменную форму и содержать мотивы, порядок и сроки обжалования.

3.2. Отказ может быть обжалован в 10-дневный срок в соответствующем вышестоящем органе.

Лица, допустившие правонарушения в период подготовки и проведения собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций и иных массовых мероприятий, несут ответственность на основании действующего законодательства.

5

МНЕНИЕ ЮРИСТА

Реальная демократия, как известно, требует для своего осуществления определенной процедуры. К примеру, мало провозгласить права и свободы граждан, нужно, елико возможно четче, отработать и закрепить правовой механизм их реализации. Решение Ленгорисполкома от 18.05.87 № 376 (см. Бюллетень Ленгорисполкома № 11, 1987 г.) как раз и направлено на определение процедурного порядка реализации одной из важнейших – конституционно закрепленной! – политической свободы советских граждан – свободы собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций. Нужно ли такое упорядочение? Думаю, что да. Городские власти несут ответственность за общественный порядок на своей территории, а его обеспечение может потребовать определенных ограничений в пользовании гражданами этой свободой. Например, временных, пространственных, по численности участников и т.д., и т.п.

Вызывает сомнение другое. В компетенции ли Ленгорисполкома прямое – не санкционированное законом – установление таких серьезных ограничений на пользование свободой, гарантированной Основным Законом нашего государства?! В самом деле, согласно «Временным правилам…» обязательное письменное заявление-ходатайство должно быть подано не менее чем за 10 дней до предполагаемой даты мероприятия. А если это мероприятие – защита от сноса домов рядовой архитектуры на Лиговке или дома Дельвига? Что прикажете делать представителям «четвертого (того самого – человеческого) фактора градостроения»? Как говорят в Одессе, есть два варианта: либо слезно просить метростроевцев не приступать к разрушению зданий до получения разрешения на защитное мероприятие «на улицах, площадях, проспектах, в парках, садах и скверах Ленинграда» (кстати, из текста неясно, можно ли эти мероприятия проводить, не спрашивая исполкомы, в переулках, проездах, дворах и иных территориальных образованиях Ленинграда?), либо «нести ответственность на основании действующего законодательства» за нарушение этих «Временных правил…»

Дальше – больше. Заявление о разрешении должно быть обязательно в письменной форме, да еще, если верить «Вечернему Ленинграду» (см. интервью по поводу этих правил в номере за 21.05.87), – с визой начальства, а вот разрешение или отказ – лишь

6

как правило в письменной форме. Мелочь?! Да. Но чиновнику приятная, ибо помогает ему выйти сухим из воды «в случае чего…», концы-то ведь в ней останутся.

Можно было бы и дальше множить приметы старого чиновничьего подхода в этом новом нормативном акте, да только стоит ли? Вывод, думаю, ясен. Процедура реализации таких важных конституционно-правовых норм, которые закреплены статьей 50-й Конституции СССР, должна определяться Законом – то есть нормативно-правовым актом Верховного Совета СССР, а не «Временными правилами…» Ленгорисполкома. Уровень компетенции не тот. И свежие прецеденты именно такого уровня решения подобных вопросов имеются. Вспомним последнюю, июньскую этого года сессию Верховного Совета СССР. На ней были приняты – Закон СССР «О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни», регламентирующий реализацию статьи 5-й Конституции СССР, и Закон СССР «О порядке обжалования в суде неправомерных действий должностных лиц, ущемляющих права граждан», определяющий порядок осуществления части второй статьи 58-й Конституции СССР. Да и интересы внутригосударственной имплементации международно-правовых установлений того требуют. Ведь статья 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, ратифицированная нашим государством еще в 1973 году и закрепляющая право граждан на мирные собрания, предусматривает к этому праву лишь те ограничения, «которые налагаются в соответствии с законом», а не с «Временными правилами…» исполнительного органа местной власти.

Куда же обращаться теперь, кто может помочь в этом деле? Эта проблема – для конституционного суда, призванного оценивать соответствие тех или иных нормативных актов требованиям Основного Закона. Как известно, такие суды действуют и в рамках социалистической правовой системы. Например, Югославия, Чехословакия имеют такие суды. У нас пока конституционного суда нет, хотя потребность в нем насущнейшая. Ну, а коли нет, то обращаться следует в Верховный Совет СССР, как орган, принявший Основной Закон, требования одной из норм которого интерпретируется в указанных «Временных правилах…» весьма своеобразно, весьма по-чиновничьи.

В. Монахов

7

Здоровье города – в руки горожан

СЛАВНОЕ МОРЕ – СВЯЩЕННЫЙ БАЙКАЛ

Письмо иркутской общественности М.С.Горбачеву в защиту Байкала и против сброса сточных вод Байкальского целлюлозно-бумажного комбината в р. Иркут обсуждалось при мне в бытность мою в Иркутске на крупном собрании иркутской интеллигенции в Сибирском энергетическом институте (СЭИ). Авторами этого письма была инициативная группа из СЭИ.

На собрание был приглашен академик Логачев, депутат Верховного Совета СССР, которому собирались поручить передать это письмо М.С.Горбачеву на ближайшей сессии Верховного Совета. Академик Логачев не дал определенного согласия передать это письмо по назначению, сославшись на то, что это не было согласовано с ним заранее, на свое несогласие с некоторыми формулировками письма, а также на чрезвычайную занятость Михаила Сергеевича. Из зала было выдвинуто предложение перепоручить это дело писателю В.Распутину, но окончательного решения принято не было из-за уклончивой и демагогической позиции Логачева, а также из-за явной неопытности иркутян в подобных делах и из-за отсутствия единства в рядах собравшихся.

Я попросил слова, выступил с трибуны и рассказал, сколько смог, о культурно-демократическом движении в Ленинграде, о том, как мы пытаемся решать аналогичные проблемы, которые, по сути дела, являются нашими общими проблемами, проблемами всей страны. В заключение я взял на себя ответственность выразить полную солидарность нашего движения с инициативой иркутян, обещал нашу поддержку и призвал к объединению усилий всех экологических, культурных и демократических движений во всех городах страны.

К моменту моего отъезда из Иркутска под письмом было собрано свыше 4 тысяч подписей, несмотря на противодействие местных властей.

После собрания ко мне подошла представительница иркутского эколого-культурного клуба «Берег», активно участвующего в борьбе за Байкал и в данной инициативе, выразила желание установить возможно тесный контакт с нашим ленинградским движением и пригласила меня на ближайшее заседание совета их клуба. Клуб

8

вполне родственный по духу нашему движению, полностью с нами солидарен и рад иметь с нами активную связь.

В. Веретенников

Генеральному секретарю ЦК КПСС

Михаилу Сергеевичу ГОРБАЧЕВУ,

в редакцию газеты «Правда»

10 июня 1987 года в газете «Восточно-Сибирская правда» было опубликовано постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах по обеспечению охраны и рационального использования природных ресурсов бассейна озера Байкал в 1987–1995 гг.» от 10 апреля 1987 года.

На наш взгляд, текст постановления существенно отличается от его интерпретации, приведенной в газете «Правда» от 10 мая 1987 г.

Общественность нашей страны может быть введена в заблуждение, полагая, что указанное постановление может окончательно решить проблему охраны озера Байкал.

Нам кажется, что в принятом постановлении опять доминируют ведомственные интересы, и не случайно, что общественность Приангарья ознакомлена с его подробностями с большим опозданием.

Общепризнанным является необходимость сохранения уникальной природной чистоты Байкала. Поэтому все решения, направленные на его спасение, не должны нести в себе никакой двусмысленности и попыток свести их к полумерам, примеры которых мы находим в предыдущих постановлениях. В частности, Постановлением Совета Министров СССР от 21 января 1969 г. «О мерах по сохранению и рациональному использованию природных комплексов бассейна озера Байкал» предусматривалось прекращение сплава леса по озеру в плотах и переход к транспортировке древесины на судах. Однако выдерживание древесины в воде – необходимое

9

звено технологии производства целлюлозы. И по инициативе Министерства целлюлозно-бумажной промышленности постановлением «О дополнительных мерах по обеспечению рационального использования и сохранению природных богатств бассейна озера Байкал» (1971) была допущена транспортировка древесины по озеру в волноустойчивых плотах-сигарах. В результате в воды Байкала продолжают поступать фенолы и другие токсические соединения.

Особое беспокойство у нас вызывает двойственность решения последнего постановления, когда решительные меры по скорейшему перепрофилированию Байкальского целлюлозного комбината откладываются на следующую пятилетку и принимаются экстренные меры к пуску в 1988 году водовода в реку Иркут для сброса промстоков Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК).

Такой подход к проблеме перепрофилирования несостоятелен с экологической, экономической и нравственной сторон, нарушаются законы об охране малых рек и рек арктического бассейна.

Этим решением губится река Иркут, загрязняются прилегающие территории в бассейне рек Иркута и Ангары, где размещены водозаборные сооружения городов Ангарска, Усолья-Сибирского, Свирска, Черемхово и всех прилегающих сел и поселков. Вредные компоненты при этом будут накапливаться в практически бессточном Братском водохранилище.

Миллионы кубометров очищенных сточных вод БЦБК, даже удовлетворяющие существующим предельно допустимым концентрациям %ПДК от 1986 года, содержат десятки тысяч тонн особо опасных органических и неорганических соединений, а неорганические соединения проходят очистные сооружения комбината беспрепятственно. Многие из этих десятков соединений окажут пагубное воздействие на здоровье жителей Приангарья.

Проектируемая труба может являться своего рода реактором, в котором в летний период в процессе перекачивания стоков, под воздействием нагрева за счет солнечного излучения и хорошего перемешивания, не исключены различные реакции разложения и взаимодействия между компонентами концентрированных сточных вод. В результате могут появиться еще более токсичные соединения, чем были на входе.

В зимний период из-за маловодности реки Иркут практически не

10

будет обеспечиваться разбавление попадающих в нее вредных стоков. С задержкой перепрофилирования БЦБК на многие годы не решаются проблемы пылегазовых выбросов и захоронения шлам-лигнина. От газовых выбросов погиб лишайниковый покров, гибнет хвойный лес, который доминирует на окружающих БЦБК сопках. Вследствие гибели леса, начнется эрозия почвы, резко возрастет лавино- и селеопасность в окружающих горах. В настоящее время уже ведутся работы по строительству противоселевых плотин. Недалеко от города Байкальска, в районе реки Утилик, рядом со всесоюзными туристическими лагерями и базами, выкопаны котлованы громадных размеров, застланные полиэтиленом и заполненные токсичными осадками, которые просачиваются постепенно в грунт и отравляют колодцы в селе Утилик, а затем фильтруются в Байкал (от этих картонакопителей до Байкала 600–800 м). Вокруг Байкальска горы «проквашенного» лигнина, которые растут год от года и атмосферными осадками смываются в Байкал. Жители города Байкальска не пьют воду из оз. Байкал, предпочитая воду из скважин.

Вариант отвода стока БЦБК в Иркут с экономической точки зрения не оценивался и не сравнивался с вариантом ускоренного закрытия БЦБК. Затраты на строительство и эксплуатацию трубопровода для сброса сточных вод БЦБК выльются с учетом удорожающих факторов (сели, сейсмичность, мерзлота) во многие десятки миллионов рублей. Нам кажется безнравственным расходование огромных народных средств на создание временного и сомнительного сооружения.

Нужно отметить, что разработка варианта сброса промстоков БЦБК в реку Иркут началась скрытно от общественности задолго до принятия правительственного решения по данному вопросу.

Неинформированность населения о возможных последствиях принятых по Байкалу решений свидетельствует о необходимости более широкой гласности по этим вопросам, чему мешает практика закрытия экологических данных по Байкальскому региону. В связи с этим академические институты Иркутска не могут опубликовать обширную, во многом устрашающую информацию по этой проблеме, что дает повод ведомствам обвинять науку в бездеятельности.

Исходя из изложенного, мы просим провести всестороннюю вневедомственную экологическую экспертизу проблем перепрофилирования БЦБК и сброса

11

его стоков в реку Иркут, придав результаты ее работы максимальной гласности.

Мы считаем, что БЦБК должен быть перепрофилирован в совершенно безвредно для Байкала производство с передачей его основных фондов другому ведомству.

Юг Байкала с его уникальным микроклиматом (сибирские субтропики) должен стать крупным Всесоюзным курортом с современными корпусами и бассейнами.

Мы предлагаем создать Всесоюзный Байкальский фонд – общественную организацию со своим научно-публицистическим журналом, призванную, в том числе, оказывать дополнительное материальное стимулирование научно-технического решения экологических проблем всего Байкальского региона.

Мы надеемся, что это письмо Вам лично в руки вручит наш депутат Верховного Совета академик АН СССР Николай Алексеевич Логачев, которому будет дана возможность выступить по поднятым здесь проблемам на ближайшей сессии Верховного Совета СССР.

г. Иркутск, 1987

12

ЗАВОД-УБИЙЦА ОСТАНОВЛЕН. ЧТО ДАЛЬШЕ?

С начала этого года в печать начали просачиваться сообщения о массовых заболеваниях, возникших в городе Кириши по вине Биохимического завода. Чтобы достоверно описать возникшую там обстановку, редакция «Меркурия» решила изложить материал в форме выдержек из переписки по этому вопросу.

Первая выдержка – из коллективного письма работников ОКБ тонкого биологического машиностроения, опубликованного в газете «Киришский факел» 07.05.87.

«… после пуска биохимического завода экологическая обстановка в городе и районе стала резко ухудшаться. Пока работали и наращивали мощности ГРЭС и НПЗ, экологическое равновесие между природой и деятельностью этих крупных предприятий не нарушалось. Массовых заболеваний жителей не было. В 1975 году, сразу после пуска БХЗ, количество заболеваний бронхиальной астмой увеличилось в 20 раз! Кроме того, возникли заболевания кожи и слизистых оболочек – микозы. Запах, который стал появляться в городе, а также на НПЗ и ГРЭС при соответствующих направлениях ветра, ничего общего с запахом свежеиспеченного хлеба не имеет. У многих он вызывает удушье, головные боли и т.д. В 1978 году наблюдался максимум заболеваний бронхиальной астмой – в 24 раза больше, чем до пуска БХЗ.

В основном страдают дети: больных детей зарегистрировано в 35 раз больше, чем взрослых. Заодно с детьми страдают их родители.

Примерно такая же картина и на других аналогичных предприятиях отрасли. Все эти данные из компетентных источников, но до населения эти данные не доходят (см. «Известия» от 10 апреля 1987 года «Сберечь озера и леса»).

Работниками рыбоохраны не один раз констатировался факт массовой гибели рыбы в р. Волхов от сточных вод БХЗ, а ведь воды Волхова попадают в Ладогу, Неву и Финский залив, за чистоту которых мы боремся «всем миром».

БХЗ останавливали полностью и частично на реконструкцию и доработку очистных сооружений, осваивали миллионы рублей, но воздух от этого чистым так и не стал. В Киришах недавно открылся филиал Ленинградского микозного центра – аллергическое отде-

13

ление. Киришане стали постоянными клиентами Ленинградского микозного центра.

Самое ценное, что есть у государства, – это люди. Пренебрежение их здоровьем – слишком высокая цена для выполнения Продовольственной программы. Необходимо срочно закрыть БХЗ и переориентировать его на производство другой, нужной народному хозяйству, экологически чистой продукции. В настоящее время запрещено добавлять БВК в корм лактационному и мясному скоту, птице. Завод приносит миллионные убытки государству.

24 марта 1987 года у нас на ОКБ ТБМ была встреча с заместителем министра медицинской и микробиологической промышленности В.Е.Матвеевым, генеральным директором НПО «Гидролизпром» В. В.Рябовым, председателем Киришского горисполкома Н.К.Дробязко. Задавались вопросы по статье «Биохимстрадания» («Киришский факел» от 7 марта 1987 года). В.Е.Матвеев сказал, что статься написана некомпетентным человеком, кандидатом «не тех наук», и что будет опровержение. Что же касается заболеваний, то, по словам В.Е.Матвеева и В.В. Рябова, они встречаются даже реже, чем в среднем по стране. Практически все сидевшие и стоявшие в переполненном зале были с этим заявлением, мягко говоря, не согласны.

19 марта, то есть до встречи в нашей организации, на биохимзаводе состоялось заседание парткома в присутствии В.Е. Матвеева, В.В.Рябова и ведущих специалистов БХЗ. Факты, изложенные в статье кандидата технических наук Н. Огарева «Биохимстрадания», ими признавались. Что же после этого думать?

Налицо проявление ведомственных амбиций и наплевательского отношения к здоровью людей, к будущему Ладожского бассейна и, наконец, Ленинграда. Тов.Матвеев также заявил с трибуны, что выбросы БХЗ, содержащие БВК, совершенно безвредны. На самом деле (и В. Е.Матвеев это должен хорошо знать) пыль БВК и другие компоненты, содержащиеся в атмосферных выбросах БХЗ, понижают иммунологическую активность организма человека, что повышает чувствительность к любому заболеванию, особенно у детей. Выбросы БХЗ не только не безвредны, но очень опасны для здоровья людей, а последствия их воздействия мы не желаем испытывать на себе.

14

По аналогичному письму был получен ответ от зам. начальника Главного санитарно-эпидемиологического управления А.М.Склярова (исх. № 122-17/ш-13 от 06.08.87):

«Главное санитарно-эпидемиологическое управление Министерства здравоохранения СССР, рассмотрев Ваше письмо, сообщает, что специальной комиссии министерства в мае-июне с.г. была проведена работа по оценке состояния окружающей среды и изучению заболеваемости населения г. Кириши.

В состав комиссии входили ведущие специалисты научно-исследовательских институтов Минздрава СССР и АМН СССР, а также врачи практических учреждений здравоохранения гг. Москвы и Ленинграда.

Комиссией установлено, что повышенный уровень аллергических заболеваний как среди детей, так и среди взрослого населения г. Кириши связан с воздействием выбросов вредных веществ в атмосферный воздух, и в первую очередь, с биохимического завода.

Главным государственным санитарным врачом Киришского района остановлена эксплуатация указанного завода.

Экспертная группа комиссии, изучив соответствующие документы, пришла к выводу, что выбросы биохимического завода не явились причиной смерти детей.

Результаты работы комиссии доложены на встрече с партийно-хозяйственным активом и трудящимися предприятий г. Кириши.

Заместитель начальника Управления А.М.Скляров»

Что же это за «соответствующие документы», изучив которые, комиссия пришла к столь оптимистическому выводу? Вот выдержка из другого коллективного письма, адресованного первому зам. министра Минмедбиопрома СССР А.Г.Сорокину, опубликованного в той же газете «Киришский факел»:

«…некто, проявив «добрую волю» и заботу о здоровье трудящихся киришан, наложил вето на объективные диагнозы. После чего у медиков в моду вошла крепко сколоченная аббревиатура: ОРЗ. Так что, тов. Сорокин, строго говоря, истории болезни киришан не могут служить объективным критерием оценки заболеваемости. Пользоваться ими – заведомо недобросовестный ход».

15

Ну а как же отреагировали местные киришские руководители, несущие в числе прочих ответственность за экологическую катастрофу? На пленуме Киришского ГК КПСС первый секретарь И.В.Кольцов проговорил следующее (газета «Киришский факел» от 06.08.87 г.):

«Демократизация общества, развитие самоуправления объективно способствуют повышению социальной активности всех слоев населения. Вот почему не может не тревожить нас сегодня наметившаяся в отдельных коллективах тенденция, когда расширением демократии прикрывают факты и явления, которые на самом деле являются результатом неудовлетворительной воспитательной работы, серьезных просчетов в оценке людей, фактов и событий.

Речь идет о морально-психологической обстановке, связанной с экологией.

В некоторых коллективах с молчаливого согласия хозяйственных руководителей, при невмешательстве партийных и общественных организаций допускается вывешивание неофициальных объявлений и материалов с использованием непроверенных данных, основанных на слухах, ошибочных мнениях. Некоторые партийные, профсоюзные, комсомольские и советские работники недооценивают политические издержки бесконтрольности подобной деятельности, проявляют определенную растерянность, робость, прямо скажем, не могут устоять под напором демагогической конъюнктуры, возникшей на гребне гласности».

Ну и в конце концов, поскольку комиссия Минздрава подтвердила наличие вредных последствий для здоровья людей, вызванных выбросами Киришского БХЗ, закончить эту публикацию хотелось бы выдержкой из статьи 223 УК РСФСР:

«Ст. 223. Загрязнение водоемов и воздуха.

… Загрязнение воздуха вредными для здоровья людей отходами промышленного производства наказывается исправительными работами на срок до года или штрафом до 300 рублей. Те же действия, причинившие существенный вред здоровью людей,.. – наказываются лишением свободы на срок до 5 лет».

16

ЭО «ДЕЛЬТА». ПЕРЕПИСКА

I

Генеральному прокурору СССР

А. М. Рекункову

Товарищ Генеральный прокурор,

общественное экологическое объединение «Дельта» в г. Ленинграде просит Вас на основании ст. 9 «Основ водного законодательства Союза ССР и Союзных республик» и на основании ст. 10 и ст. 11 (гл. 3) «Водного кодекса РСФСР» рассмотреть в порядке прокурорского надзора данное заявление.

Нами установлены и благодаря нашим усилиям получили широкую огласку в печати следующие факты:

  1. Перекрытие Невской губы защитными сооружениями от наводнений (дамбой) в северной части Невской губы было произведено при отсутствии контроля со стороны Госводконтроля (СЗБтУ в Ленинграде), с отступлением от проекта и без согласования с государственными органами контроля – Минводхозом, Минрыбпромом, Минздравом, без соответствующего решения Совмина РСФСР и Совмина СССР, а только на основании разрешения Госстроя СССР, что является серьезным нарушением «Основ водного законодательства».

Такое перекрытие Невской губы, несогласованное с компетентными природоохранными органами, привело к резкому ухудшению воды в Невской губе и к образованию застойных вод в черте города Ленинграда в период строительства 1985–86 гг., что, в свою очередь, привело к ухудшению экологической обстановки в бассейне Невы. Тем самым была нарушена ст. 10 «Водного законодательства», поэтому совершенная строителями сделка должна быть признана незаконной и недействительной.

  1. Строительство защитных сооружений от наводнений в г. Ленинграде произведено без выполнения рекомендаций экспертизы проекта и без выполнения требований заключения по проекту Минводхоза РСФСР, т.е. дамба возведена – а теперь и фактически существует – прежде, чем был выполнен комплекс экологических (водоохранных) мероприятий в бассейне Невы.

17

Ввиду того что местные и республиканские органы Госводконтроля самоустранились от решения указанных проблем, экологическое объединение «Дельта», проявляя инициативу и выражая общественную обеспокоенность, просит Вас в порядке прокурорского надзора рассмотреть данное заявление и ответить по существу дела.

Руководитель ЭО «Дельта» Петр Кожевников

30 июня 1987 г.

2

Министерство мелиорации и водного хозяйства СССР

Заместитель Главного Государственного Инспектора

по регулированию использования и охране вод СССР

107803 Москва ГСП-6 Б-78

Ново-Басманная ул., 10 т. Кожевникову П.В.

Тел. 2659109 194295, г. Ленинград

Телетайп № 112263, 113358 ул. Художников, 9, кв. 285

13.8.87 № 13-1-09/633

По просьбе Прокуратуры СССР Минводхоз СССР рассмотрел Ваше письмо относительно строительства сооружений защиты г. Ленинграда от наводнений и сообщает.

Строительство указанных сооружений осуществляется по проекту, одобренному государственной экспертной комиссией и согласованному Минводхозом РСФСР в мае 1978 года.

Действительно, при перекрытии Невской губы были допущены отступления от проекта производства работ, что привело к образованию застойных зон. В настоящее время положение исправлено и режимы течений в губе, существовавшие до начала создания защитного комплекса, восстановлены.

Одним из условий обеспечения работы всего комплекса защитных сооружений в проектном режиме, а следовательно, и поддержания Невской губы в удовлетворительном экологическом состоянии, является своевременное решение вопросов очистки городских сточных вод.

В связи с отставанием строительства городских очистных

18

сооружений от темпов производства работ по возведению защитной дамбы Междуведомственный Комитет по защите морской среды Балтийского моря внес предложение по ускорению выполнения водоохранных мероприятий.

Совет Министров СССР распоряжением от 04.08.87 принял предложение Ленгорисполкома о направлении дополнительных средств на строительство, расширение и реконструкцию сетей канализации и сооружений для очистки сточных вод г. Ленинграда с доведением их общей мощности до 3,6 млн. куб.м. в сутки к 1992 году.

В. Ф.Костин

3

Открытое письмо Генеральному прокурору СССР

т. Рекункову А.М. и

Министру мелиорации и водного хозяйства СССР

т. Васильеву Н.Ф.

Уважаемые товарищи!

Экологическое объединение «Дельта» обратилось в Прокуратуру СССР, т.е. к Вам, товарищ Рекунков, с заявлением в порядке надзора рассмотреть законность действий ответственных должностных лиц при строительстве «защитных сооружений от наводнений г. Ленинграда», как то:

– самовольное, без согласования с органами государственного контроля, изменение проекта строительства «дамбы», приведшее в 1985–86 гг. к резкому ухудшению качества природных вод в Невской губе;

– невыполнение условий согласования реализации проекта «дамбы», выданных Минводхозом РСФСР, и рекомендаций экспертной комиссии.

Казалось бы, прокуратурой СССР должна быть внесена ясность в обеспечение государственной дисциплины в ходе строительства защитных сооружений и соблюдения Основ Водного Законодательства Союза СССР и союзных республик (если таковые имеют силу, а не носят агитационный характер).

Однако, вместо оценки действий должностных лиц по заявлению ЭО «Дельта», Прокуратура СССР сообщила (№ 70 от 22.07.87),

19

что заявление направлено для ответа в Минводхоз СССР, т.е. ведомству, которое по роду своей деятельности, как государственный орган по регулированию использования и охране вод, обязано было не допустить нарушений и обеспечить контроль за выполнением выданных условий строительства «дамбы» или, в крайнем случае, когда не выполнялись условия, а действия при строительстве вели к ухудшению водного режима, обратиться в органы прокуратуры в установленном порядке, а не ждать сигналов общественности.

Ответ из Минводхоза СССР ЭО «Дельта» получен (№ 13-1-09/633 от 13.8.87) за подписью начальника главохраны т.Костина В.Ф. О чем же поведал общественности Ленинграда главный государственный инспектор по регулированию использования и охране вод СССР? – Увы, не поведал, а отписался, сообщив, что проект «дамбы» согласован Минводхозом РСФСР и что да, было ухудшение водного режима, но сейчас стало лучше. Коротко и ясно. Тов.Костин как бы не заметил поставленных вопросов в адрес прокуратура. Почему нарушается закон и государственная дисциплина? Кто конкретно виноват и какую несет ответственность за нанесенный ущерб водной среде? Почему продолжаются нарушения – откровенное невыполнение условий и рекомендаций при строительстве «дамбы»?

Что ж, неожиданности в таком ответе Минводхоза СССР нет: должностная апатия работников аппарата Минводхоза СССР и РСФСР в охране вод и активность в попытке глобально регулировать водные ресурсы получили широкую огласку в средствах массовой информации – от санитарно-экологических проблем Байкала, Баскунчака, Ладоги, Арала, Севана, Кара-Бугаза и др. до поворота сибирских рек. А оценка деятельности органов Минводхоза дана в известных Постановлениях ЦК КПСС и Совета Министров СССР.

Впрочем, общественность Ленинграда знает о состоянии вод Северо-Запада не только из прессы и эфира. Водная система Залив–Нева–Ладога достаточно ясно свидетельствует о деятельности Минводхоза и его местного СЗБтУ, контролеры которого, как это ни парадоксально, зачастую являются соучастниками преступлений перед природой. Достаточно напомнить, что не Минводхоз встал на защиту Ладоги, а силами общественности остановлен Приозерский ЦБЗ. При попустительстве же конт-

20

ролеров водные ресурсы Ленинграда из-за загрязнения поставлены на грань экологического риска. При участии главного государственного инспектора России т. Черепахина Н. С. Ладога годами загрязнялась неочищенными сточными водами местного и транзитного Флота, и это после принятия решений по защите Ладоги! Еще свежа боль горожан за гибель рыбы в водной системе реки Охты, произошедшая в марте с.г.: сброс сточных вод городской канализации под лед был санкционирован начальником СЗБтУ Минводхоза РСФСР т. Королевым М. Е. И этот печальный перечень может быть продолжен. Остается только удивляться, как при таких обстоятельствах должностные лица из госводконтроля умудряются удерживаться «на плаву», что происходит не без Вашей помощи, т. Васильев.

Достоянием общественности становятся подробности кадровой политики Минводхоза в контрольных органах, а именно в СЗБтУ, где в 1986 году произошло групповое увольнение ведущих специалистов, компетентных и принципиальных граждан, в знак протеста против произвола и проводимой Минводхозом политики по охране вод. И это должно быть известно Вам, товарищ министр, т.к. эти люди неоднократно обращались в Ваш адрес. Однако и по сей день в СЗБтУ продолжается кадровая «погоня за ведьмами». В то же время, последняя проверка в июле с.г. комиссией народного контроля деятельности СЗБтУ выявила серьезные недостатки – организации поставлена «двойка».

Позиция же Минводхоза в деле перекрытия Невской губы «дамбой» формулируется общественностью как отсутствие какой-либо позиции. Стали нормой: бесконтрольность, непринятие мер, а при остроте общественного обсуждения – ведомственная взаимовыручка. Т. о. неудивительно, что ответ государственного инспектора из Минводхоза СССР созвучен с ответом-отпиской начальника СЗБтУ. Разница лишь в том, что последний рискнул проявить еще и некомпетентность (см. ответ и комментарии ЭО «Дельта», опубликованные в «Меркурии-4»).

У нас сложилось мнение, что на сегодня вряд ли должностные лица из Минводхоза в состоянии давать принципиальные оценки своей деятельности, в т.ч. и по экологическим проблемам т.н. «дамбы», ибо инерция прошлых лет застоя, видно, настолько велика, что перестроиться им уже невозможно. На примере Ленинграда очевидно, что Минводхоз впал в период

21

затянувшегося ожидания реорганизации в Комитет по охране природы. Поэтому будет глубочайшей ошибкой, если создание Комитета состоится на основе существующей администрации, например, СЗБтУ. Подчеркиваем, что именно администрации, поскольку в самой системе существуют люди, радеющие за охрану вод Северо-Запада.

У Вас, т. Васильев, достаточно трудная задача: или рассмотреть нецелесообразность пребывания администрации во всех звеньях госводконтроля, в т.ч. СЗБтУ, и заново поставить задачу по охране вод, или просить Правительство о снятии контрольных функций по охране вод с Вашего министерства. И делать это надо безотлагательно.

А пока мы поддерживаем ЭО «Дельта» в требовании конкретного ответа на поданное заявление в Прокуратуру СССР с дополнительной просьбой рассмотреть действия должностных лиц из Минводхоза при разборе инцидента в Невской губе во время строительства «дамбы».

Члены Совета культурно-демократического движения «Эпицентр»

(подписи)

23 августа 1987

4

Начальнику СЗБтУ Минводхоза РСФСР

т. Королеву М.Е.

Копия: Кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС, Первому секретарю Ленинградского ОК КПСС

т. Соловьеву Ю.Ф.

Копия: Редакции газеты «Известия»

Михаил Евгеньевич!

Предлагаем Вам ознакомиться с комментариями и вопросами, возникшими в результате обсуждения Вашего ответа «совместно с рядом организаций» (от 19.06.87 №358) на обращение общественности города к Соловьеву Ю.Ф.

Наши заключения расположены в соответствии с 5-ю пунктами Вашего ответа.

  1. Просим расшифровать п. 1 в части «распределение стока

22

реки Невы между воротами Невской губы близкое к проектному» в процентах: по проекту, фактически.

  1. В п. 2 утверждается, что по состоянию на 19.06.87 «в настоящее время очищается 58% загрязненных стоков городской канализации, а к концу года будет очищаться свыше 70%». Однако зам. главного врача ГорСЭС тов. Колесников Г.А. в статье «Где купаться?» («Вечерний Ленинград» № 156 от 8.07.87, т.е. через 19 дней) сообщает, что «биологической очистке подвергается 67% стоков, поступающих в Неву». За 19 дней прирост в 9%!? Кто же ошибается? Причем ни первый, ни второй не сообщают суммарного количества сточных вод, поступающих в Неву, от которых исчислены эти проценты. Действительно, сколько же сточных вод от коммунального хозяйства и промышленности, подлежащих биологической очистке, поступают сегодня на очистные сооружения и без очистки – в Неву, и сколько их будет в 1990 и 2000 г.? Еще года 2–3 тому назад сточные воды, направляемые на биологическую очистку, составляли на 1990 г. – 4 млн. м3/сутки (Южные – 1,5 млн. м3, Северные – 2 млн. м3 и Юго-Западные – 0,5 млн. м3), а в настоящее время (1987 г.) загадочно уменьшились на 0,75 млн. м3, и стали: Ю. – 1,5; С. – 1,25 и Ю-З. – 0,5, итого – 3,25 млн. м3/сутки. Как это понять? В городе сократилось население? К 2000 г. они составят 4,55 млн. м3/сутки (Ю. – 1,8; С. – 2,25 и Ю.-З. – 0, 5). Просим сообщить, о каких расходах идет речь? По состоянию на сегодня, на 1990 или 2000 год? Оптимизм ответа не подтверждается фактами, т.к., к сожалению, уже работающие очистные сооружения не очищают стоки от бактерий и биогенных элементов (фосфор и азот) и солей тяжелых металлов, т.е. требуется доочистка от указанных бактерий и химических веществ, методика по которым для столь больших расходов стоков еще не разработана. Нет утилизации ила. Просим сообщить, кто занимается вопросами доочистки стоков после биологической очистки и в каком состоянии находится проблема применения гамма-излучения и сроки ее решения с увязкой графика строительства дамбы. Как решено избавляться от ила, содержащего соли тяжелых металлов и ядохимикаты?
  2. Упоминаемая в п.3 программа разрабатывалась, начиная с 1976 г. (см. решение Ленгорсовета от 21.11.76 г. № 845 – «О разработке и ходе осуществления мероприятий, обеспечивающих полное прекращение сброса неочищенных сточных вод в водоемы бассейна

23

Балтийского моря»). В какой мере выполнено это решение, и что осталось невыполненным? Почему оно полностью не выполнено?

  1. П. 4 составляют общие фразы. Просим сообщить конкретно: на строительство каких объектов выделены лимиты, их суммы и сроки реализации. Например:

А. Строительство Кантемировского коллектора длиной 12 км в две нитки Д=5 м….. стоимостью….. млн. руб. Срок окончания строительства…..1990 г. Нач. стр………Глуб..100м……стоим…… срок……

Б. Окончание строительства Сев. очистных сооружений произв. 1,25 млн. м3, стоимость…..млн.руб. срок ввода в эксплуатацию …… 1990 г.

В. Окончание строительства Юго-западных очистных сооружений произв. 0,5 млн.м3 ….. стоимостью …… млн. руб. …… ввод в эксплуатацию…..1990 г. и т.д.

  1. Где можно ознакомиться с программой полного прекращения сброса загрязненных сточных вод в бассейн Ладоги, упоминаемой в п.5? Кто ее составлял? Каков баланс загрязненных сточных вод, поступающих в Ладожское озеро от населенных пунктов, промышленных и сельскохозяйственных объектов, расположенных в бассейне реки Невы? Их стоимость и сроки реализации? Кто разрабатывал программы научно-исследовательских работ по охране и рациональному использованию водных (и других природных) ресурсов бассейна озер Ладожского, Онежского и Ильмень, которые ГКНТ утвердил своим постановлением №452 от 17.11.80 г. и №364 от 5.08.85 г. на 1981–85 и 1986–90 гг.? Как реализована программа на 1981–85 год и как выполняется программа на 1986–1990 гг.? Где можно с ними ознакомиться? Как они увязаны с графиками строительства защитных сооружений Ленинграда от наводнений?

Руководитель ЭО «Дельта»

Кожевников П.В.

24 августа 1987

24

5

В редакцию газеты «Советская Россия»

Ответ на статью «Кому невыгодно строительство дамбы»

(«С.Р.» №143 от 21 июня 1987 г.)

Строительство дамбы невыгодно пятимиллионному населению Ленинграда, т.к. может вызвать экологическую катастрофу в отсеченной дамбой части Невской губы Финского залива по следующим причинам:

  1. Главсоюзэкспертиза Госстроя СССР согласовала проект защиты Ленинграда от наводнений при условии осуществления опережающего строительства водоохранных объектов и других мероприятий в бассейне Невы и Ленинграде и завершения этих работ до ввода защитных сооружений. Эти условия не могли быть выполнены, т.к. не были реализованы Ленгорисполкомом и ГК КПСС:

а) Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 1060 от 28.08.63 г. «О мерах по прекращению загрязнения неочищенными сточными водами бассейна реки Невы и Ленинградской области».

б) Постановление Ленсовета от 26.06.72 г. «Об усилении охраны окружающей среды и улучшении санитарного состояния города».

в) Постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 567 от 16.07.78 г. «О мерах по усилению охраны от загрязнения бассейна Балтийского моря».

г) Постановление СМ СССР от 7.12.84 г. «О дополнительных мерах по обеспечению охраны и рационального использования водных и других природных ресурсов бассейна озер Ладожского, Онежского и Ильмень».

Невыполнение всех этих правительственных постановлений, о чем говорится в статье «В Центральном комитете КПСС» – «О письмах трудящихся, связанных с экологической обстановкой в бассейне Ладожского озера» («Ленинградская правда» № 123 от 25.05.87 г.), и поставило современное состояние водоемов и водотоков бассейна Невы на грань экологической катастрофы.

Ленгидропроекту хорошо было известно о критическом состоянии бассейна Невы, но, несмотря на это, в нарушение всех советских законов он добился утверждения проекта «защитных сору-

25

жений города Ленинграда от наводнений» и его реализации, не дожидаясь осуществления водоохранных мероприятий в бассейне Невы, по своей стоимости и срокам реализации в несколько раз превышающих защитные сооружения.

Как можно было приступать к строительству дамбы, когда в Ленинграде не было очистных сооружений хозбытовых и промышленных стоков? Когда отсеченная дамбой часть Невской губы площадью 400 км2 была и остается подводной городской свалкой, в которую более 100 лет сваливали грязный ил от дноуглубительных работ на реках и каналах Ленинграда, строительный мусор, металлолом, смет со всего города в период дождей, мазут, нефтепродукты. Несколько раз предпринимались попытки заняться очисткой дна Невской губы от мусора, но где найти место для новой свалки нескольких десятков миллионов кубометров мусора и ядовитого ила, нашпигованного ядохимикатами, солями тяжелых металлов и радиоактивными соединениями, азотом, фосфором, калием и пр.? Разве это не преступление со стороны Ленгидропроекта? (см. журнал «Коммунист» № 11 за 1987 г. о письме НИИП ин-та Союзгидропроект).

Руководитель ЭО «Дельта»

Петр Кожевников

24 августа 1987 года

26

ЭО «ДЕЛЬТА». ОБЪЯВЛЕНИЯ

1

12 сентября в 14 часов в помещении «Клуб-81» (ул. П.Лаврова, д.5) состоится собрание ЭО «Дельта». Вход свободный.

2

18 сентября ЭО «Дельта» проводит общественное водоохранное мероприятие. Сбор в 17 часов в помещении ТОЛ «Клуб-81». Участникам будут выданы бланки, которые нужно будет заполнить при обследовании состояния водного объекта и выслать по адресу: Ленинград, 197227, а/я 337 (Образец бланка на стр. 27).

3

Сообщаем, что в журнале «Знание – Сила» 8/87 опубликована статья С.Цветкова «ДАМБА, РАЗДЕЛИВШАЯ УЧЕНЫХ».

Сергей – один из учредителей ЭО «Дельта», организатор и участник всех проведенных акций.

Мы поздравляем нашего друга с победой и считаем, что на основе опубликованного материала можно продолжить дискуссию о «дамбе». Кто солидарен с этим мнением, может выразить его в письме в редакцию «Знание – Сила».

4

Напоминаем, что в октябре с.г. ЭО «Дельта» планирует провести общественную конференцию «Жилищно-коммунальное хозяйство Ленинграда – 87».

Желающие участвовать могут представить выступления (в 2-х экз.) или материалы до 1 октября.

Контакт: 5113896 Петр Кожевников

1594687 Майкл Пестов

5527051 Сергей Акселеров

27

5

«Зеленый мир» приглашает принять участие в его работе по понедельникам с 17 до 19 часов в помещении Дома Дружбы (наб. Фонтанки, 21).

Образец бланка

РЕЙД: «ЗДОРОВЬЕ ГОРОДА – В РУКИ ГОРОЖАН»

АКТ

обследования водотока, водоема г. Ленинграда и области

На основании ст. 9 Основ Водного Законодательства Союза ССР и Союзных республик нами (мною) ……………………………………………………………….. (ф.и.о.) при обследовании акватории обнаружено загрязнение водной поверхности нефтепродуктами. Наличие видимой плавающей нефтяной пленки определяется как залповый сброс.

  1. Время и дата наблюдения …………………………………………………………………
  2. Наименование водотока, водоема.

Место, где обнаружено загрязнение ……………………………………………………..

  1. Внешний признак загрязнения (нефтяной пленки): серебристый, ярко-радужный, тусклый, мутно-коричневый, темный, темно-коричневый (наблюдаемое подчеркнуть).
  2. Длина и ширина видимого загрязнения по каждому признаку в метрах (площадь в кв. метрах)…….……………………………………………………………………………….
  3. Источник загрязнения или откуда оно поступает ……………………………………….
  4. Любые иные сведения о нарушениях и загрязнениях …………………………………… ………………………………………………………………………………………………….

Подпись проводившего обследование:

Свидетели:

Ответственный за нарушение, если таковой установлен:

(при отказе от подписи – отметить в акте).

Гражданам и должностным лицам г. Ленинграда и области просьба оказывать содействие работе общественного контроля по выявлению виновников в загрязнении вод.

ЭО «Дельта»

Место для объяснений и пояснений

28

Встретимся у «Сайгона»

ПО ДРУГОЙ СТОРОНЕ УЛИЦЫ

Долгое время их не замечали. Потом заметили и стали обсуждать: кому они продались – Интеллидженс Сервис или ЦРУ? Обсуждали долго, гласно, обстоятельно. В конце концов, пришли к выводу, что они свои, но нуждаются в воспитании.

Речь идет о молодежных группах, которые сейчас принято относить к протестным (хиппи, панки, металлисты и т.д.). Казалось бы, ХХ съезд ВЛКСМ положил конец этим спорам. В оценке молодежных групп на первое место вышли конкретные дела, а не галантерейные предпочтения.

К примеру, недавно в «Ленинградской правде» была опубликована статья В.Терешкина «Выстрел в Урочище Донцы». Среди тех, кто, рискуя жизнью, бросился задерживать преступника, стрелявшего в корреспондента газеты, был Лев Баскин – хиппи, известный в «Сайгоне» под кличкой «Лайф». Для охраны государственного памятника природы «Урочище Донцы» систематически выезжала группа хиппи под руководством Майкла – общественного инспектора по охране природы Михаила Пестова. Экологическое объединение «Дельта» при проведении проверки состояния реки Ижора привлекало металлистов. Акция, проводившаяся совместно с Агентством Печати «Новости», прошла успешно. Таких случаев можно вспомнить много. О конкретных делах хиппи, панков и металлистов сейчас много пишут газеты «Смена» и «Комсомольская правда».

Но, как выяснилось, одни работают для определенного дела, другие – для отчета.

Так, чтобы в конце концов хоть как-то улучшить отчетность о воспитании подрастающего поколения, в Куйбышевском районе решили из кафетерия при ресторане «Москва» сделать чайную, с намерением выпроводить длинноволосых куда-нибудь подальше. В Дзержинский район, например.

В одном кинофильме был такой эпизод, когда милиционер переводит пьяного на другую сторону улицы, относящуюся уже к другому району, чтобы не портить себе показатели.

29

Кстати, о милиции. За «Сайгоном» и «Эльфом» присматривает доблестное пятое отделение милиции. И вот вдруг 2 сентября сотрудник пятого отделения милиции начинает цепляться к повязке «Зеленый патруль» у дозорного зеленого патруля. Повязке, утвержденной в установленном порядке Центральным Советом общества охраны природы и тиражируемой в миллионах экземпляров по всей республике. Что именно несоответствующего общепринятым нормам нравственности усмотрел в данной повязке страж правопорядка, он так и не сказал. Однако владельца повязки все же заставили ее снять. Для профилактики.

Может быть, пятое отделение милиции случайно стало совать палки в колеса организациям, которые находят общий язык (с ведома вышестоящих организаций) с протестными группами?

К сожалению, факты говорят об обратном. То ли из-за того, что им не сообщили о существовании советских законов, то ли из-за нежелания их признавать в пятом отделении относятся как-то уж слишком тенденциозно и чрезмерно агрессивно ко всем посетителям «Сайгона». Что вы подумаете, если на улице к вам подойдет человек и начнет доказывать, что курить здесь запрещено, так как это общественное место? А если этим человеком окажется милиционер, то в голову начинают закрадываться мысли о состоянии его здоровья. А что остается думать о самом отделении, если на следующий день другой милиционер вдруг начнет доказывать, что на этом месте вообще стоять запрещено? Речь идет о Владимирском проспекте.

Случаев явного превышения служебных полномочий, самоуправства и других нарушений со стороны сотрудников 5-го отделения милиции немало. И что здесь является причиной: нежелание перестраиваться, профнепригодность или что еще, – самое время выяснить городской прокуратуре или политическому управлению ГУВД. Может быть, просто плохо проинструктировали?

Заниматься воспитанием намного труднее, чем прикрывать место сбора хиппи и панков.

В. Гущин

30

О «МАНИФЕСТЕ ТРЕХ СИСТЕМНЫХ ЛЮДЕЙ»

от редакции: Редакцией был получен документ, который, как мы считаем, может представлять интерес для многих участников движения. Это «Манифест трех системных людей». Ограниченные размерами нашего издания, мы, к сожалению, не можем опубликовать его целиком и предлагаем вниманию читателей краткий обзор, сделанный руководителем группы «Новый мир» В.Веретенниковым.

* * *

Прежде всего, этот документ поразил меня своей искренностью, тем, что люди не боятся прямо и открыто высказать свои взгляды, свое мировоззрение, которые не вписываются в рамки привычных школьных догматов. Не может не внушать уважения также продуманность и несомненная выстраданность этих взглядов. Для подавляющего большинства советских граждан, особенно – для более старшего поколения, хиппи («система», «пипл») – это какое-то сборище молодых тунеядцев, наркоманов и бездельников, у которых нет ничего святого в душе и никаких серьезных мыслей в голове, которые ничего не ищут и ничего не хотят, кроме как бездельничать и эпатировать нормальных людей своим внешнем видом. Давайте же теперь посмотрим, во что верят, чего ищут, чего хотят эти «бездельники».

«Все, что объединяет людей, есть добро; зло – все, что их разъединяет. Объединяющая людей сила – это любовь. Любовь есть Бог. Бог есть любовь.

Бог один, хотя люди и называют его разными именами и идут к Нему разными путями…

Частица Бога есть в каждом человеке, как бы ее ни называли – частицей Духа Святого, искрой божественного пламени, любовью, высшим «Я», индивидуальным Атманом или марксистской «интуицией»…

Интуиция есть творчество, интуиция есть любовь. И то, и то

31

другое – Бог. Долг каждого человека, и в первую очередь долг каждого хиппи, – всемерно раздувать в себе эту искру божественного огня…

Жить надо высшим, что есть в человеке, а высшее – это отнюдь не чувства и не интеллект… Откройте свое сознание для голоса Бога, который, мы уверены, звучит в душе каждого человека, просто не каждый способен услышать его…

/Системе/ необходимы люди, проявляющие хоть какие-то инициативы и своим примером увлекающие за собой других, таких людей в Системе явно не хватает (а может быть, их и вовсе нет?)…

Но что же делать? – Вопрос, который волнует многих. Ответ прост. Творите! Помните, что когда вы занимаетесь творчеством, в вас говорит Бог (Дух Святой, космическое сознание, марксистская «интуиция» – как ни назови, суть не меняется)…

Чтобы услышать глас Божий в своем сознании, вам, возможно, придется отказаться от многих повседневных забот и мелочей, даже, может быть, от собственного повседневного – низшего – «Я». Но что значит низшее «Я» по сравнению с вашим же собственным «Я» высшим?.. Творите! – и тем самым вы будете нести добро людям. Это должно стать вашей духовной потребностью… Творите добро бескорыстно и вообще не зацикливайтесь на результатах своей деятельности, чем бы вы ни занимались. Лишь тогда вы будете действительно свободны…

Возможности для творчества открыты в любой сфере человеческой деятельности, будь то искусство, наука или даже политика…

Хиппи не отказываются от высших достижений культуры… но изобилию льющихся на них помоев «масс-культуры» они противопоставляют свою собственную контркультуру…

Мы считаем, что будущее человечества – за синтезом культур Востока и Запада… В будущем мы видим также синтез природы и цивилизации, и вместо устаревшего лозунга «Назад к природе!» мы выдвигаем другой: «Вперед к природе!»…

В последние годы в Системе наметилась еще одна тенденция – многие системные люди начали заниматься тем, что принято называть «оккультизмом». Хотя мы считаем этот термин неудачным, к этой тенденции мы относимся положительно. По-видимому, здесь действительно скрыты колоссальные резервы возможностей

32

человека. Это – путь, и это путь к Богу. Но он далеко не безопасен, и идти по нему можно, только достигнув значительной степени нравственного очищения и при помощи развитых учителей (которых мы, кстати, не знаем). Иначе такой путь чреват необратимыми патологическими изменениями психики (известны случаи полного распада личности). Нам (пока) некого рекомендовать в учителя, и единственное, что мы можем сделать, – это призвать Систему всегда сохранять трезвую голову, не смотреть в рот новоявленным пророкам и критически воспринимать сообщения о том, что некто ходил по воде, аки посуху…

Пассивность – вот что губило и западных хиппи, и нашу систему…

Способствовать объединению, духовному прогрессу общества можно, только находясь внутри него, каждый на своем месте. Иного пути нет…

… Мы считаем применение наркотиков неоправданным, категорически выступаем против их употребления…

… В системе все еще много грязи. Хиппи терпимы ко всем людям, и эта терпимость создает благоприятную среду для роста всякой гнили.

… Страшно то, что многие системные люди, привыкая к грязи в Системе, начинают терпимо относиться к грязи в своей душе…

… Лучше все-таки работать. Работа отводит от хиппи столь часто звучащее обвинение в паразитизме, а кроме того, как мы уже говорили, способствовать прогрессу общества каждый должен на своем месте…

… Система жива, она развивается, и победа будет за нами!»

Я совершенно опустил «Пролог» и еще многие проблемы, поднятые в «Манифесте»: насилие, свободная любовь, психоделическая революция, рок-музыка и др. Пусть читатели обратятся к самому «Манифесту». И это не единственный документ «системы»: в тексте упоминается более ранний «Манифест Мефодия», говорили и о «Послании Сталкера».

Пусть очень многие не согласятся с идеями этого «Манифеста», но игнорировать это почти целостное мировоззрение, выражающее взгляды и мироощущение тысяч наших молодых людей, замалчи-

33

вать это – недопустимо. По отношению к хиппи местными властями применяются самые крутые меры – вплоть до натравливания местной «урлы» и помещения в психбольницы. И мириться с этим нельзя. «Система» – это острое социальное явление, это очень больная проблема нашего общества. Наши мальчишки и девчонки бегут в «хиппи» не от хорошей жизни. Сколько трагедий, сколько душевной боли, сколько одиночества, отчаяния, сколько жизненных тупиков стоит за мнимой беззаботностью в поведении этих молодых людей! Не слишком ли много кругом бездушной действительности, которая толкает их в пропасть? Где понимание, где сочувствие, где элементарная доброжелательность по отношению к ним?! Неужели наше общество не видит, что это – егоброшенные дети! О, они не обделялись материально! Но это ли им сейчас нужно, разве от этого они страдают? Страдают они все от того же «дефицита духовности», о котором сейчас так много говорят, оттого, что, почему-то, «во многих охладела любовь».

И «система» сама по себе ищет здоровый выход. Пример тому – недавно образовавшаяся группа «Эра» («Экология рядовой архитектуры»), взявшаяся за спасение домов на Лиговке. Такие инициативы надо всемерно поддерживать всем, кому дороги интересы подлинной демократии и культуры, кто не лишен элементарной человечности. В системе есть здоровое зерно, и оно еще о себе заявит!

34

В редакцию журнала «Меркурий»

Г-н Меркурий,

поскольку ты ближе к Олимпу, чем всякий смертный, и, сказывают, порхаешь по коридорам власти, как по собственной дворницкой, развей, пожалуйста, на своих жемчужных страницах следующее сомнение: в газете «Вечерний Ленинград» за 28.08.87 обнародован манифест местной мерии – «Об ответственности за нарушение общественного порядка в Ленинграде и на административно подчиненных ему территориях». Все вроде бы понятно: и что сморкаться в приличном месте неприлично, и что матом крыть плохо, но вот что неясно, цитирую:

«1.6. Ношение символов, атрибутов и других изделий и изображений, противоречащим нормам морали и нравственности или содержащих опасность для здоровья и жизни граждан».

Здесь – закавыка. Допустим, если ты прогуливаешься по Невскому с косой (сельскохозяйственной) на плече, это да, надо пресечь, но как быть с символикой? атрибутами? нормами морали? Ведь нормы морали и особенно нравственности могут сильно разниться у инспектора дорожной службы и у клеврета перестройки. Какие из них иметь в виду? Если подписавший манифест мэр города В.Ходырев имел в виду собственные нормы морали и особенно нравственности, так попроси тов.В.Ходырева обнародовать оные нормы, дабы каждый властеобоязненный и законопослушный горожанин знал неистребимо, что ему льзя, а чего не моги.

Далее:

«1.7. Уклонение от медицинского освидетельствования граждан, подозреваемых в заболевании СПИД».

Это еще непонятнее, чем первое. Кто? как? станет подозревать? И ведь под видом освидетельствования подозреваемому спидоносцу можно такое вкатить, что никакой СПИД не поможет.

Лично я за то, чтоб пресекать, и чем больше, тем строже. Предлагаю начать с надписей на изделиях с маркой «Адидаса», так как символика этой фирмы напоминает три кучки дерьма на проезжей дороге. Затем – рвать в клочья все маечки, фу-

35

фаечи и проч., где разные иностранные буквы и изображения, оскорбляющие всех нас.

И. Адамацкий

31 августа 1987

Прокурору города Ленинграда

тов.Васильеву А.Д.

Просим опротестовать в порядке общего надзора п.1.6 решения Ленгорисполкома «Об ответственности за нарушение общественного порядка в Ленинграде и на административно подчиненных ему территориях» 1987 года в связи с неконкретностью используемых неюридических понятий «мораль» и «нравственность», что дает возможность чрезмерно вольного трактования указанного пункта и последующего злоупотребления им. Отсутствие обнародованных разъяснений или инструкций по данному поводу (как это сделано, к примеру, по аналогичному запрету в Уголовном кодексе РСФСР) ни к чему, кроме узаконенного самоуправства, привести не может.

Учитывая, что юридически безграмотный пункт вступил уже в законную силу, его опротестование необходимо в кратчайшие сроки.

Редакция

36

Белые воротнички

ПРОБЛЕМА ЦЕЛЕВЫХ ФОНДОВ

Необходимо упростить и упорядочить процедуру образования и порядок деятельности фондов, создаваемых на основе добровольных поступлений средств для какой-нибудь общественно-полезной цели. Назовем их условно «целевыми фондами» (ЦФ). В нашей стране они не новость – уже давно существует Фонд мира, успешно развивается Фонд культуры, сообщалось о создании Фонда зоопарков. Но деятельность этих фондов регулируется, видимо, специальными положениями, создаваемыми для каждого конкретного случая. Учреждение ЦФ (который в общем случае не требует ни предварительных, ни текущих затрат со стороны государства) происходит пока на самом высоком уровне, благодаря авторитету и личной поддержке видных государственных и общественных деятелей. Скажем, для учреждения Фонда зоопарков потребовалось взаимодействие редакции «Комсомольской правды» и Правления Госбанка.

А ведь ЦФ могут и должны занять заметное место в нашей жизни. Попробуем взглянуть на проблему следующим образом. Ясно, что сосредоточение и распределение материальных средств и ресурсов – дело первостепенной важности, можно сказать, основа нашей общественной жизни. Авторитарно-технократические методы, до недавнего времени господствовавшие в этой области, сейчас повсеместно осуждаются. Огромное значение придается демократизации этих процессов. Здесь в принятии решений резко возрастает участие трудящихся – через систему Советов и их комиссий, через систему демократических институтов трудовых коллективов на предприятиях и т.д.

Все эти методы, скажем так, экономической демократии, укладываются в общую схему представительной демократии со всеми достоинствами, но и с некоторыми недостатками. Одним из них может стать подчинение меньшинства большинству. Это – аксиома представительной демократии. Но в результате большинство получает возможность распоряжаться средствами не только своими, но и меньшинства, а сосредоточение средств на какую-либо цель, близкую только отдельной группе трудящихся, может резко

37

затрудниться.

Этот недостаток может восполнить механизм ЦФ. Они могут создаваться для любой общественно-полезной цели. Возможен самый широкий спектр целей и масштабов деятельности – фонд поддержки сирот вообще и фонд помощи конкретному детскому дому, фонд культуры вообще, фонд изобразительного искусства и фонд для изучения, сохранения и экспозиции творчества конкретного художника, фонд поддержки какого-то научного направления и фонд поддержки идей конкретного ученого, фонды союзные, республиканские, местные… Примеры каждый умножит без труда.

Источником средств ЦФ смогут быть перечисления, взносы, пожертвования советских и иностранных граждан, трудовых коллективов и т.д., а также доходы от мероприятий, устраиваемых фондом. Добровольность поступлений и их расходование в строгом соответствии с целями фонда – обязательные условия.

Таким образом, деятельность ЦФ можно уподобить уже непосредственной демократии. Здесь средства найдутся на самую, казалось бы, экзотическую цель, если она имеет хоть некоторое количество сторонников. Причем степень действительной общественной заинтересованности выразится размерами собранных средств.

Что же препятствует широкому развертыванию деятельности ЦФ? Причин, видимо, две: теоретико-психологическая и юридически организационная.

Первая состоит в том, что самые понятия «благотворительный фонд», «благотворительная деятельность» подверглась у нас далеко зашедшей дискредитации. Конечно, в буржуазном обществе благотворительность зачастую служит для необременительной очистки совести эксплуататоров, для их обеления в глазах широких масс, а также для сокрытия доходов от налогообложения. Но это говорит только о порочности буржуазных форм деятельности ЦФ. Именно при социализме может в полную силу проявиться высокая и чистая благотворительность трудящихся как способность бескорыстно выделить часть своих трудовых доходов на общественно-полезные цели. Что очень важно, здесь преодолевается нежелательная отчужденность собранных средств от тех, кто их выделил, преодолевается анонимность, растворение конкретного человека и его вклада в обобщающем бюджете…

38

Вторая причина, сдерживающая деятельность ЦФ, – отсутствие однозначных, четких и авторитетных нормативных актов, регулирующих создание и функционирование ЦФ. Думается, было бы уместно издать Закон о целевых фондах. Позволю себе высказать некоторые более конкретные предложения по его содержанию.

Прежде всего, Закон не должен предрешать и указывать конкретные направления и формы деятельности ЦФ. Исходить надо из того, что это есть дело и забота тех, кто вносит в этот фонд средства – ведь взносы строго добровольны. Иначе сказать, соответствие конкретной деятельности ЦФ его идеалам, степень доверия распорядителям средств ЦФ – все это будет определяться поступлением (или непоступлением) средств в условиях множественности самих фондов.

Закон должен определить порядок регистрации фонда. Порядок этот ни в коем случае нельзя запутать, забюрократизировать. Надо ясно и четко указать, что является необходимым и исчерпывающим условием регистрации, что может служить основанием для отказа в регистрации, каков порядок обжалования такого решения.

Видимо, указанными условиями должны быть: заявление учредителя и предлагаемый Устав фонда. Закон укажет, какие вопросы должны получить однозначный ответ в Уставе, но не будет предрешать – как именно. Это откроет возможность образования многих разнообразных ЦФ и одновременно предупредит неопределенности, противоречия в Уставе и злоупотребления в этой области. Например, Устав должен однозначно определять цели деятельности ЦФ, должен указать, обладают ли те, кто вносят средства в ЦФ, какими-либо правами в распоряжении ими, связаны ли эти права с величиной и регулярностью взносов, как формируется распорядительный орган ЦФ и как финансируется работа самого этого органа, обязан ли фонд публично отчитываться в своих доходах и расходах, возможен ли возврат взносов, каков порядок ликвидации фонда и т.п. Следует подчеркнуть, что ответы на эти вопросы – всецело в компетенции учредителей, и если предлагаемый ими порядок деятельности ЦФ покажется регистрирующему органу, допустим, слишком недемократическим, то бояться этого не надо – демократичность проявится в свободе действий тех, кто вносит средства и тем самым каждый раз оценивает деятельность фонда.

39

Регистрирующие функции предлагается возложить на местные суды. Они должны определить, не является ли цель ЦФ антиобщественной и антиконституционной, изучить Устав на предмет его соответствия Закону и внутренней непротиворечивости. Обжалование решений может идти в обычном судебном порядке.

Закон о ЦФ должен предусмотреть и, так сказать, внешние условия деятельности фондов. Имеется в виду, в частности, вопросы налогообложения доходов и расходов ЦФ, вопросы его статуса как общественной организации и юридического лица, вопросы его возможных отношений с иностранными гражданами и организациями, вопросы хозяйственной деятельности ЦФ, вопросы государственного контроля за работой ЦФ.

Касательно последнего пункта предлагается следующее. Необходимость какого-то административно-контрольного государственного органа в этой области очевидна, его сотрудники должны иметь возможность и право знакомиться с деятельностью фонда. Но недопустимо непосредственное их вмешательство. Если они находят деятельность ЦФ антиобщественной, незаконной или антиуставной, то крайней их мерой должно быть обращение в регистрировавший этот ЦФ суд с предложением о приостановлении или прекращении работы ЦФ. Естественно, что вынесенное решение обе стороны смогут обжаловать в суде высшей инстанции.

В заключение добавлю, что эти крайне отрывочные заметки ни в коей мере не могут заменить действительно глубокого изучения вопроса, включая исследования деятельности ЦФ и близких к ним организаций за рубежом, прежде всего в братских странах социализма (укажу, для примера, Венгрию и Польшу, в которой не так давно был принят специальный закон о фондах). Моя задача скромна – обратить внимание на проблему, действительно стоящую и актуальную.

Борис Львин

40

Второй раунд

ПУБЛИЧНАЯ БИБЛИОТЕКА: ДИРЕКЦИЯ

Прочитав в «Меркурии-3» заметку Д.Шубина о предстоящем разделе Публичной библиотеки, который равносилен катастрофе, а также о том, что дирекция ГПБ бессильна что-либо предпринять и последние надежды возлагает на общественность, я пришла к заместителю директора ГПБ по библиотечной работе М.Д.Моричевой с просьбой прокомментировать эту информацию с точки зрения дирекции и уточнить, что именно может сделать общественность в сложившейся ситуации. Вот что рассказала Мария Дмитриевна.

ГПБ в критическом состоянии находится уже давно, ее фонды разбросаны по 11-ти зданиям в разных концах города, и в этом году ей выделяют еще два временных помещения. Вариантов решения проблемы было много, но все они по разным причинам оказались неприемлемыми. Например, идея передать библиотеке прилегающие к ней участки по Садовой улице, переулку Крылова, площади Островского и улице Зодчего Росси неосуществима, так как для того, чтобы на этой площади разместить все фонды, необходимо было бы создать подземные хранилища как минимум в 6 этажей, а на такой глубине – уже метро.

Мария Дмитриевна согласилась, что здание у Парка Победы и разделение фонда – это не самый лучший выход из положения, но, к сожалению, сейчас он единственный. Нет проекта, который можно было бы осуществить быстрее, а промедление теперь уже поистине смерти подобно. Поэтому дирекция библиотеки не только не уповает на общественность, которая, возможно, смогла бы приостановить строительство у Парка Победы, но с нетерпением ждет, чтобы оно завершилось как можно скорее. Пока строители укладываются в свои сроки.

– Действительно ли фонд будет поделен по хронологическому принципу, – спросила я, – и нельзя будет одновременно пользоваться книгами, скажем, 1974 и 1976 годов издания?

– Если читатель работает в «новом» фонде, и ему потребуется до трех книг из «старого», то эти книги ему, конечно, привезут.

41

– А наоборот?

– И наоборот. А что касается принципа разделения фонда, то мы просчитываем и другие варианты деления, например, по отраслям знаний. Но поскольку сейчас книги хранятся в форматно-хронологическом порядке, то делить фонд по отраслям – это значит полностью разобрать всю библиотеку и составить две новые…

– Это безумие, – согласилась я. – А правда ли, что каталог будет один на два здания?

– Неправда. Мы уже начали автоматизацию каталога, и в новом здании можно будет пользоваться каталогом, находящимся в памяти ЭВМ. А старый останется на Садовой.

– Последний вопрос. Куда двинется ГПБ после Парка Победы?

– Так у Парка Победы еще много места. Там можно строить и 3-ю, и 4-ю очереди… Так что постепенно будем перемещаться туда. На Садовой останется администрация и, возможно, та часть фонда, которая требуется очень редко.

Таким образом, предполагаемое разделение библиотеки не только не катастрофично, но более того – оно временно. Так что хоть нам всем и предстоят хлопоты и неудобства, тревогу, поднятую Д.Шубиным, следует признать ложной.

Ольга Абрамович

42

Ждем ответа, как соловей лета

ПОПЫТКА ПОДРАЖАНИЯ

С тех пор как стали явными и значимыми попытки ленинградцев отстоять исторический облик своего города, воспрепятствовать сносам, переделкам, оставлению без ухода и ремонта, небрежению, бесхозяйственности и той экономической «простоте», что хуже воровства; с тех пор как самоорганизовались группа «Спасение», «Совет по экологии культуры», «Экология рядовой архитектуры» («ЭРА»), группы и объединения, ставящие своей целью охрану памятников, природы, в целом экономической и культурной среды нашего обитания; с тех пор как граждане города стали ставить перед исполнительным комитетом Ленинградского городского и областного советов народных депутатов не очень удобные и приятные вопросы, – с этих самых пор газета «Вечерний Ленинград» стала публиковать очерки о проходящих «мероприятиях» – попытках добиться ответа на поставленные вопросы, о выступлениях, общественных комиссиях и об отдельных ленинградцах, участвующих в защите города.

Стала публиковать, а что делать? Ведь материал об этих проблемах и о том, что происходит вокруг них, появляются в «Московских новостях», что расходятся в 140 странах, в «Известиях», в «Литературной газете» и др. Труженики пера из «Вечернего Ленинграда», пытаясь воссоздать атмосферу «доброго старого времени», стараются придать своему изданию колорит бульварной газеты конца прошлого – начала нынешнего века. Живописуя события и обстоятельства, авторы не ограничиваются традиционным «сами дураки», но подробно рассказывают взволнованным читателям, до какой степени некомпетентными и наглыми дураками являются так называемые «обеспокоенные ленинградцы».

Вот перед нами уже вторая статья в «ВЛ» Сергея Шевчука: «День, когда остановился Метрострой». Блестящий стиль вызывает неуемное желание подражать. Вот перед вами попытка, как говорил Пушкин: «с живой картины список бледный или разыгранный Фрейшиц перстами робких учениц». Итак:

43

«День, когда никто не попал в Исаакий.

Наверное, ленинградцы и гости нашего города обратили внимание вчера в полдень на стоящего возле Исаакиевского собора писателя С.Шевчука, которого все привыкли видеть входящим или выходящим из общественного туалета напротив корпункта «Известий», что несколько поколений ленинградских наркоманов, сутенеров и торговцев валютой зовут «уборной на Невском».

Что же привело сюда писателя? Может, тут будет производиться выплата гонорара, раздача автографов или… ну, сами знаете чего… Мы обращаемся с вопросом к мастеру пера: «Сергей, зачем Вы здесь?» Оказывается, в нашем городе – в силу ряда причин, в первую очередь, в связи с еще недостаточной борьбой с пьянством, стала резко распространяться «болезнь Дауна» и расти число дебилов.

Вот и сегодня группа молодых и немолодых людей собралась возле Исаакиевского собора. Компания пестрая: многие нигде не работают, некоторые уволены или были вынуждены уволиться в связи с отторжением коллектива, а кое-кто увольняется в ближайшее время, но еще не удосужился об этом узнать.

Дело в том, что для удобства ленинградцев в нашем городе строится и расширяется сеть метрополитена. Давно назрела необходимость создания станции в районе Синего моста через Мойку. Архитекторами предложено интересное решение: без наземного строения, чтобы не менять исторический облик, с двумя выходами – один к Ленгорисполкому, а другой туда, где находилось раньше здание «Англетера» на Исаакиевской площади. Необходимость решения одной сложнейшей инженерной задачи совпала с актуальностью решения другой. Ведь, как всем известно, перекрытия в Исаакиевском соборе, построенном 1,5 века назад, ни разу не менялись. Сегодня специалисты в результате тщательной строительно-экономической экспертизы подсчитали, что реставрировать собор гораздо дороже, чем его снести. Но в будущем, безусловно, воссоздать по чертежам.

Встают два вопроса – один к специалистам, другой к общественности. Специалисты должны решить, разбирать ли собор с помощью тяжелых вертолетов, провести ли направленный взрыв, который одновременно продвинул бы работы по созданию котлова-

44

на для станции метро, рыть ли спецкотлован, куда мягко спустить собор, или работать традиционно, с помощью обычных домоломательных машин. Вопрос непростой. Второй, однако, еще сложнее: где воссоздать собор в дальнейшем? Первое решение – на прежнем месте – оказывается неочевидным. Ведь снос собора – это уникальный случай воссоздания петровского Петербурга, или даже допетровского, в чем так нуждается Ленфильм, другие студии страны и мира, а также все те, кто искренне любит свой город и его прошлое. Поэтому сейчас продумываются варианты: воссоздать исторический собор в районе Комендантского аэродрома, дачи Долгорукова, в массиве Шувалово-Озерки или на Пороховых. Где? Ответить на этот вопрос должна общественность.

И вот собралась целая группа сомнительных личностей, думающих только о том, чтобы показать себя и выделиться среди остальных, кого они считают быдлом, присвоивших себе самоназвание «СИС» (спасти Исаакиевский собор) и пытающихся сорвать важнейшее дело метрополитенизации нашего города. Они направили письмо в Исполком, и последний был вынужден организовать встречу возле Исаакиевского собора. В связи с этим собор был закрыт для посетителей, хотя это и привело к потере доходов от продажи билетов и части валютных поступлений, ибо многие интуристы приезжают в наш город специально, чтобы побывать здесь. Не будучи в силах пригласить непосредственно архитектора собора Монферрана (в связи с его смертью более 100 лет назад), исполком пригласил из Франции его прямых наследников. Их оказалось 103 человека, и, чтобы их разыскать, сотрудники исполкома были вынуждены специально выехать в Париж. Оплата визита наследников и командировка специалистов потребовали изрядной суммы в новых франках. Мало того, для всестороннего рассмотрения вопроса были приглашены представители «ЮНЕСКО» и опытные метростроители из крупнейших городов мира: Москвы, Нью-Йорка, Лондона, Рима и др. И наконец, прибыла большая группа проходчиков, которым предстоит работать на труднейшем участке Метростроя – сейчас они работают на Ямбургском нефтегазовом месторождении и на Ямале, но сорваны со своих рабочих мест специально для этой встречи. Всего, как подсчитали специалисты, один день такого обсуждения выкачивает из бюджета города 21 тыс. руб. обычных

45

и еще около 37 тыс. валютных. И это в то время, когда нам не хватает магазинов, автобусов, дошкольных учреждений и спортивных площадок, когда не решены многие продовольственные проблемы.

Сергей обращается к одной из участниц группы «СИС»:

– Кто вы? Представьтесь, пожалуйста.

– Я Маша, мне 4 года, я хожу в детский сад.

м Ты здесь одна? Кого ты представляешь?

– Нет, я пришла с папой, мамой, бабушкой и дедушкой. Еще здесь мой старший брат.

– Зачем ты пришла сюда, Маша? Почему ты не в детском саду?

– Мы пришли, чтобы здесь не строили метро и не ломали этот красивый собор.

Писатель разводит руками и обращается ко мне:

– Видите, и на таком уровне, на уровне детского лепета, все рассуждения этих «сисков», как впрочем, и митьков, васьков, ваньков и тому подобных «деятелей». А родители? Отрывают ребенка от нормального воспитательного процесса; сами по неизвестной причине здесь, а не на работе… Но приходится встречаться, беседовать, разъяснять… Однако надеюсь – заканчивает С.Шевчук на оптимистической ноте, – суд, в конце концов, заставит их оплатить все издержки этой говорильни: и наши командировки в Париж, и приглашение людей оттуда…

По существу же из беседы с писателем мы узнаем, что одним из результатов работ будет исправление исторической несправедливости. Создатель собора Монферран, умерший в нашем городе, просил похоронить его под собором. Царизм не позволил это сделать; останки же великого архитектора при перевозке на родину затерялись. Сейчас, при воспроизведении собора на новом месте, под ним предполагается перезахоронить одного из потомков Монферрана. И даже более того: если собор будет воспроизведен в нескольких местах, то под каждой копией будет перезахоронен один из потомков – переговоры об этом идут сейчас с французскими компетентными органами.

Кстати, обсуждаются варианты, в каком масштабе воспроизводить собор: 1:2, 1:5, 1:10 или 1:100. Вопрос трудный; предстоит большая интересная работа. Мы все будет с нетерпением ждать ее результатов».

46

Вот такое получилось подражание. Я подозреваю, что технические решения, предложенные авторитетными градостроительными и проектными организациями, и вправду самые лучшие, наименьшее из зол. Но дело касается облика города и, значит, всех нас. Чем выше уровень этого «наименьшего зла», тем шире и демократичнее должно быть обсуждение проблемы. Не в правильности выбора решения дело, а в том, что нельзя «ковать счастье людей прямо на их головах». Необходимо советоваться с общественностью, а не отмахиваться от нее, ссылаясь на некомпетентность окружающих. Как говорил А.Дюма: «Я за свою жизнь не снес ни одного яйца, но прекрасно могу судить о качестве яичницы». Демократизация и гласность – это основная суть перестройки. Но гласность без демократизации – это отвратительный монстр, дискредитирующий не только смысл перестройки, но саму идею советской власти.

Да, между прочим, уважаемый читатель, вы не интересовались, каково состояние перекрытий в Зимнем дворце?

В. Рамм

47

Москва, как много…

СТРУКТУРИРОВАНИЕ (ах, язык сломаешь!)

или ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО ДЕЛО?

Многообещающий заголовок, не правда ли?

Каюсь, придумал его скорее ради завлекательности, чем ради стремления с самого начала в виде каверзного вопроса дать оценку событию в высшей степени примечательному, с какой стороны на него ни посмотри…

В Москве состоялась Первая информационная встреча-диалог «Общественная инициатива в перестройке». Представители сорока семи общественных организаций в течение четырех дней как на пленарных заседаниях, так и разделившись по секциям (их было девять) обсуждали, сообщали, возражали, делились, выдвигали, провозглашали, заявляли, и проч. и проч. глаголы, которые обычно употребляют, когда хотят осветить работу некоего собрания или конференции.

Встреча-диалог состоялась, это уже само по себе немало.

Встреча-диалог прошла сумбурно, но организованно, деловито, но безрезультатно, всех присутствующих она объединила в зале клуба «Новатор» и пообещала объединить за его пределами, с чем все и согласились и не согласились одновременно, а точнее – все решили посовещаться в своих организациях, отдельно от зала «Новатор». Там на протяжении этих четырех дней и подумать-то было некогда, насколько было и интересно, и до головокружения многотемно, и на удивление бесцензурно, и… можно продолжать эпитеты в превосходной степени, но ограничимся коротким утверждением: встреча-диалог стала бесспорным СОБЫТИЕМ!

Страсти на ней кипели – будь здоров!

– Заставим чиновника прислушиваться к мнению общественности! Только как это сделать? Как?!

– Требую создать фонд борьбы с бюрократизмом!

– Чем отличается любительское объединение от общественной организации? Кто бы нам ответил!

– Утверждаю: попытка опознать наших экстремистов ведет только лишь к «ловле ведьм» в общественном движении!

– Демократия – это тоже власть! Власть большинства над меньшинством…

48

– Мы за власть разума, а не за власть силы! А для этого…

– Создадим федерацию…

– Создадим ассоциацию…

– Создадим комитет…

В Ленинграде, как мне известно, ждут из Москвы пакет документов, принятых и утвержденных встречей-диалогом. Эти документы должны обсуждаться в общественных организациях города. Сегодня четвертое сентября. Документы пока не пришли.

Рано пока что делать выводы. Но с каждым прошедшим днем тот вопрос, что вынесен в заголовок этой заметки, приобретает все большее значение. Действительно, что важнее – структурирование или его величество дело?

Собственно, ответ на этот вопрос в Ленинграде уже найден.

А. Аршинцев

49

МОСКОВСКАЯ ВСТРЕЧА

Участники встречи 20–23 августа – представители различных клубов, неформальных групп, движений. Большинство участников – москвичи, на плечи которых легла вся организация и подготовка, затем ленинградцы, были участники из подпсковья, Рязани, Куйбышева, Таганрога, Архангельска, Челябинска, наблюдатель из Таллинна и другие. Гостями встречи были представители партийных и комсомольских организаций Москвы, учреждений и ведомств, а также корреспонденты советских газет и журналов. Как правило, они не вмешивались в ход ее проведения, хотя и были отдельные досадные исключения. Во всяком случае, никакого административного давления не было и встреча проходила, в основном, в свободной атмосфере.

Спектр направлений, представляемых участниками, – чрезвычайно широкий: общественно-политические клубы, группы и семинары различных направлений, экологические и природоохранные группы и движения, творческие клубы, различные движения и группы по экологии культуры и охране памятников, общественные педагогические, психологические клубы и клубы здоровья, клубы, занятые организацией досуга, были представители хиппи.

Первый день – пленарное заседание. Выступили координаторы девяти секций с программой работы этих секций и представители клубов почти всех направлений.

Во второй и третий день встречи работа проходила в девяти секциях, в каждой из которых шли бурные дискуссии, обмен мнениями, обмен координатами. Люди увидели друг друга, увидели, что у них общего и в чем они отличаются, искали истину и искали компромиссы. Преобладал настрой на необходимость объединения общественных усилий с целью способствовать радикальной перестройке всех сторон жизни нашего общества в направлении демократизации, радикальных экономических, социальных и политических реформ, а также для борьбы против бюрократизма и реакционных тенденций как в обществе в целом, так и в неформальном движении в частности.

50

Работали следующие секции: 1) экология, 2) экология культуры, 3) досуг, 4) производственные инициативы, 5) творческие инициативы, 6) проблемы работы политклубов, 7) правовое обеспечение и социальные гарантии, 8) организационное и информационное обеспечение, 9) проблемы экстремизма. Кроме этого, работал пресс-центр.

Четыре дня бурили страсти, и шел действительно свободный обмен мнениями. Были, конечно, и эксцессы, неизбежные при действительно демократической встрече, однако люди сумели договориться, встреча не была сорвана.

На четвертый день состоялось заключительное пленарное заседание, была заслушана информация о работе каждой из секций. Среди рабочих документов секций: проект общественного комитета по созданию в Москве мемориала жертвам сталинских репрессий, обращение в Верховный Совет СССР о создании памятника жертвам сталинских репрессий, обращение о возвращении Брежневскому району Москвы его прежнего названия – Черемушки, документы по экстремизму в неформальном движении, рекомендации по получению социального статуса для клуба и по общественной защите клубов, рекомендации по экокультурному движению и договоренность о встрече в Ленинграде представителей клубов этого направления, объединяющихся в свою ассоциацию, рекомендации по производственным инициативам (в частности, по самоуправлению) и создание информационного центра по этим вопросам и другие материалы.

Одним из центральных событий можно считать достигнутую компромиссную договоренность о последующем создании двух организационных структур, объединяющих клубы в своеобразную восьмерку (два кольца, имеющих точки соприкосновения – 8). Одно кольцо – это федерация социалистических общественных клубов. Второе – это ассоциация кольца общественных инициатив (задуманная как широкое объединение клубов различной направленности, признающих идеалы демократии и социализма и принцип трех нет: нет насилию, нет шовинизму и национализму, нетпретензиям на монопольное обладание истиной). Были зачитаны декларации и документы двух этих структур для ознакомления и последующего обсуждения в клубах. Часть представителей клубов предварительно подписала один из документов, другие подписали оба, желая участвовать в обеих структурах (такова была принципиальная позиция клубов «Перестройка» Москвы и Ленинграда).

51

Единственный документ, принятый на пленарном заседании как декларация участников встречи содержит общее одобрение курса КПСС на перестройку общества и призыв к клубам активно участвовать своими инициативами в борьбе за радикальную перестройку. Очень важный пункт этой декларации говорит о том, что представители клубов предварительно договорились о создании федерации социалистических общественных клубов и ассоциации кольца общественных инициатив, об обсуждении проектов документов этих структур в клубах и о создании информационного центра по подготовке учредительной конференции этих 2-х объединений, которая должна состояться в Москве в январе–феврале 1988 года.

Кратко об участии ленинградцев. Насколько мне известно, на встрече были представители следующих клубов и групп: «Перестройка», «Диалектик», «Новый мир», «Спасение», «Совет по экологии культуры», «Аделаида», «Вахта мира». Очень обидно, что из-за некоторой поспешности и несогласованности в организации этой встречи на ней не были представлены другие ленинградские клубы. Безусловно, такие солидные клубы, как ТЭИИ и Клуб-81, могли внести достойный вклад в работу секции творческих инициатив. Впрочем, еще не поздно. Жизнь продолжается. Впереди учредительная конференция. Координация – дело очень важное. Но еще важнее – непосредственная работа самих клубов. Только тогда это будет координация дел, а не пустая болтовня об оргструктурах. Ленинградцы внесли свой конструктивный вклад в ход встречи на пленарных заседаниях и на секциях. В частности, представители ленинградского клуба «Перестройка» активно поддерживали документы широкой ассоциации кольца и участвовали в их доработке совместно с московским клубом «Перестройка», способствовали достижению компромисса со сторонниками федерации социалистических клубов (клуб «Община», ФСИ, часть КСИ и др.) и участвовали в доработке декларации этой федерации; активно участвовали в рабочей встрече оргкомитета и представителей ряда делегаций перед четвертым днем, посвященной подготовке заключительного пленарного заседания. По этим основным вопросам ленинградцы из клубов «Перестройка», «Спасения» и «Совета по экологии культуры» были солидарны и выступали сообща.

Участник московской встречи

Лев Гольдштейн

52

Галерея искусств

«КЛУБ-81», или КОГО И ПОЧЕМУ БЕСПОКОИТ «КРУГ»

Три ленинградских писателя – два прозаика и поэт – в спокойной доверительной беседе в моем присутствии ругали литературно-художественный сборник «Круг» (издательство «Советский писатель», ленинградское отделение, 1985 г. – составлен из произведений членов творческого объединения литераторов «Клуб-81»). Все трое писателей – хорошие, милые люди, безусловно профессионалы, давние мои знакомые и хорошо ко мне относящиеся. Им было известно, что я один из авторов сборника, и, наконец, – самое главное! – они сочувствовали «второй» литературной культуре, многих в ней знали…

«Клуб-81», не имеющий в послевоенную пору прецедента, культурно-общественный феномен – творческое объединение непечатаемых авторов – возник вследствие назревшей в стране проблемы, порожден ею и, естественно, рассказ о нем должен выйти из раскрытия этой проблемы. Так что без небольшого РЕТРО нам не обойтись.

Отсчет следует вести с 30-х годов, когда началось великое культурное окостенение. Во все виды искусства насаждался принцип комедии дель арте – комедии масок. Конечно, тогдашним селекционерам искусств требовались иные Бригеллы, но принцип матрицирования сюжетов, характеров, стилистики, принцип абсолютного совпадения авторских позиций в вопросах философии, политики, экономики, культуры, эстетики и общественной жизни – этот принцип, зародившись в довоенную пору, после войны торжествовал уже в оттеночной форме, сделавшись стопроцентно универсальным. В послесталинскую эпоху рамки догматов раздвинули, но – лишь раздвинули, искусство по-прежнему оставалось матричным, увеличился лишь набор штампов, их разновидность.

Деградации литературного процесса во многом содействовало требование обязательной публицистичности произведений. По сути, все искусство (все виды, все жанры) стало публицистикой.

53

Только часть публицистики открыто ходила в публицистическом френче и называлась публицистикой, а часть публицистики на спецовку навешивала атрибуты художественности и называлась романом, оперой, балетом… Со временем произошло даже тематическое размежевание, появилась рубрика «военной темы» (именно, темы: война как раз и оказалась темой), рубрика «деревенской прозы» – в них художественный материал и темы произведения являли собой не только неразрывную связь, но и тождество, а это явный признак публицистического жанра, например – очерка, и очерком, по своей сути, они и были.

Большую поддержку творческому застою оказала практика публиковать рукописи в первую очередь членов ССП – практика, сложившаяся не сама по себе, учрежденная теми же «селекционерами 30-х». Издатели десятилетиями опирались на неизменный состав авторской обоймы – фактически, авторскую номенклатуру, попадая в которую, автор в дальнейшем избавлялся от какого-либо творческого соревнования. «Авторская номенклатура» – дальновидная селекционная мысль! Номенклатура не только подчинилась принципам «дель арте» и обязательной назидательности, но и канонизировала это, как эстетический принцип, и за 50 с лишним лет, наработав на такой основе мощный пласт продукции, при монопольном праве на тиражирование, воспитала уже два поколения читателей-зрителей, привив им вкус к клишированному искусству.

А как же литераторы, которые в послесталинскую пору явно отделились от «номенклатуры» и возвысились над трясиной псевдоискусства? Как получилось, что они вышли к читателю? – Конечно, вопреки! Где – случай, где – чья-то поддержка, покровительство – не важно «как?», важно, что – вопреки! И ни одно яркое, явившееся в последнее тридцатилетие, художническое имя не было встречено фанфарами – ругань, ярлыки, всякого рода проработки – но! устояли (хотя кто-то устоял, а кто-то «исправился»). И еще важно понять, что даже те произведения, которые после долгих споров (передать анафеме или прославить?) установили в почетный ряд нынешней классики, даже они в той или иной мере не свободны от пагубных примет лжеискусства – отчасти, из-за такого вот парадокса… Произведения чисто публицистического жанра не имели права быть настоящей публицистикой, не могли обсуждать насущные социальные вопросы с целью прямого

54

воздействия на общественное мнение. И писатели, озабоченные положением дел в стране, обращались к беллетризованным формам с тем, чтобы с акварельной тонкостью (где – метафора, где – намек, где – расчет на читательскую способность к ассоциациям) выразить тревожную мысль, задать больной вопрос, задеть недозволенную тему. Мы все знаем, помним эти гражданские произведения, и даже недопустимо как будто про них сказать: псевдоискусство, «якобы-искусство» – потому что другой возможности для выражения живой мысли тогда не существовало. И не удивительно, что, когда возможности появились, писатели, потеряв нужду в эзоповом языке, открыто сейчас выступают со статьями, очерками… Мы свидетели взлета нашей публицистики – мы вырываем друг у друга из рук журнальные, газетные статьи, чего – увы! – не происходит с изящной словесностью, с нашей литературой, с однообразно серым ее потоком. Да, в художественной литературе, в литературе номенклатурных авторов радостных изменений пока нет….

А где же авторы молодые? Где молодые таланты? – а они здесь! они существуют. Только перед каждым из них (как раньше, так и теперь – пока еще так!) встает дилемма: или отлиться в привычную для издателя художественную матрицу, или стать принадлежностью «второй» литературной действительности («второй культуры»). Так и появилось это страшное для нашей культуры деление на «первую» и «вторую»! Страшное и для «второй культуры» – понятие «вторая» знаменовало эпоху немых поколений, эпоху отрыва писателя, художника от читателей, зрителей… эпоху, когда литераторы десятилетиями писали «в стол» и каиновой печатью был ярлык «непечатаемый», как знак прокаженности, заразы («Вторая»? – значит, в чем-то, в главном, не первая, второго сорта!), а в шлейфе, за их спиной – косые взгляды («Не печатают? – Видать, вредное пишут!») или ухмылка презрения («Бумагомаратель!»)…

В этом невидимом миру мире «второй культуры» за последние десятилетия «наработано» огромное число произведений в разных видах искусств, жанрах, сложилось множество творческих групп, созрели художнические имена, известность которых перешагнула отечественные границы, а нам еще только предстоит эти имена открыть.… А главное, «вторая» доросла до осознания себя, до понимания и формулирования своих критериев, своих проблем.

55

Проблем! Эти проблемы в ряду многих других стояли перед всем обществом, и сейчас мы переживаем время, когда общество принялось за решение, принялось за перестройку, оздоровление всех сторон нашей жизни. Так вот, первый шаг в решении проблемы «второй» литературы был сделан в нашем городе задолго до Январского пленума, задолго до XXVII съезда КПСС – в 1981 году. Тогда, по инициативе ленинградского ОК КПСС, было создано творческое объединение литераторов «Клуб-81». В него вошли прозаики, поэты, переводчики, литературные критики, авторы, работающие в детской литературе. Клубу предоставили помещение на ул. Петра Лаврова (дом №5), при клубе образовался театральный коллектив из профессиональных актеров – «5-я студия», ориентирующий свой репертуар, в основном, на драматургические произведения членов клуба. В клубе около семидесяти авторов, он самоуправляем (Правление клуба, председатель Правления – все как у людей), имеет секционную структуру – секция прозы, секция поэзии,.. проводит секционные и общеклубные мероприятия (милости просим!), – читаются и обсуждаются новые произведения, проводятся дискуссии, устраиваются встречи с гостями клуба (писатели, литературоведы, музыканты, философы). Иногда помещение клуба не может вместить всех желающих, иногда в зале – пять-шесть человек (когда как…) Клуб выпускает рукописные издания: журнал переводчиков «Предлог» и журнал для детей «ДиМ» («Девочкам и мальчикам»). Клуб отличает высокая социальная активность, он организует и проводит литературные вечера на городских площадках, последнее время – в центре творческой инициативы в ДК им. Ильича, где нам любезно предоставляют зал (опять-таки, милости просим! следите за афишами). Многие члены клуба участвуют и в других общественных инициативах: экология, защита памятников культуры, – в рамках городских мероприятий члены клуба организовали встречу с московскими поэтами и теоретический семинар в ленинградском Доме ученых, турнир поэтов в ДК «Красный Октябрь»… – можно продолжить, можно прерваться. Поэтому главная-то проблема в другом, главная проблема остается пока нерешенной: литератор должен печататься!..

56

При активной поддержке областного комитета партии, за четыре года непрерывной борьбы с издательством «Советский писатель» «Клубу-81» удалось «пробить» в печать всего лишь один коллективный сборник «Круг» тиражом 10 тыс. экземпляров. Книга эта включила мизерные крохи творчества всего лишь половины авторского коллектива и разошлась моментально. Уже появились пятнадцать рецензий, подробных критических разборов и полемических публикаций (это не считая зарубежных откликов), – характер высказываний – от откровенной ругани (с призывом принять чуть ли не административные меры к авторам «Круга») до благожелательного и серьезного анализа. Сборник также обсуждался и в ленинградской писательской организации с участием представителей секретариата правления Союза писателей РСФСР.

И вот что интересно. Если подвести итог выступлениям, обнаружим: положительными и даже высокими оценками отмечены почти все авторы «Круга», так же как и отрицательных характеристик удостоены практически все. Так что на сегодняшний день одним профессиональным критикам, писателям понравились одни авторы, другим – другие. И чтобы разобраться в причине такой редкой пестроты, такого расхождения, следует сначала понять: кто он – автор «второй культуры»?..

Автор «второй культуры» – это инженер, библиограф, школьный учитель, кочегар, рабочий, журналист, программист, матрос, биолог, математик, и за жизненным разнообразием ехать в творческую командировку нужды не имеет. Вся его жизнь – непрерывная творческая командировка, и стенами Дома творчества от жизни народа он не отгорожен, так что, в полном смысле, это демократический автор. А поскольку на жизнь зарабатывает не литературным трудом, и, чтобы купить, скажем, шкаф, он не должен во что бы то ни стало напечатать рассказ – в этом еще одно существенное отличие от автора-официала: экономическая независимость от издателя.

И вот такая особенность его положения формирует некую несхожесть его творчества с творчеством официалов…

Основа произведений авторов-официалов – событийная сторона жизни. Да и что более глубокое ему может удаться за короткое время творческого вояжа?! Автор «второй» культуры, варясь в котле трудовой жизненной повседневности, тем самым оказывается внутренне свободным от этого материала, от жизненной экзотики, от

57

сиюминутных проблем. Его интерес направлен не на исследование бытия, внутри которого – он сам, а на проникновение в потаенный его смысл, на исследование сознания, человеческого духа. Отсюда и поиски корней, и опора на культурное наследие, и, уже как альтернативный интерес, – интерес к развитию литературных форм. Тем самым, автор-неофициал заполняет культурную брешь, разрабатывая уже полстолетия в забвении лежащие угодья. И вовсе он не чужд социальным проблемам, более того, произведения его зачастую сильно социально напряжены, только напряжение такое не становится предметом социально-экономического исследования (как у авторов «деревенской прозы»), а помогает и образовывать, и развязывать нравственные, психологические узлы.

Завершая вынуждено сжатое и неполное раскрытие специфики «второй» литературной действительности, предостерегу от ошибочного предположения, что «вторая» культура имеет какую-то свою экзотическую эстетику. Наоборот, творческий плюрализм – множественность – ей свойственен в большей мере, чем унифицированному искусству официалов. Недаром среди самых первых откликов на «Круг» – реплика «Литературной газеты» отмечала, что авторов «Круга» отличает от обычной литературной продукции непричесанность по одну гребенку.

И вот теперь мы подошли к вопросу из начала статьи, к вопросу о непринятии писателями (да и не только писателями, но и читателями) многих произведений в сборнике. Оказалось, что своим появлением «Круг» не только не образовал в издательском бастионе брешь, а как будто еще прочнее зацементировал проблему публикаций. Уже более года «Советский писатель» даже рассматривать отказывается собранный второй коллективный сборник. В том же издательстве без всякого продвижения лежат семь поэтических сборников. Ленинградским Детгизом отклонен сборник детской литературы. Так что и не вопрос это, а – проблема! – Проблема, потому что на сегодняшний день и в широкой читательской аудитории, и в литературной среде отсутствуют критические навыки, навыки понимания, оценок неклишированного искусства. – Так уж получилось. Таково уж эстетическое воспитание нескольких поколений! – о чем мы говорили выше, Ии именно это составляет суть проблемы, ее особый драматизм. И не удивительно, что, в основном, лишь профессиональные критики серьезно и в целом благосклонно отнеслись к «Кругу». – Так как же с этой проблемой быть?

58

Выход только один!..

Должна создаться ситуация. Ситуация, при которой «вторая» культура, культура неофициальная, как существенная и неразрывная часть общей культуры, должна стать доступной всем согражданам. Только после того, как выходы произведений «второй культуры» на широкую аудиторию перестанут быть манифестациями (вдруг: сборник! вдруг: выставка!), превратятся в повседневное явление, тогда с произведениями этими не станет связываться и эйфория ожидания, и (как естественное следствие) кислое разочарование, они обретут свою серьезную критику, могущую воздействовать и на формирование читательских вкусов.

Говоря о таких превращениях, можно уповать на смену редакторского поколения, на появление прогрессивных издателей с широким художественным вкусом (а такое уже, помалу, начало происходить), на ослабление диктата Госкомиздата в формировании тематических планов. Но все-таки более скорое решение в другом, в том, о чем сейчас пишут и пишут, – в создании кооперативных издательств. И тут можно только посетовать, что город Ленинград, пять с лишним лет назад создавший первое в стране объединение писателей-неофициалов, выпустивший первый в стране сборник «второй» литературной культуры, кажется, решил оказаться последним в этом начинании…

Ну, а на сегодняшний день? К вопросу «нравится – не нравится сборник»? К разговору в начале статьи… Ругая сборник, Поэт выделил все же из 24-х поэтических имен в сборнике пять поэтов, охарактеризовав их как значительные таланты. Прозаики также разглядели в прозаическом разделе по одной (каждый для своего зрения) яркой звезде. – А это, по Малинину-Буренину, получается ярких дарований среди поэтов и прозаиков по двадцать процентов. Так что, не ввязываясь в спор по частностям – что хорошо, что плохо, – я попросил назвать коллективный сборник за последние десять–пятнадцать лет хотя бы со столь же высоким показателем – и этим вопросом привел друзей в некоторое замешательство.

Игорь Охтин

член Правления «Клуба-81»

59

Виктор Кривулин. Стихи

+ + +

Ты прав: куда оно теперь,

одно глухое недовольство?

Была эстетика потерь.

цвели утраченные свойства.

Пылал огнем минималистский бог

огнем бескачественным, темным…

Как почву пробует сапог

расквашенную (да пройдем ли? –

и не проходит, и увяз

во хлябях первозданной глины…)

Ты прав, она творила нас –

но ради полой сердцевины!

+ + +

Деревья, усопшие в сером снегу,

и две одиноких вороны.

Идея России – насколько могу

проникнуть сознаньем за ровный,

открытый, казалось бы, даже врагу

остриженный холм уголовный –

идея России не где-то в мозгу,

не в области некой духовной,

а здесь, на виду, в неоглядной глуши,

в опасном соседстве с душою,

не ведающей – где границы души,

где собственное, где чужое…

__________________________

ВИКТОР КРИВУЛИН – член «Клуба-81». Поэт, чье творчество во многом определяет лицо Клуба.

60

+ + +

Где с интуристами трогался красный «Икарус»,

и крутилась фарца, и по-царски ветшал Петроград –

вот уж не чаял увидеть высокую ярость

экологических львят.

Рваная площадь похожа на сорванный парус.

Облаками пронизанный, взорванный, бывший фасад…

Наши слова, населенные множеством пауз,

здесь, на ветру, не звучат.

Там, наверху, завязались иные пространства.

Не успеваю следить: изменяется внутренний строй

речи, и та, что я слышу – прекрасна!

Жаль – не моя. Но и я уже больше не свой.

+ + +

Здесь пыльный сад похож на документы,

скрепленные печатью. И в саду

печально так… Я выйду. Я пройду

вдоль перержавленной ограды:

в каком-то пятилеточном году

перенесенная зачем-то

от Зимнего дворца в рабочью слободу,

из Петербурга в сердце Ленинграда,

она дошла до степени такой

убожества и запустенья,

что рядом с нею воздух заводской –

как мимолетнее виденье,

как гений чистой красоты…

61

+ + +

Бренные дома замученного цвета.

Слева пустыри, бетон, задворки автобаз –

даже сладко-пасмурное лето

в человечности не уличает вас!

Да и люди здесь, как письма без ответа,

будто чем-то виноваты,

вечерами возвращаются с работы.

Вековечный транспорт. Голос монотонный,

выкликающий поштучно, поименно

эти самые народные пенаты:

Оборонная, Зенитчиков, Портновой…

Край земли не за морем – у каждой остановки.

Выйти – все равно что умереть.

В точку на листе миллиметровки,

в точку (не приблизить, но и не стереть),

обратиться в точку, выйдя из трамвая,

в собственной тени бесследно исчезая…

+ + +

Брошенные в траву

оранжевые велосипеды –

будто выросли наперекор естеству

из мичуринской почвы и свежей газеты

лучезарные срезы плодов

просвещения и прогресса

осенью, перед лицом холодов,

среди останков дачного лета,

где разбросаны корпуса

общежитий – и кооперативные башни

высоко уходят – за поворот колеса,

а там за шоссе, в заовражье…

Город, конечно, растет,

и становятся все неуютней

островки природы, в естественный круговорот

62

заключенные. Русское слово «спутник»

приложимо к чему угодно, даже ко мне,

когда я гляжу в окно и вижу

оранжевые круги. Велосипедист лежит на спине

в порыжелой траве, совершенно рыжий.

Тяжелое солнце прокатывается по нему…

Только вчера из лагеря. Завтра школа –

низкое здание, похожее на тюрьму,

за деревьями. Жалко, мешает штора

увидеть – какая откроется за углом

новая перспектива:

дом, наверное… что еще?.. только дом…

Чудо – если нечистый клочок залива.

+ + +

Боль без утомления. Вкус безумной соды.

Металлисты, панки, любера…

Спертым воздухом свободы

как дышать, когда еще вчера

было так просторно, пусто и знакомо:

что ни слово – гулкий вестибюль,

и волна похмельного синдрома

на лице вахтера… Гули, гули, гуль,

голубиные нахохленные годы!

Вечно – то с мороза, то с дождя.

У дверей. На лестнице. Где-то возле входа –

не переступая. Не входя.

+ + +

Почти что все разрешено.

Цветение журнальных лилий,

напоминает мне оно

иные дни – когда раскрыли

мифологемное окно,

и луг, освободясь от стекол,

дохнул болотом и осотом,

вошел – и сделался одно

63

со мной… Сограждане, я с вами

под голубыми небесами,

а прочее не все ль равно!

+ + +

Политика прекрасна, как «Даная»,

облитая соляной кислотой,

когда уже не Саския нагая,

ни бог языческий, солярный, золотой –

ничто не ярко в сумерках желаний,

но смотрится одним слепым пятном

лысеющее небо на экране

с любовью ко всему, чем больше не живем.

+ + +

В любой щели поет Гребенщиков.

Высоцкий дожил до большой печати.

Дыханье сперто, и в ДК Пищевиков

новорожденный Хармс въезжает на осляти…

Вокруг не Ленинград – Ерусалим,

хлопочущий над воссозданьем Храма

и недоуничтоженных руин,

где торжествующая яма

прикинется то бездною без дна,

то рукотворным Эверестом…

Но плоский тот пейзаж, каким заражена

душа, как будто связанная с местом, —

он, может быть, единственное здесь,

что не меняется и неуничтожимо,

хоть землю рой, хоть лозунгом завесь

чертеж небесного Ерусалима!

Я знаю: мы давно уже не там,

живем, где значимся, где штампу сообразно

расставлены судьбою по углам,

где знают нас и очно и заглазно…

64

Куда бежать, что смотреть

КЛУБ ПСИХИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ «МИР»

проводит в ДК Капранова 20 сентября в 12.00 общее собрание. Приглашаются члены клуба и все желающие познакомиться с его работой.

КЛУБ-81

(ул. П.Лаврова, 5)

12.09 в 14.00 Заседание «Дельты»

14.09 в 19.00 Общее собрание

29.09 Секция поэзии: общее чтение. Новые стихи

ЭТАП

дает концерты каждую пятницу в ДК «Красный Октябрь», начало в 20.00

Каждую среду там же – заседания «Этапа»

65

Важные сообщения

Вышел в свет МИТИН ЖУРНАЛ №16 (июль-август 1987):

стихи В.Кучерявкина, А.Жидкова, В. Уфлянда,

проза Ю.Романова, А.Хлобыстина, В. Окиничева, О.Комаровой,

А. Хохрева, Г.Ганичева,

материалы из архива С.Киссина,

статьи Р.Барта и В.Ханана,

пьеса Г.Пинтера

и многие другие материалы.

МИТИН ЖУРНАЛ – независимое литературно-художественное периодическое издание.

МЖ заинтересован в текстах художественной поэзии и прозы, статьях на филологические темы, исследованиях различных аспектов культурного движения, переводах.

Работы философско-религиозного и социально-политического плана МЖ не принимает.

Гл. редактор – Дмитрий Борисович Волчек, тел. 553-64-00

351-02-13

«Меркурий» предлагает своим читателям и авторам присылать материалы и предложения по работе «Меркурия» и «Эпицентра» по адресу: Ленинград, 197227, а/я 337.

Редактор: Е.Зелинская

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner