Меркурий выпуск №15

М Е Р К У Р И Й 
 

№ 15 
 

периодическое издание

Совета

Культурно-Демократического Движения

«Эпицентр» 
 
 
 

август-сентябрь 
 
 
 
 

Ленинград

   1988

 

                 2 

   СОДЕРЖАНИЕ 

1. А. Солженицын. Жизнь не по лжи        3

2. Указ Президиума Верховного Совета СССР № 505     5

3. Письмо депутатам 10 сессии Верховного Совета СССР одиннадцатого созыва 8

4. Демократия в черном берете. Интервью с В. Монаховым.

Подготовлено с Е. Зелинской                 10

5. Обращение                    18

6.  П. Кожевников. Садоводство с блиндажами               19

7.  Обращение                    26

8.  А. Алексеев. Всем, кто меня об этом расспрашивает              27

9.  Декларация                    30

10. Резолюция о межнациональных отношениях               32

11. Г. Павловский. Сумгаитчики                 34

12. К. Прунскене. Экономическая реформа                41

13. Ю. Нестеров. Бой местного значения                43

14. Г. Ракитская. По поводу проект резолюции «Об отношении к партии «Демократический союз»»                  46

15. В. Косарев. К дискуссии о сталинизме                50

16. О. Мироненко. Милосердие как оно есть                54

17. П. Годлевский. III Конференция ФСОК и IV Конференция ВСПК в Москве           57

18. К. Елгешия. Митьки, искусство и жизнь                60

19. В. Шинкарев. Басни                   62

20. Армения в сердце. от редакции                 63

21. Обращение по ереванскому радио Е. Зелинской               64

22. К 70-летию со дня рождения А. Солженицына

      Глава из романа «Октябрь Шестнадцатого»               66 

 

    3 

     ЖИТЬ НЕ ПО ЛЖИ 

   <…> Наш путь: ни в чем не поддерживать лжи сознательно! Осознав, где граница лжи (для каждого она еще по-разному видна), – отступиться от этой гангренной границы! Не подклеивать мертвых косточек и чешуек Идеологии, не сшивать гнилого тряпья – и мы поражены будем, как быстро и беспомощно ложь опадет, и чему надлежит быть голым – то явится голым.

   Итак, через робость нашу пусть каждый выберет: остаётся ли он сознательным слугою лжи (о, разумеется, не по склонности, но для прокормления семьи, для воспитания детей, в духе лжи!), или пришла ему пора отряхнуться честным человеком, достойным уважения и детей своих, и современников.

   И с этого дня, шаг за шагом, высвобождаясь постепенно, он:

   – впредь не напишет, не подпишет, не напечатает никаким способом ни единой фразы, искривляющей, по его мнению, правду;

   – такой фразы ни в частной беседе, ни многолюдно не выскажет ни от себя, ни по шпаргалке, ни в роли агитатора, учителя, воспитателя, ни по театральной роли;

   – живописно, скульптурно, фотографически, технически, музыкально не изобразит, не сопроводит, не протранслирует ни одной ложной мысли, ни одного искажения истины, которое различает;

   – не приведет ни устно, ни письменно, ни одной «руководящей» цитаты из угождения, для страховки, для успеха своей работы, если цитируемой мысли не разделяет полностью или она не относится точно сюда;

   – не даст понудить себя идти на демонстрацию или митинг, если это против его желания или воли. Не возьмет в руки, не подымет транспаранта, лозунга, которого не разделяет полностью;

   – не поднимет голосующей руки за предложение, которому не сочувствует искренне; не проголосует ни явно, ни тайно за лицо, которое считает недостойным или сомнительным;

   – не даст загнать себя на собрание, где ожидается принудительное искаженное обсуждение вопроса;

   – тотчас покинет заседание, собрание, лекцию, спектакль, киносеанс, как только услышит от оратора ложь, идеологический вздор или беззастенчивую пропаганду;

   – не подпишется и не купит в рознице такую газету или журнал, где информация искажается, первосущные факты скрываются…

 

    4 

   Мы перечислили, разумеется, не все возможные и необходимые формы уклонения от лжи. Но тот, кто станет очищаться, – взором очищенным легко различит и другие случаи.

   Да, на первых порах выйдет не равно. Кому-то на время лишиться работы. Молодым, желающим жить по правде, это очень осложнит их молодую жизнь при начале: ведь и отвечаемые уроки набиты ложью, надо выбирать. Но и ни для кого, кто хочет быть честным, здесь не осталось лазейки: никакой день никому из нас даже в самых безопасных технических науках не обминуть хоть одного из названных шагов – в сторону правды или в сторону лжи; в сторону духовной независимости или духовного лакейства. И тот, у кого не достанет смелости даже на защиту своей души, – пусть не гордится своими передовыми идеями, не кичится, что он академик, или народный артист, заслуженный деятель или генерал, – так пусть и скажет себе: я – быдло и трус, мне лишь бы сытно и тепло.

   <…> Если же мы струсим, то довольно жаловаться, что кто-то нам не дает дышать – это мы сами себе не даем! Пригнемся еще, подождем, а наши братья биологи помогут приблизить чтение наших мыслей и переделку наших генов.

   Если и в этом мы струсим, то мы – ничтожны, безнадежны, и это к нам пушкинское презрение: 

             К чему стадам дары свободы?

             …………………………………

             Наследство их из рода в роды

             Ярмо с гремушками да бич. 

   А. Солженицын 

   12 февраля 1974 г.

 

    5 

   УКАЗ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР 

   об обязанностях и правах внутренних войск МВД СССР

   при охране общественного порядка 

   № 505 

   В целях совершенствования правового регулирования деятельности внутренних войск при охране общественного порядка Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

   1. Внутренние войска, являясь составной частью Вооруженных Сил СССР, входят в систему Министерства внутренних дел СССР и в своей деятельности руководствуются законодательными актами СССР, постановлениями Совета Министров СССР, общевоинскими Уставами Вооруженных Сил СССР, настоящим Указом. В состав внутренних войск входят специальные моторизованные части милиции.

   Личный состав призывается во внутренние войска на действительную военную службу в рядах Вооруженных сил СССР. Он должен оберегать интересы Советского государства и быть готовым к защите социалистического Отечества. Характер обязанностей, выполняемых внутренними войсками Министерства внутренних дел СССР, требует от каждого военнослужащего строго соблюдать социалистическую законность, быть честным, правдивым и храбрым, справедливым в обращении с гражданами, мужественно и самоотверженно защищая их личное достоинство, конституционные права и свободы от преступных посягательств и иных антиобщественных действий.

   2. Внутренние войска, наряду с охраной государственных объектов, специальных грузов, исправительно-трудовых колоний, воспитательно-трудовых профилакториев и решением других возложенных на них задач, оказывают содействие органам внутренних дел в охране общественного порядка.

   3. Осуществляя охрану общественного порядка, внутренние войска Министерства внутренних дел СССР выполняют следующие основные обязанности:

   а) несут патрульно-постовую службу в городах силами специальных моторизованных частей милиции, а при необходимости и частей оперативного назначения;

   б) участвуют в обеспечении общественного порядка при проведении массовых общественно-политических, спортивных и иных мероприятий, карантинных мероприятий в условиях эпидемий и эпизоотий, а также при пожарах и стихийных бедствиях;

 

    6 

   в) принимают участие в пресечении нарушений общественного порядка, если эти нарушения носят массовый характер, представляют угрозу жизни и здоровью граждан, дезорганизуют работу предприятий, организаций и учреждений либо направлены на разрушение или уничтожение государственного, общественного и личного имущества;

   г) принимают меры по пресечению групповых неповиновений и массовых беспорядков осужденных в исправительно-трудовых колониях.

   Привлечение внутренних войск к выполнению обязанностей, указанных в настоящей статье, осуществляется по решениям Министра внутренних дел СССР, а в особых случаях – по согласованию с Советом Министров СССР. При этом подчинять части и подразделения внутренних войск местным органам власти и управления запрещается.

   4. Для выполнения обязанностей по охране общественного порядка внутренние войска обеспечиваются необходимыми специальными средствами, боевой и специальной техникой. Личный состав обеспечивается средствами защиты и может быть вооружен.

   5. Внутренним войскам в целях обеспечения выполнения возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка предоставляются следующие права:

   а) проверять у лиц при подозрении их в совершении преступлений паспорта и другие документы, удостоверяющие личность; доставлять в милицию лиц, совершивших административные правонарушения, в целях пресечения нарушений, когда исчерпаны другие меры воздействия, либо для установления личности нарушителя;

   б) входить в жилые помещения и помещения предприятий, организаций и учреждений при преследовании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, а также для пресечения преступлений или нарушений, угрожающих общественному порядку или личной безопасности граждан;

   в) в неотложных случаях пользоваться бесплатно средствами связи, принадлежащими предприятиям, организациям и учреждениям;

   г) производить оцепление (блокирование) районов местности, отдельных строений и объектов;

   д) задерживать (в случае отсутствия военных патрулей) военнослужащих, злостно нарушающих общественный порядок, и передавать их военным комендантам или командирам воинских частей;

   е) в исключительных случаях для прекращений буйства и бесчинства задержанных лиц, а также при задержании и конвоировании

 

    7 

опасных преступников либо преступников, покушающихся на побег, применять наручники или иные меры, перечень и условия применения которых определяются Министерством внутренних дел СССР по согласованию с Министерством юстиции СССР.

   6. В целях обеспечения выполнения служебного долга по охране общественного порядка личному составу внутренних войск при выполнении возложенных обязанностей предоставляется право в исключительных случаях в качестве крайней меры применять оружие:

   а) для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни или здоровью, если иными способами и средствами защитить их невозможно;

   б) для отражения нападения на работников милиции, народных дружинников и военнослужащих, когда их жизнь подвергается непосредственной опасности;

   в) для отражения нападения на особо режимные или другие важные объекты, а также для отражения вооруженного нападения на охраняемые объекты;

   г) для задержания лица, совершившего преступление, оказывающего вооруженное сопротивление либо застигнутого при совершении особо опасного преступления, когда другими способами и средствами задержать этих лиц невозможно.

   О каждом отдельном случае применения оружия составляется протокол и немедленно сообщается прокурору.

   Запрещается применять оружие на многолюдных улицах, площадях и в других общественных местах, когда от этого могут пострадать посторонние лица; в отношении женщин и несовершеннолетних, за исключением случаев вооруженного нападения с их стороны; в отношении граждан, имеющих при себе несовершеннолетних детей. 

     Председатель Верховного Совета    А. Громыко

     Секретарь       Т. Ментешашвили 
 

Москва, Кремль, 28 июля 1988 г.

№9307-IX

 

    8 

ДЕПУТАТАМ 10-й СЕССИИ

ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

                                          ОДИННАДЦАТОГО СОЗЫВА 

   Товарищи депутаты! 

   Мы, представители самодеятельных, неформальных объединений, клубов из городов нашей страны, собравшиеся 26–28 августа 1988 г. в Ленинграде на межрегиональную встречу, призываем вас отклонить и вернуть на доработку выносимые на ваше утверждение Указы Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 г. «О порядке организации проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций в СССР» и «Об обязанностях и правах внутренних войск Министерства внутренних дел СССР при охране общественного порядка».

   Конкретное процедурное упорядочивание осуществления советскими гражданами своих конституционных свобод, а также законодательное регламентирование деятельности внутренних войск МВД безусловно необходимо и актуально. Демократизация без четких правовых рамок действительно грозит обернуться анархией, недавний пример Сумгаита – тому трагическое подтверждение.

   Но предложенный Указами вариант такого упорядочения и регулирования страдает явными рецидивами прежнего начальственно-усмирительного подхода к решению важных и тонких вопросов нашей общественной и государственной жизни, напрямую затрагивающих основные конституционные права и свободы граждан (охрану личной жизни, неприкосновенность личности и жилища, свободу слова, собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций и др.)

   В частности:

   1) В Указах отсутствует четкое определение содержания основных употребляемых понятий (митинг, собрание, уличное шествие, подозрение в совершении преступлений и пр.).

   Это создает явную возможность для появления не только «казанской» и «калужской» трактовок этих понятий, но и для соответствующих разночтений даже в пределах одного отделения милиции или подразделения внутренних войск МВД. А это уже страшно и недопустимо в государстве, декларирующем верховенство Закона.

   2) В условиях перехода нашей жизни с принципа «все, что разрешено, то можно» на принцип «все, что не запрещено, то можно» нелогичным и недемократическим выглядит разрешительный подход к

 

    9 

осуществлению конституционных свобод граждан, реализуемый в Указе о митингах. Мы считаем, что наше общество в условиях расширения и углубления демократии и гласности достойно введения уведомительного (нормативно-явочного) порядка проведения митингов и демонстраций с последующей юридической ответственностью их организаторов и участников за форму и содержание этих мероприятий.

   3) Пункт 10 Указа о митингах вводит антиконституционную дифференциацию субъектов реализации конституционных свобод граждан на митинги и демонстрации – граждане, объединенные в трудовые коллективы и общественные организации, согласно редакции этого пункта реализуют эти свои свободы в соответствии с каким-то иным законодательством, а все остальные субъекты – по этому Указу.

   4) Отсутствие указания на возможность в исключительных случаях подавать заявления о митингах и в более поздние сроки, чем за 10 дней до даты их проведения лишает общественность страны возможности выразить свою волю через эти формы при решении срочных вопросов (экологических, градостроительных и пр.).

   5) Указ о митингах лишает граждан возможности обжаловать неправомерные отказы в проведении такого рода мероприятий в суде, а Указ о правах внутренних войск вообще не упоминает о механизме защиты гражданином своих прав при возможных неправомерных действиях военнослужащих внутренних войск МВД.

   Уже это наглядно демонстрирует определенную антиконституционную направленность вышеназванных Указов. Но это не все, они противоречат требованиям Основного Закона и по форме их принятия, ибо правовые решения в них содержащиеся явно относятся к наиболее важным вопросам государственной жизни и должны быть, в соответствии со статьей 5 Конституции СССР и статьей 1 Закона СССР «О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни», вынесены на всенародное обсуждение. 
 

   ____

 

    10 

   ДЕМОКРАТИЯ В ЧЕРНОМ БЕРЕТЕ 

   На вопросы, возникшие в редакции журнала по ознакомлении с Указами № 504 и 505, отвечает член совета клуба «Перестройка» кандидат юридических наук Виктор Николаевич Монахов. 

   ВОПРОС. Вы были первым юристом, переведшим на правовой язык законное возмущение граждан против «Временных правил» (см. «Меркурий» № 5). Тогда Вы обращали внимание наших читателей на отсутствие у Ленгорисполкома полномочий принимать правила, корректирующие основной закон государства. И вот теперь Указ принят тем органом, полномочия которого оспаривать трудно. Означает ли это, что Указ № 504, а вместе с ним и Указ № 505 становятся «сакральными текстами»? 

   ОТВЕТ. Конечно, нет. Начну с парадоксального для непосвященных в тонкости нашей правовой системы факта: указ – это еще не закон. Форму закона у нас принимает только нормативно-правовой акт, принятый Верховным Советом или всенародным голосованием (референдумом) (ст. 108 Конституции СССР). Всенародных голосований в нашей политической практике не было еще, а Верховный Совет собирается на свои сессии не часто, в среднем два раза в год. Но общественная жизнь не стоит на месте и требует более оперативного регулирования со стороны законодателя. Вот и выручает паллиативная, на мой взгляд, форма – указы Президиумов Верховных Советов. Указы, о которых идет речь, этой осенью, в октябре, еще только будут проходить проверку на конституционность, демократичность и пр. на очередной десятой сессии Верховного Совета СССР, а потом на сессиях Верховных Советов республик, где будут утверждаться аналогичные указы республиканского уровня. Это первое, на что хотелось бы обратить внимание, отрицая их «сакральный» характер.

   И второе, самое главное. Мы сейчас дружно заговорили о необходимости построения у нас правового государства, государства, в котором власть принадлежит не лицам, а закону, государства, в котором все равны перед лицом закона, в котором действует развитой и четкий механизм реализации и защиты прав и свобод граждан, в котором существует уважение если не всех, то большинства народа к праву. Вот о последнем – особо.

 

    11 

   Народное уважение надо заслужить – будь то человек или социальный феномен. Реально существующая альтернатива того уважения к праву, которого хотелось бы достичь, – правовой нигилизм, выросший – надо честно признать – не на пустом месте. Слишком долго многим –нашим «верхам» право было ни к чему, ибо обходились они гораздо более удобными и простыми в употреблении его заменителями – от «революционного правосознания» до «начальственного усмотрения». Где тут появиться уважению к закону! А теперь такой шанс у нас появился. И для его реализации нужно, чтобы право на самом деле, а не декларативно, стало выраженной в форме Закона всенародной волей, равнодействующей воль составляющих его граждан. Нас с вами. А равнодействующая эта весьма чутко реагирует на малейшие наши действия или бездействия. Скажем, свою политическую или экономическую волю мы можем демонстрировать на кухне перед домочадцами – в социально-политическом смысле это пример бездействия, а можем вспомнить, что конституцией нам гарантированы свободы: слова, печати, собрания, митингов, уличных шествий и демонстраций.

   Понятно, что во втором варианте у нас с вами больше оснований считать себя соавторами законодателя, разделить с ним удачу или неудачу того или иного законодательного решения. Соответственно, и степень нашего «почтения» к таким решениям иная.

   Так что, даже если эти указы на октябрьской сессии обретут форму Закона, сакральными им не быть. Мы можем и должны и после этого выражать свою волю по их изменению. Выражать гласно, публично, но конструктивно, не забывая о соблюдении действующих правовых установлений относительно механизма и формы этого выражения.

   В этом – наше участие в становлении правового государства, в защите права от ведомственного и иного произвола, в экологии права, если хотите. Да, да! Экология сегодня – это не только защита природной или историко-культурной среды, но и защита среды правовой, ее основного принципа – справедливости. 

   ВОПРОС. Мы рассматриваем эти указы со своей колокольни, с точки зрения людей, в первую очередь могущих оказаться жертвами этих нововведений: как участники несанкционированного митинга, а их санкционируют все реже, как лица, подозреваемые в желании собраться группой более 2-х человек у костра, как хозяева квартиры, где собрались люди, объединенные интересами, выходящими за

 

    12 

рамки, облюбованные городскими властями. Но хотелось бы знать: существует ли на самом деле необходимость когорты внутренних войск в нашей стране и какова должна быть сфера использования их тренированных рук? 

   ОТВЕТ. Само по себе создание в составе внутренних войск МВД подразделений специального назначения мне представляется оправданным. Радоваться по этому поводу, конечно же, нечего, не от хорошей жизни они созданы, но потребность в такой силе есть. Самый зримый пример – Сумгаит… Три дня город был на военном положении и три дня гибли люди. Военное положение их не спасло. Подлинную историю этих событий еще предстоит узнать, но сейчас уже ясно, что в таких ситуациях помощь должна быть оказана в виде войск, специально подготовленных, способных противостоять разгулу массового бандитизма. Менее трагичный, но тоже страшный – казанский пример: настоящая война – со своими павшими – между молодежными группировками в Казани.

   Но есть потребности иного порядка. Разогнать мирную демонстрацию… Произвести массовые облавы и обыски… Не дать провести экологический митинг… Все это надо иметь в виду, определяя правовые рамки деятельности «спецназов» и других подразделений внутренних войск МВД с целью установления правовых гарантий недопустимости подобного использования «черных беретов». В противном случае этим указам может быть уготована судьба введенного 16 лет назад земельными властями ФРГ «Указа о радикалах». Как известно, этот указ, также принятый под флагом обеспечения общественного порядка, борьбы с герильес (городскими партизанами), надолго отравил политический климат в этой стране и возвел преследование инакомыслящих в ранг одной из обыденных жизненных реалий. 

   ВОПРОС. Оба указа еще не вступили в законную силу. Однако в Ленинграде и в других городах уже вовсю мелькают «черные береты»: разгоняются митинги, в Михайловском садике, уже привычном для ленинградцев месте общественных дискуссий, задерживаются и подвергаются штрафу граждане. 

   ОТВЕТ. Я уже говорил о некоей парадоксальности этой правовой формы – указ Президиума Верховного Совета. Для нас с вами

 

    13 

указ обретает законную силу зачастую много раньше утверждения очередной сессией Верховного Совета. Это происходит либо с даты, указанной прямо в его тексте, либо – при отсутствии такого указания – спустя 10 дней после его опубликования в официальном издании (газета «Известия», журнал «Ведомости Верховного Совета СССР»). Указы, о которых мы говорили, приняты Президиумом Верховного Совета СССР 28 июля с.г. без указания даты их вступления в юридическую силу. В этот же день указ «О митингах…» был опубликован в «Известиях», на следующий – в нашей «Смене». 3 августа 1988 г. оба указа были опубликованы в «Ведомостях Верховного Совета СССР», №31. Таким образом, к середине августа эти указы формально обрели уже юридическую силу, и мы, граждане, обязаны им подчиняться.

   Ответственность, и немалая, за неподчинение требованиям указа «О митингах…» установлена соответствующими республиканскими указами. В нашей республике он принят 29 июля с.г. Вот какие меры воздействия к нарушителям он содержит:

  1. По минимуму – это административная ответственность в виде предупреждения или штрафа до 300 рублей.
  2. В исключительных случаях, если по обстоятельствам дела и с учетом личности нарушителя применение этих мер будет признано недостаточным, предусмотрена возможность административного ареста до 15 суток. Если нарушитель указа «попадется» за те же действия повторно в течение года, или же нарушителем окажется организатор собрания, митинга, уличного шествия, демонстрации, то воздействия еще более строгие:

   а) штраф до 1 тысячи рублей,

   б) исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с удержанием 20% зарплаты,

   в) 15-суточный арест.

   Если же организатор митинга нарушит указ повторно, то он попадаеет под применение уголовной (а не административной) ответственности в виде лишения свободы на срок до шести месяцев, или исправительных работ на срок до одного года, или штрафа до 2-х тысяч рублей. Наконец, указ содержит еще одно средство воздействия, рассчитанное специально на иногородних граждан: судья, при вынесении постановления о наложении административного взыскания, вправе обязать нарушителя Указа «О митингах…», не являющегося жителем данной местности, покинуть ее. При этом расходы по «переезду/перелету» будут взысканы с нарушителя «в

 

    14 

установленном законом порядке».

   Если мы сравним этот веер возможностей наказать демонстрантов с тем, что применялся ранее (см. ст. 165 Кодекса РСФСР об административных нарушениях), то наглядно увидим тенденцию к ужесточению наказания. Оправданно ли это? Думаю, что нет. Давно уже доказанная истина – лишь справедливость наказания (а не сам его размер) несет в себе надежду на исправление правонарушителя.

   А вот как раз со справедливостью правоприменения статьи 165 дело обстоит явно неблагополучно. Вы знаете, о чем речь, не хуже меня: подтасовки, лжесвидетельства, наговоры на участников митингов со стороны оперативных работников разных «служб» – весьма распространенное явление. Их цель – любыми средствами подвести под 165-ю статью, то есть приписать участникам или организаторам «злостное неповиновение законным распоряжениям или требованиям работников милиции или народных дружинников».

   В этих условиях главную функцию экологической, как мы с вами ранее условились называть, защиты права должен брать на себя суд. И, к счастью, мы уже знаем примеры такого рода. Свердловский судья Виктор Никитин, прослушав доклад Горбачева на партконференции, отменил свое же незаконное (основанное на ложных показаниях милицейских работников) решение о наложении штрафа на одного из участников митинга в Свердловске. Конечно, это решение половинчато, ибо следующим его шагом должно бы быть возбуждение уголовного дела по ст. 181 УК РСФСР («заведомо ложное показание») против этих милицейских чинов. Но и то, что им сделано, – реальный и смелый шаг на пути к правовому государству.

   Будем надеяться, что его примеру последуют и другие судьи и эта первая ласточка пришлет нам весну, в которой этот пока единичный акт превратится в явление. 

   ВОПРОС. Как вы связывает появление именно этих указов с общей общественно-политической обстановкой в стране? Не являются ли они симптомами похолодания? 

   ОТВЕТ. Я бы [со]поставил оба эти указа с печально известным

 

    15 

письмом Нины Андреевой. Курс на обновление, на очищение нашей страны от всяческой социальной скверны встречает со стороны андреевцев изощренное, а в данном случае даже неприкрытое антиправовое, антиконституционное сопротивление. Идея сильной руки, карающей «смутьянов-демонстрантов», посягающих на устои и принципы, которыми андреевцы никак не могут поступиться, в этих указах звучит достаточно отчетливо. Судите сами. Фактически правом разогнать митинг на Певческом поле в Таллине или на Театральной площади в Ереване наделяется одно должностное лицо: Указ № 505 выводит внутренние войска из подчинения любым местным властям, подчиняя их Министру внутренних дел СССР. Таким образом зачеркивается положение ст. 76 Конституции СССР о том, что союзная республика – «суверенное государство, самостоятельно осуществляющее государственную власть на своей территории». 

   ВОПРОС. Легкость обращения наших законодателей с Конституцией – т.е. их «законопослушность» производит сильное впечатление. А как выглядит продукт их «законотворчества» с точки зрения профессиональной? 

   ОТВЕТ. В указах отсутствует четкое определение содержания основных употребляемых понятий (митинг, собрание, уличное шествие, подозрение в совершении преступления, преследование лиц, подозреваемых в совершении преступлений и проч.).

   Это создает явную возможность для появления не только «калужской» и «казанской» трактовок этих понятий, но и для соответствующих разночтений даже в пределах одного отделения милиции или подразделения внутренних войск МВД. А это уже страшно и недопустимо в государстве, декларирующем верховенство Закона.

   Далее, в условиях перехода нашей жизни с принципа «все, что разрешено, то можно» на принцип «все, что не запрещено, то можно» нелогичным и недемократичным выглядит разрешительный подход к осуществлению конституционных свобод граждан, реализуемый в Указе «О митингах…». Думается, что наше общество в условиях расширения демократии и гласности достойно введения уведомительного (нормативно-явочного) порядка проведения митин-

 

    16 

гов и демонстраций с последующей юридической ответственностью их организаторов и участников за форму и содержание этих мероприятий.

   Кстати, к аналогичному мнению пришли и эксперты проекта этого указа в нашей общесоюзной общественной комиссии международного сотрудничества по гуманитарным вопросам и правам человека при Советском комитете за европейскую безопасность и сотрудничество. Но к их мнению, как мы видим, тоже не прислушались.

   Указ о митингах лишает граждан возможности обжаловать неправомерные отказы в проведении такого рода мероприятий в суде, а указ о внутренних войсках вообще не упоминает о механизме защиты гражданином своих прав при возможных неправомерных действиях военнослужащих внутренних войск МВД.

   Уже это наглядно демонстрирует определенную антиконституционность содержания вышеназванных указов. Но это не все. Они противоречат требованиям Основного Закона и по форме их принятия, ибо правовые решения, в них содержащиеся, явно относятся к наиболее важным вопросам государственной жизни и должны быть, в соответствии со статьей 5 конституции СССР и статьей 1 Закона СССР «О всенародном обсуждении важных вопросов государственной жизни», вынесены на всенародное обсуждение. 

   ВОПРОС. И последний, сакраментальный вопрос: что делать? Отрицать ли эти указы целиком, бороться ли за их демократизацию и как сделать эту борьбу успешной? 

   ОТВЕТ. Безусловно, надо бороться за надлежащую правовую форму этих нормативно-правовых актов. Эта борьба, видимо, будет иметь несколько этапов. Первый – до и в ходе обсуждения их на 10 сессии Верховного Совета в ноябре. Программа-максимум – убедить делегатов нашего верховного законодательного собрания отклонить и вернуть на гласную доработку эти указы, а их юридическое действие приостановить. Обнадеживающий прецедент такого рода мы получили в мае этого года. На 9 сессии был отменен указ от 14 марта с.г. о прогрессивном налоге с кооператоров. Этот указ вызвал так много замечаний со стороны

 

    17 

депутатов Верховного Совета, подвергался критике в печати и в письмах граждан, что Президиум Верховного Совета не счел возможным предложить его сессии на утверждение.

   Думаю, что и нам надо установить и начать с обращения к депутатам, тем, кто имеет реальную возможность остановить превращение этих указов в закон. Публикации в прессе, письма граждан и обращения организаций тоже могут и должны повлиять на решение ближайшей сессии.

   Хорошее предложение прозвучало на недавней межрегиональной встрече представителей неформального движения – совместная митинговая акция против этих указов 7 октября этого года, в день Конституции СССР.

   А если на сей раз убедить депутатов не удастся, наступит следующий этап борьбы, который – тут я специально оговорюсь – тоже должен быть законным по своим формам: критикуя закон, не надо забывать ему подчиняться. Конструктивной формой противодействия этим «незаконным законам» я считаю также подготовку и пропаганду альтернативного правового решения. Правовое обеспечение новых социальных явлений в общественной жизни страны должно стать общенародным делом – нельзя оставлять его на откуп «андреевцам». 
 

        Интервью подготовлено Е. Зелинской

 

    18 

          ОБРАЩЕНИЕ 

                         Товарищи депутаты! 

   Мы, граждане СССР, избиратели, доверившие вам представлять наши интересы в высшем органе власти, призываем отклонить и вернуть на доработку выносимые на ваше рассмотрение Указы Президиума Верховного Совета СССР от 28 июля 1988 г. «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий в СССР» и «Об обязанностях и правах внутренних войск Министерства внутренних дел СССР при охране общественного порядка».

   Их введение, а главное – методика применения – практически вводит на территории нашей страны военное положение. Другими словами трудно выразить присвоение внутренним войскам законного права нарушать неприкосновенность личности и жилища всего лишь «при подозрении в совершении преступления», разгонять уличные митинги и демонстрации, хватать и задерживать людей, повинных лишь в том, что они осуществляли свои конституционные права.

   Конституция перестала являться основным законом государства, оплотом защиты прав гражданина. Она стояла ширмой, за которой опять «келейно», опять за нашей спиной принимаются указы, – и на их фоне бледнеют западные законы «о радикальных элементах», направленные против террористов.

   Указ № 505 до сих пор не обнародован; о том, чтобы представить его на всенародное обсуждение, не ведется и речи.

   Товарищи депутаты! В ваших руках возможность остановить этот позорящий нашу страну документ, закон, отбрасывающий общество назад, – не во времена застоя, нет: назад, к сталинщине! 

   ИСПОЛНИТЕ СВОЙ ДОЛГ! 

 

    20 

   Здоровье города – в руки горожан 

   САДОВОДСТВО С БЛИНДАЖАМИ 

   Москва, Министерство обороны СССР.

   Министру.

   ТРЕБУЕМ ПРЕКРАТИТЬ УНИЧТОЖЕНИЕ УНИКАЛЬНОГО ПРИРОДНОГО ЛАНДШАФТА ОЗЕРА ТИНУКСЕНЬЯРВИ СТРОИТЕЛЬСТВОМ САДОВОДСТВА «ЛАЗУРНОЕ» ВОЕНЧАСТЬЮ 33491 ВСЕВОЛОЖСКОМ РАЙОНЕ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ.

Экологическое объединение «Дельта», экологическая комиссия Союза писателей, ассоциация «Мир и Экология». 

   Военчасть сражалась за размещение садоводства 3 года. В начале 1986 года было получено разрешение Министерства обороны СССР «выделить под коллективное садоводство в/ч 33491 20 га земли на участке внешней границы стрельбищного поля в пределах защитной зоны в районе 26-го километра шоссе Ленинград – Матокса». В коллектив пожелали вступить 600 офицеров, рабочих и служащих, в т.ч. 350 ветеранов войны, труда и вооруженных сил.

   Коллективные садоводства призваны решать целый комплекс проблем. Особенно когда они учреждены не в ущерб природе. В конкретном случае инициаторы нового поселения гарантируют охрану садоводами озера от нарушителей Водного законодательства, браконьеров и прочих экологических агрессоров. Что ж, понятно и похвально стремление людей, отдавших долг воинской службе, заняться разбивкой садов, освоением земель… Впрочем, об «освоении» – слово членам экспертной группы ассоциации «Мир и молодежь».

   Андрей Рихардович Мате, инженер- эколог: Гибнет уникальный древний рельеф, на который в течение многих столетий не покушались. Здесь не пахали склоны, не устраивали парники, а использовали территорию под пастбища. Данные угодья могли принести успех любому хозяйству. В травостое много полезных дикорастущих трав, например, зверобоя. Имеющийся фитоценоз складывался веками. Вместе с фрагментами лесной растительности и животным миром это представляет устойчивый биоценоз, который сохранил стабильный гидрохимический и гидрологический режим в течение тысячелетий. Озеро Тинуксеньярви имеет богатую фауну. Организация садоводства приведет к заилению водоема за счет поверхностного стока, который будет прогрессировать. Следы прогресса уже имеются. Там, где два месяца назад проложены дороги, начались эрозионные процессы, после сведения водоохранного леса произойдет загрязнение подземных вод, обеспечивающих чистоту вод озера. Эксплуатация земель

 

    21 

садоводства повлечет применение химсредств защиты растений, удобрений, проч. Из-за легких песчаных почв грунтовые воды будут загрязняться канцерогенами, мутагенами и др. опасными для человека и природы компонентами. Инициаторам садоводства необходимо прекратить земляные работы и снос леса на склонах. До наступления зимних холодов надо рекультивировать рельеф, нарушенный прокладкой дорог, незамедлительно засеять многолетними травами, оказать содействие общественности в лесонасаждении.

   Анатолий Александрович Попов, Инженер-гидролог: Безусловна географическая и геологическая уникальность. Валдай в миниатюре. Первым ударом по озеру была прокладка шоссейной дороги к садоводству, выступающему в защиту водоема. Очевидно нарушение Водного законодательства в прокладке дорог в водоохраной зоне, не вызванной водохозяйственными нуждами, равно как в вырубке леса на склонах и вершинах холмов. Работы начаты по проекту, не утвержденному правлением «Севзапрыбвод» и Северо-Западным Бассейновым территориальным управлением (СЗБтУ) Минводхоза РСФСР. Не предъявлено разрешение на вырубку леса. Озеро можно воспринимать исключительно как памятник природы. Было дано кулуарное согласие фактически на уничтожение нетривиального природного объекта. Необходимо выяснить роль СЗБтУ, исполкома и Всероссийского общества охраны природы (ВООП) в деле согласования на создание здесь садоводства.

   Сергей Васильевич Цветков, инженер-геолог: Озеро ледникового происхождения, бессточное, обрамленное реликтовыми, камовыми террасами, сложенными песками мелкозернистыми, супесями с включениями гальки и валунов. Крутизна берегового склона 30–40о. При разрушении растительного покрова наступит резкое усиление эрозионных процессов, что может вызвать образование оползней. Береговой склон является местом разгрузки подземных и грунтовых вод. В связи с этим озеро будет активно загрязняться продуктами человеческой деятельности даже при условии расположения садоводства за линией водораздела. Учитывая, что для бассейна Ладожского озера в зонах крутого склона запрещены любые виды хозяйственной деятельности, строительство садоводства в данном районе недопустимо. К тому же подобных камовых террас осталось в Ленинградской области не так уж много. Обследованный район необходимо считать памятником природы. Возможно загрязнение подземных вод ядохимикатами, нефтепродуктами и др. продуктами антропогенной деятельности в случае, если здесь окажется садоводство. В результате изменения гидро-

 

    22 

логического и гидрогеологического режима, в связи со строительными работами, возможны и другие инженерно-геологические проблемы. В связи с тем, что озеро является бессточным, с ограниченным водообменом, попадание в водоем биогенных элементов, стекающих с участков, вызовет процессы эвтрофирования.

   Увы, мнения специалистов оказались высказаны лишь 9 августа, на следующий день после того, как общественности города стало известно о ходе операции «Озеро Тинуксеньярви», и, конечно, после того, как на размещение садоводства дали согласие: Всеволожский исполком (№145-С от 12.11.86), Ленинградская СЭС областная (№48 от 23.1.87), ГлавАПУ (№535 от 23.6.87), Ленинградский областной Совет ВООП (№444-А от 15.7.87), Леноблисполком (№420-С от 26.10.87), Совет Министров РСФСР (№1618 Р-С от 11.12.87), Ленинградское областное АПУ (№18-С от 9.2.88). Дело осталось за малым: обеспечить документацию печатями «Севзапрыбвод» и СЗБтУ. Однако будущие садоводы посчитали это, видимо, пустой формальностью и в июне сего года приступили к «освоению земель».

   «Начаты работы, обезобразившие рельеф: вырубается лес, срезаются вершины холмов, уничтожаются луга и поляны. Озеру в перспективе грозит экологическая беда. Ликвидируется место отдыха тысяч людей, живущих в садоводствах «Дружное», «Лотос», «Коминтерн», и множества ленинградцев, отдыхающих здесь по выходным дням», – так характеризовал «освоение» представитель правления садоводства «Дружное» Г.В.Котырло на собрании садоводства 31 июня. Здесь же десятки других граждан.

   Г.С. Поликанова: «Территория относится к числу памятников природы ледникового периода и именно так обозначена на карте районной планировки… В свое время эти места были отведены под полигон. Но это не дает ведомству никакого права присваивать данную территорию и осуществлять надругательство над природой, не избавляет от соблюдения советских законов и контроля общественности».

   С.Н. Маркова: «Мы имеем право говорить от лица множества горожан, туристов, приезжающих отдыхать на озеро, ведь оно – одно из немногих, где сохранилась чистая вода и практически нетронутая природа. Следует связаться с городскими туристскими организациями и экологическими объединением «Дельта»… Считаю, что вопрос надо ставить шире, добиться не просто прекращения работ, но и требовать компенсации за ущерб, нанесенный ленинградцам и государству. Ответственным лицам надо помнить, что на последнем совещании стран-участников Варшавского договора М.С.Горбачев вопрос о разоружении связывал и с проблемой охраны окружающей

 

    23

среды».

   На собрании, перешедшем в митинг, зарегистрировалось 146 человек. «Неформалами» представали ветераны войны, труда и ВС, работники аппарата и проч. Пожилые люди с орденскими планками вместе со своими внуками изымали из грунта вешки будущего поселения, не желая допустить продолжения работ. Было решено:

  1. …продолжить решительную борьбу за сохранность естественного экологического режима озера и окружающей его природозащитной зоны;
  2. образовать при правлении садоводства постоянную комиссию и добиваться положительного решения вопроса;
  3. выдать члена комиссии удостоверения как полномочным представителям коллектива садоводства для официального обращения в органы власти и взаимодействия с прессой и телевидением;
  4. направить телеграммы с протестом в адрес первого секретаря ОК КПСС Соловьева Ю.Ф. и в Совет Министров СССР;
  5. до решения вопроса организовать пикетирование в районе озера с целью не допускать дальнейшую порубку леса и порчу почвенно-растительного слоя».

 

_______ 

   Среди проблем решаемых, по убеждению инициаторов садоводства «Лазурное», наиболее важной провозглашается исключение проникновения людей (туристов, грибников и пр.) в опасные зоны, т.е. предотвращение человеческих жертв. Но если сейчас военчасть, по признанию руководства, не справляется с этой задачей, то можно ли будет рассчитывать на больший успех, когда на «запретной зоне», как утверждают представители военчасти, окажется с полтысячи участков, т.е. будет проживать порядка двух тыс. человек, к которым, соответственно, станут визитировать гости и проч. Как вспомнят садоводы эпопею размещения садоводства, когда их собственные дети или внуки отправятся за дарами природы на территорию полигона?

   Все, связанное с садоводством «Лазурное», ввиду наличия полигона, так или иначе секретно. Данным грифом клеймены письма замминистра обороны СССР, начальника отдела землеустройства и землепользования Леноблагропрома Коротова М.С., труды НИИ «Севзапгипрозем», карты, схемы и проч. Полигон, захватывающий часть территории Ладожского озера, секретен и неприкосновенен. А настолько ли это так? Не пора ли пересмотреть размещение артиллерийских стрельбищ в местах, которые еще можно называть «райскими», в местах, куда действительно устремляются горожане, потому что выбор-то не велик!

   Впрочем, лидеры постоянной комиссии по спасению озера Тинуксеньярви настроены по отношению к Министерству обороны достаточно

 

    24 

альтруистично, ставя своей целью единственное – сохранение водоема. «Пусть озеро будет обнесено колючей проволокой и недоступно, но останется таким как есть!» – говорит Елена Чурилло. «Я даже не знаю, на что я готова ради нашего озера, – теряется Елена Спасская, – оно ведь живое!»

   Действительно, как помочь водоему, деградация которого, в случае размещения садоводства, очевидна до финала нынешнего тысячелетия? Активисты действуют разными методами и на разных уровнях. Об этом свидетельствует хроника, фиксируемая комиссией:

   25.6.88 – обнаружено, что на территории около озера рубят и жгут лес. Письмо с протестом за тремя подписями направлено в «Ленправду»;

   04.07 – письма за 11 подписями адресованы в «Ленправду», «Вечерний Ленинград», Отдел охраны природы при ОК КПСС, председателю Леноблисполкома;

   06.07 – письма за 126 подписями направлены председателю Леноблисполкома Попову Н.И., зампреду Леноблсовета ВООП Цвирову С.В. в «Вечерний Ленинград»;

   08.07 – письмо с протестом переслано из «Ленправды» во Всеволожский исполком;

   15.07 – письма за 50 подписями направлены в Президиум Верховного Совета РСФСР, во Всеволожский исполком, первому секретарю ОК КПСС Соловьеву Ю.Ф.;

   18.07 – отправлено письмо Председателю Госкомприроды СССР Моргуну. Передано заявление Коротову. Передано заявление Цвирову. Адресованы письма на телевидение;

   20.07 – состоялся разговор (по телефону) со Всеволожским исполкомом, с Лиапатниковым;

   25.07 – направлено письмо М.С.Горбачеву. Проведена беседа в Комитете народного контроля. Проведена беседа в ГлавАПУ с Григорьевым;

   31.07 – состоялось общее собрание садоводов с/т «Дружба»;

   01.08 – проведено выездное заседание комиссии с участием Леноблагропрома, СЗБтУ, НИИ «Севзапгипрозем», ВООП, КПК Всеволожского района, представителей в/ч 33491;

   03.08 – произведены съемки программой «Человек на земле» под руководством Лисовской Г.К.

   04.08 – направлена телеграмма М.С.Горбачеву…

   Каково же отчаяние людей, подавших сигнал бедствия М.С.Горбачеву не об отсутствии каких-либо товаров или лимита на сахар, а

 

    25 

о спасении ставшего им родным озера? Такова же, видимо, бездейственность, а судя по согласованиям, и некомпетентность природо- и человекозащитных инстанций, призванных сохранить природу «во имя будущих поколений».

   _______ 

   Итак, предъявленные в/ч позитивы размещения садоводства «Лазурное»: обеспечение желающих садовыми участками, сохранение озера, исключение попадания посторонних лиц на полигон.

   О факте столь выгодного для садоводов и ущербного для природы отвода земли под садоводство достаточно изложено выше, но и в завершение можно добавить из выступления на собрании 31 июля, где говорилось, что «в районе от Токсово до Матоксы есть достаточно земли… пусть выделят участки на западной стороне от шоссе. Так первоначально и планировалось при распределении… Полигон занимает немалую протяженность, безусловно, есть место кроме живописных берегов озера и проч.» Действительно, в пределах ли полигона, вне его, но почему именно здесь – чтобы ради удобства немногих лишить необходимого (а наличие подобных уголков пора рассматривать именно так) всех! Можно ли доказать необходимость превращения не ада (неосвоенных земель) в рай (освоенные земли), а наоборот?

   Забота инициаторов «Лазурного» о потенциальных жертвах стрельбищ – трогательна, поскольку они сами готовы расположиться на «опасных» угодьях, на которых сейчас выставлены предупредительные, запрещающие проникновение щиты. Наиболее убедительно о решимости садоводов «жить на вулкане» высказался сторож будущих дач. Когда 9 августа члены экспертной группы ассоциации «Мир и экология» во время натурного обследования района спросили его, что же предпримут садоводы, когда раздастся команда «Пли!», он ответил: «Эвакуируются в блиндажи».

   ______ 

   Оно жило века и веками само являлось источником жизни. Оно дарило людям все свои богатства: питьевую воду, гидробионтов, созерцание… Так же как тысячи менее или более прекрасных и необходимых, сегодня оно оказалось под угрозой уничтожения. Оно не может ни убежать, ни защититься. Искалеченное, оно ответит тем, что получило, как озеро Дроздово, убитое выбросами Приозерского ЦБК, внедряет в Ладогу ядовитые стоки, как Невская гу-

 

    26 

ба, задушенная дамбой, отвечает непригодностью воды и инфекциями… Только мы, люди, можем защитить озеро Тинуксеньярви от таких же как мы людей, вернее, таких же внешне, но разнящихся внутренне тем, что еще не осознали, что природу нельзя победить, а можно только уничтожить, что нельзя навязывать естеству свои условия, исключающие порой жизнь как таковую, а можно лишь искать в природе свою экологическую нишу.

   Последнее к вам, инициаторы «Лазурного». Сейчас можно встретить разбивку садоводств вдоль железных дорог. Это вам не подойдет? Можно обнаружить те же труды на землях, загубленных истовыми мелиораторами- целинниками. Это не то? Судя по интенсивности операции «Тенуксеньярви», у вас достаточно технических средств и вполне силен человеческий фактор, чтобы реанимировать угодья, подвергнутые антропогенному геноциду. И главное, вам, давшим присягу Родине, неужели не очевидно, что, нанеся ущерб одному из немногих уцелевших памятников природы, вы нанесете ущерб Отечеству?! Остановитесь!

   П. Кожевников

 

    27 

                                    СОВЕТ МИНИСТРОВ СССР

                                          ГОСКОМПРИРОДЫ СССР

                                          ГАЗЕТА «ПРАВДА» 

   Мы, ленинградцы, давно выступали за создание действенной природоохранной организации. Последнее время мы возлагали большие надежды на Госкомприроды. В своих обсуждениях мы вносили предложения по созданию комитета. Однако сейчас мы не имеем информации о том, как формируется организация у нас в городе. Будут ли руководить Госкомприроды те, кто это заслужил, или, по трагическому примеру других инстанций, туда будут «назначены» и «спущены» функционеры? Какой определен штат, какая научно-техническая база? Это и многое другое, связанное с Комитетом, от уровня деятельности которого будет зависеть наше здоровье и, в итоге, существование, вызывает беспокойство.

   Сегодня, создавая Общественный Совет при Госкомприроды, которого, увы, еще нет, мы выражаем протест против подобной формы организации и требуем, чтобы было соблюдено следующее:

  1. Освещение организации Госкомприроды в средствах массовой информации.
  2. Выбор кандидатов в Комитет на конкурсной основе с представлением деятельности желающего работать и программы действий.
  3. Участие Общественного Совета в создании Комитета.
  4. Включение в комиссию исполкома по созданию Комитета представителей Общественного Совета.

Ставим вас в известность, что мы категорически против участия в комиссии по организации Комитета и, соответственно, в Комитете следующих лиц, скомпрометировавших себя в глазах общественности в деле охраны природы:

— начальника отдела охраны природы Леноблисполкома Журбы,

— зампреда ЛО ВООП Цвирова,

— главного инженера СЗБтУ Минводхоза РСФСР Чикуресной. 

  Участники заседания по организации Общественного Совета:

                                  П.В. Кожевников, экологическое объединение «Дельта»,

                                  А.Ю. Агарков, ассоциация «Экология и мир» ДО СКЗМ,

                                       А.Е. Стерликов, экологическая комиссия ЛОСП СССР 
 

28 августа 1988 года.

Дом культуры Ильича. Московский пр., 152.

 

    28 

Республика в кольце фронтов 

ВСЕМ, КТО МЕНЯ ОБ ЭТОМ РАССПРАШИВАЕТ

(ФОРУМ АКТИВИСТОВ ДВИЖЕНИЯ ЗА ДЕМОКРАТИЧЕСКУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ) 

Ленинград. Август 1988 г. 
 

   Мне довелось лично участвовать в этом важном событии общественной жизни. Цифровые данные и документы получены мною непосредственно от его организаторов.

   26–28 августа 1988 г. в Ленинграде состоялась межрегиональная встреча инициативных групп Народных фронтов и других демократических движений. Во встрече участвовали представители из 41 города, в т.ч. 29 городов РСФСР и 12 городов других союзных республик. Были представлены 90 самодеятельных объединений и организаций. Всего во встрече участвовали порядка 200 человек, и в т.ч. около 40 москвичей, около 80 ленинградцев, остальные – из других городов страны.

   Форум проходил в затруднительных условиях. Организаторам было отказано в предоставлении помещения во всех инстанциях, куда они обращались. Поэтому для «пленарных» заседаний пришлось выезжать на лоно природы, а заседания секций и групп происходили на частных квартирах.

   Органы охраны общественного порядка не обделили форум своим вниманием. Наряды полиции расположились у подножия лесистого холма, на вершине которого происходило первое «пленарное» заседание 27.08, однако в гору так и не поднялись.

   Первый день – 26.08 – был днем заседаний по группам, где обсуждались проекты документов встречи, подготовленные организационным советом Народного фронта Москвы. На пленарное заседание эти проекты вынесены не были, и среди итоговых документов встречи их нет.

   Первая половина второго дня – 27.08 – пленарное заседание на холме (ст. Орехово под Ленинградом). На нем председательствовали представители демократических движений  Ярославля, Москвы и Ленинграда. Выступили несколько десятков человек. Состоялся широкий обмен мнениями, информацией и опытом, общая дискуссия.

   Вечером того же дня – секционные заседания, где вырабатывались документы, включенные в настоящее собрание.

   Все эти документы были одобрены участниками межрегиональной встречи на втором пленарном заседании 28.08, которое происходило

 

    29 

уже в более цивилизованных условиях (тоже за городом, летнее помещение). В тот же день – воскресенье – большинство участников форума разъехалось.

   Межрегиональная встреча в Ленинграде показала высокую степень единодушия участников по ключевым содержательным вопросам борьбы за подлинно демократическую перестройку (см. прилагаемые документы). Однако возникли существенные разногласия по поводу организационных путей дальнейшего развития демократического движения (Народных фронтов). Произошло столкновение двух тенденций (формулировки многократно менялись), выразившихся в следующих альтернативных предложениях (претендую на передачу смысла, но не буквы):

   а) создание информационно-координаторской сети региональных центров демократического движения (Народных фронтов), взаимодействующих друг с другом в качестве равноправных, при отсутствии какого-либо «ведущего», берущего на себя функции общего руководства и внешнего представительства (горизонтальная структура).

   б) создание наряду с региональными центрами, также некоего межрегионального координаторского (фактически – руководящего, как я понял) центра, формирующегося на основе – последняя редакция защитников этой точки зрения – «самовыдвижения с последующим вынесением вотума доверия на местах» (вертикальная структура).

   На последнем предложении особенно настаивали представители организационного совета Народного фронта Москвы (одна из московских групп) при поддержке части периферийных групп. (Автор этих строк лично придерживается первой из перечисленных точек зрения.) 1

   Достичь единства по этому вопросу участникам форума не удалось. По предложению упомянутой московской группы было в конце концов проведено голосование держателей «мандатов» (каждое из 9 самостоятельных объединений было представлено одним мандатом). 30 из 90 согласились принять участие в создании межрегионального координационного центра (в последней редакции – координационной группы) на изложенных уже выше условиях. Остальные к моменту голосования либо уже разъехались, либо высказались против.

   Таким образом, можно ожидать развития в демократическом движении как «горизонтальных», так и «вертикальных» (иерархических) структур.

 

30

Своего рода конкуренция двух организационных моделей.

   Несмотря на обнажившиеся внутренние (организационные) противоречия, представляется исключительно ценным единодушие по ключевым общественно-политическим вопросам, отраженным в прилагаемых документах форума. Думаю, что эти документы заслуживают широкого распространения и использования в текущей работе инициативных групп демократического движения на местах, как тех, что были представлены на данном форуме, так и тех, кто не смог принять в нем участие.

   На мой взгляд, форуму (это не мое название, участники межрегиональной встречи это выражение не использовали) удалось определить важные общественно-политические ориентиры движения в поддержку действительно демократической, а не псевдодемократической перестройки (опасность которой в последние месяцы и недели становится все более очевидной). 

                                                                       А. Алексеев  

4 сентября 1988 года             

 

                                        31 

                                        Из материалов межрегиональной встречи

                                        инициативных групп Народных фронтов и

                                        других демократических движений.

                                        26–28.08.88. Ленинград 

   ДЕКЛАРАЦИЯ 

   Мы, участники встречи инициативных групп Народных фронтов и других демократических движений, заявляем о своей глубокой озабоченности за судьбу перестройки. После 19 партконференции, принявшей в целом позитивные решения о демократизации политической системы в стране, налицо явные признаки консервативной реакции. Указы Президиума Верховного Совета СССР «О порядке организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий…» и «Об обязанностях и правах внутренних войск МВД СССР…» носят откровенно антиконституционный характер и направлены на подавление демократического движения, что уже проявилось в конкретных случаях грубого подавления акций общественности. В этом проявляется наследие административно-бюрократической государственности, кастовые интересы и консерватизм других представителей аппарата.

   Однако этот госаппарат, принявший вид надобщественной административной системы, не в состоянии удовлетворить нужды и потребности, поскольку не выражает стремления людей и надежды. Государство не должно быть самодовлеющей бюрократической конструкцией на основе абстрактных теорий и корыстных интересов. Оно должно стать живым политическим механизмом, творчески создаваемым самими гражданами.

   Основываясь на праве граждан самостоятельно решать судьбу общества, которое они составляют, и в целях реального обеспечения основных человеческих прав, таких как право на жизнь, здоровье, свободу, безопасность и благосостояние, мы призываем демократические силы страны, чтобы демократическим, ненасильственным путем и конституционным путем бороться за осуществление этих прав.

   Настоящей декларацией мы заявляем о том, что будем всемерно содействовать образованию демократического движения (Народного фронта). Народный фронт – организованное движение граждан за достижение подлинного народовластия во всех сферах жизни общества, построение социалистического правового государства, проведение радикальной экономической реформы, освобождение культуры от государственного диктата, сохранение среды обитания людей.

   Стратегической целью Народного фронта является переход к всеобъемлющему социалистическому самоуправлению. Необходимым условием такого перехода мы считаем передачу всей полноты власти

 

    32 

Советам народных депутатов, которые должны быть избраны в ходе свободных выборов. В этой связи мы внесем инициативные предложения по изменениям в Конституции и по содержанию законов о выборах в Советы народных депутатов всех уровней и будем добиваться их открытого обсуждения.

   Для достижения своих целей Народный фронт предполагает использовать формы прямой демократии (митинги, демонстрации, собрания), активное участие в формировании состава Советов народных депутатов путем выдвижения кандидатов в депутаты и агитации за них, организации государственной власти путем выдвижения законопроектов и проектов решений местных советов, помощи гражданам и различным социальным группам в реализации их законных прав.

   Мы выражаем надежду, что миллионы членов КПСС, поддерживающих курс на демократизацию советского общества, расценят формирующееся новое народное движение за перестройку как своего союзника, залог успеха революционных реформ. 

   

                                          Одобрено участниками межрегиональной

                                          встречи инициативных групп Народных

                                          фронтов и других демократических

                                          движений.

28 августа 1988 г. Ленинград

 

                                                    33 

                                         Из материалов межрегиональной встречи

                                         инициативных групп Народных фронтов и

                                         других демократических движений

                                         26–28.8.88 г. Ленинград 

   О МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

   (Итоги обсуждения) 

   Мы считаем, что важнейшую роль в решении национальных проблем в СССР должно играть развитие государственно-правовых отношений.

   Мы выступаем за решение национальных проблем и конфликтов с помощью ненасильственных методов.

   Необходим пересмотр и конкретизация в правовых актах принципов государственного федеративного строительства СССР, в частности, определение круга социально-политических и экономических полномочий, которые республики делегируют центральному Федеральному правительству. Необходимо конкретизировать понятия «суверенитет», «автономия», «федерализм», а также ряд терминов пропагандистского характера: «национализм», «шовинизм», «космополитизм», «интернационализм», «патриотизм». Способы решения конкретных проблем (вопросы о государственном языке, республиканском гражданстве, о национальных воинских формированиях и службе государственной безопасности, экономической суверенности и пр.) должны быть поставлены в зависимость от пересмотра принципов национально-государственного строительства.

   Актуальное выравнивание юридического статуса и фактических прав союзных и автономных республик, а также других национально-государственных образований с тем, чтобы предоставить возможность самоопределения (включая создание новых форм национально-государственных образований) и самоуправления всем народам независимо от статуса их национально-государственного образования.

   Для народов, не имеющих в настоящее время компактной этнической территории или живущих в иноэтнической среде, предусмотреть широкие возможности развития разнообразных форм национально-культурной автономии, включая развитие культурных центров, ассоциаций, клубов, землячеств и т.п. Гарантировать национальным меньшинствам развитие их культуры, традиций, изучение родного языка и обучение на родном языке.

   В соответствии с Международной конвенцией 1948 года о предупреждении преступления геноцида, подписанной СССР в 1951 году, дополнить уголовное законодательство введением статьи, предусматривающей наказание за совершенные преступления геноцида в формулировке конвенции ООН.

   Наряду с геноцидом рассматривать в качестве тягчайших преступлений против человечества депортацию народов, уничтожение национальных

 

    34 

культур, истребление национальной интеллигенции как носителя исторического самосознания народа, а также насильственное уничтожение традиционных форм расселения различных народов.

   Мы считаем необходимым пересмотреть ряд статей Конституции СССР, регулирующих национальные отношения. В соответствии со статьей 174 Конституции СССР ввести в Конституцию ряд дополнений и изменений, а именно: уточнить субординацию статей 70, 72, 78, а также сферу действия статей 1, 2, 36, 70 с тем, чтобы установить невозможность блокировки статьей 78 права наций на самоопределение.

   Необходимо разработать подзаконный акт, конкретизирующий статью 5 Конституции СССР (порядок проведения референдумов, включая референдум по национальным вопросам).

   Мы считаем неверным отождествлять отстаивание конституционного права народов на самовыражение и борьбу за возрождение и развитие национальных культур и языков с национализмом. Недопустимы любые формы преследования за подобную деятельность. Одновременно необходимо противодействие и разоблачение национально-шовинистской идеологии и демагогии, основными признаками которых выступают призывы к национальному насилию и огульное возложение вины за экономические, политические и культурные кризисы и неудачи общества на какие-либо народы в целом (по принципу коллективной ответственности).

   Мы осуждаем практику фактического принуждения к отказу от фиксирования признаков национальной принадлежности, в частности, при проведении переписей населения.

   Вопрос о статусе языков данного национально-государственного образования должен решаться его населением. Мы полагаем, что и реактивным органам региональных государственных образований следует вменить в обязанность проведение протекционистской политики в защиту языков коренных народов, а также принятие конкретных мер по сохранению этих языков в живой практике.

   Мы считаем особо значимым, чтобы с критикой националистических и шовинистических взглядов, призывов и действий выступали представители народов, в среде которых возникают эти явления. 

                                  Одобрено участниками межрегиональной встречи

                                  инициативных групп Народных Фронтов и других

                                  демократических движений.

 

    35 

   СУМГАИТЧИКИ 

   За лето неформальное движение в Москве, не исключая «новых левых», приобрело коричневый оттенок – видимо, это загар. Особенно загорели в этом смысле народные фронтовики на Пушкинской площади. Раньше переодетая в штатское милиция сволакивала в участок ораторов нашего Гайд-парка – а тут штатская шпана, «охранные отряды» Данилова и Яцковского, пресекают армян, татар да евреев не в пример эффективней. Сунулся я на днях в Советский комитет мира, что на проспекте Мира, а из дверей конференц-зала:

   – Вот вы говорите «плюрализм», а мы вам говорим – ахинея! Еврейская, татарская шовинистическая ахинея. И мы будем ее пресекать… без применения силы!

   В зал не пробиться, толпа, и я не пойму, что там за фашист выступает? – а меня трогают за плечо.

   – Вам дорого национальное достояние и гордость России?

   – Дорого, – робко так… – а что надо?

   – Вот, подпишите!

   Меня подвели к полированному столику в фойе, на столике обращение народофронтовское: «Спасем национальное достояние и гордость России – художника Илью Глазунова!» Спасти Илью Сергеевича, как следовало из бумаги, могло только избрание его в действительные члены какой-то Академии – то ли Художеств, то ли Наук. «Спасет ли национальную гордость лишний академический оклад?» – но торг явно был неуместен.

   – Кто это там? – киваю на конференц-зал, а мне:

   – Пресс-конференция Народного фронта!..

   У меня сложилось мнение о московской группе Андрея Данилова под названием «Народный фронт», как о политически деградирующей неформальной группе тоталитарного стиля. Это встречает возражения: зачем так резко? В отличие от форменных наци, даниловские соци не маршируют в черном, терпят одного, а то и двух евреев даже в руководящем ОК, и через слово клянутся Перестройкой (Дергунов ее так и пишет, с большой буквы), да не какой-то, а строго социалистической. С точки зрения формалистов, левоперестроечный реквизит меняет дело – и мне следует дождаться, пока, наконец, поставленные на довольствие и надлежаще обмундированные народные фронтовики начнут высаживать двери у «врагов перестройки», с девизом:

 

    36 

«Лучшая форма что-нибудь сказать – сделать!» (Из устава «Народного действия»).

   А ведь формалисты неправы. Не бывало фашизма, который не начинался бы как прогрессивная сила, если хотите – как «неформальное движение». Бодрая песня «Хорст Вессель» посвящена юному германскому неформалу; он защищал митинги национал-социалистических пролетариев, и его замочили баварские менты. Кому дано знать будущее? Плешивый фюрер по-рыбьи глядит сквозь тебя – а ты знаешь, кто он: полицейский осведомитель вроде Шикльгрубера, агент-разбойник, как Джугашвили, или всего только оригинальный философ, как Пол Пот в Сорбонне? И откуда знать – подробности о фюрерах раскрываются лишь после конца их карьеры, когда на фоне всего последующего они кажутся едва ли не самым невинным эпизодом жизни мерзавца. А пока все погружено в экивоки, недомолвки, в некий интим, например:

      «…анонимное оказывание нравственно-моральной помощи и консультирование людей, желающих освободиться от гнета собственных ошибок» (из устава «Народного действия» пера Георгия Гусева, члена ОК даниловского фронта);

               «Активно жить не запретишь!» (оттуда же);

      «…Да, говорят мне, они неприятны, не шибко культурны, заигрывают с “Памятью”, и эти их “охранные отряды”… м-да-а, нехорошо. Но ведь они не “Память”, ведь член ОК Дергунов позволяет себе не соглашаться с “Памятью” по целому ряду вопросов!»;

      «Позиция “Памяти” – объявить главными врагами сионистов и масонов, поставить между сионистами и масонами знак равенства – не только ошибочна, но и крайне опасна… Возбужденная и разъяренная толпа не будет разбирать, кто из евреев – сионист, а кто не сионист» (Первомайское обращение ФСО).

   Дергунов категорически против такой неразборчивости! Евреев необходимо исследовать – каждого персонально, несионистов, разумеется, отпустить. Вот и другой член даниловского ОК, Гусев, заявляя себя противником сионизма, подчеркивает, что лично знаком со многими хорошими евреями. Надо полагать, член ОК Борис Кагарлицкий проверочную комиссию прошел и относится именно к хорошим евреям – если уж такой интернационалист, как шеф охранных отрядов НФ Яцковский выносит его соседство: а надо знать, какой у Яцковского нюх на еврея! Но еврей еврею рознь. Вот и Кагарлицкий успокаивает: [фрагмент текста утрачен – Публикатор электронной версии]

 

    37 

ческом популистском движении «есть фашистская струя, правая или левая». Ну и что? С фашистами надо работать. А вот с «индивидуалистами, либералами работать нельзя. У них другое мышление». В общем: не будем чистоплюями, так сказать, засучим рукава наших штурмовок…

«Наши главные враги – это враги Перестройки… Пожалуйста, называйте их «масонами» и направляйте против них свой гнев. В благородной борьбе против таких масонов, против мафии и корыстных группировок, против бюрократов и консерваторов призваны объединиться все патриотические силы… все защитники нашей советской Перестройки». (Дергунов. Первомайское обращение ФСО.)

Все очень логично даже для формалистов.

      Если я – народ, то мой враг – враг народа. Если я – перестройка («наша», советская – не какая-то там…), то мой враг – это враг перестройки. И вы, пожалуйста, называйте моих врагов масонами и направляйте против них свой благородный гнев. Образцы благородного гнева имеются:

«28.2.88 около 24.00 из центральной проходной трубопрокатного завода вышла гр-ка АРУШАНЯН РАЗМЕЛЛА АТАНАСОВНА, 1939 г.р., пропала без вести. Последний раз ее видели обнаженную в группе бесчинствующих лиц на улице Мира в районе ж.д. вокзала. 29.2.88 в период с 15.30 до 16.30 часов в этом же районе из машины марки РАФ или УАЗ был выведен группой лиц гр-н МАРТИРОСОВ ГАРРИ АРТЕМОВИЧ, 1955 г.р., избит, а затем сожжен…» (Из обращения группы следователей Прокуратуры Союза ССР. Сумгаит. Март 1988 года.)

   Знала ли «группа бесчинствующих лиц» загодя, что она – именно группа бесчинствующих лиц, а не, например, «активисты с развитым чувством социальной справедливости»?

«Существует множество искусственно созданных проблем, которые можно решить мгновенно, стоит взяться за дело активистам с сильным чувством социальной справедливости… Только в колоннах, массовых собраниях народ начинает ощущать свою могучую силу…» (Аноним из журнала «Община», №12.)

   У активистов с сильно развитым чувством справедливости находятся самые неожиданные точки соприкосновения. Ну какие общие дела могут найтись у «Народного действия» с «Юными коммунарами-интернационалистами»? Я думаю, эти точки обнаружились еще на июньской встрече во Дворце Молодежи, когда вслед за Гусевым, так и брякнувшим, что «у национал-социалистов тоже было много красивых идей», на трибуне воспылал некий вьюнош из ЮКИ и звонким голосом пионервожатого заявил: «Всем карьеристам, всем проходимцам самое место на виселице». Я глядел на него и думал: «А петлю сам накинешь, или

 

    38 

добровольцев кликнешь?» Я не знал тогда, что смотрю на будущего члена ОК даниловского движения, молодую смену Яцковского.

   А один из авторов «Открытой зоны» (см. №7) уже подобрал нам и учителя – «Маккиавели – пожалуй, первого политолога». И поскольку всем вроде уже ясно, что нужно делать, то нам предлагают без лишних [так!] согласиться с первым политологом, чувственно цитируя рецепт будущему Хозяину: «И все же натиск лучше, чем осторожность, ибо фортуна – женщина, и кто хочет с ней сладить, должен колотить ее и пинать…». «Сделаем экстраполяцию на ХХ век и согласимся с автором», – завершается статья. Что ж, сделаем ее:

«АВАКЯН ЛОЛА ПАВЛОВНА, 1961 года рождения. Проживала по адресу:      Сумгаит… 29 февраля 1988 г. после нападения на квартиру Л. Авакян около дома обнажили и вывели на улицу, заставляя танцевать, кололи ножами, резали грудь, тушили на теле сигареты, изнасиловали».

   Не думаю, что редакция «Открытой зоны» имела в виду именно такое обращение с фортуной и женщинами, но воззвания к потусторонней силе имеют собственную логику. Тогда уж честней соглашаться с непременностью «фашистской струи в демократическом движении…»

   Именно этой тоской безответственной по неопределенной силе – монолитной, единой и неделимой – я только и могу объяснить сохраняющееся присутствие московской «Демократической перестройки» в даниловском фронте, равно и готовность ленинградского демократического движения к компромиссу с Даниловым2. Мифу единой перестройки – повсеместной, нашей, советской, однозначной – соответствует миф «единого демократического народа», которому, соответственно, повсеместно же и равно противостоит «враг» – «явные и тайные антиперестроечные силы», о которых столь много и с такой любовью, взахлеб и наперебой говорилось в известном телешоу о Президиуме Верховного Совета, и больше всех говорил Генеральный прокурор.

   Перестройка, процесс образования бесчисленных новых суверенов – социальных, национальных, культурных, хозяйственных, личных – в сущности, процесс истинной персонализации общества в этой мифо-

 

39 

логии рассматривается как смена Государя в Москве: одного другим. Тоталитарного – демократическим. При ближайшем рассмотрении демократический Государь оказывается всего лишь дубиной – волшебной народной дубиной, которая должна вдруг обрушиться на бюрократа, а затем как-то чудесным образом все наладить. Этой мифологической ситуации необходим конкретный организационный исполнитель, а дальше – Хозяин новой власти. Наладчик с дубиной. В сущности, идея силы – единственно положительная, осязаемая идея московского НФ, который отличает глубочайшая внутренняя вражда к любому проявлению автономии, независимости, своеобычная – не говоря уж об интеллектуальности, превратившейся в бранное слово:

      «Если вы хотите создать ячейку на вашем предприятии (организации), то:

      – соберите группу численностью не менее 5 человек,

      – обратитесь в Оргкомитет НФ». («За Народный Фронт!». Декларация самодеятельной общественной организации.)

   Всё? Всё.

   Именно так мыслят проявление гражданской инициативы люди, берущиеся за демократизацию страны, уже демократизирующейся без них. Эта организационная модель (разительно напоминающая построение нечаевской «Народной расправы») превращает разноголосое демократическое движение в однородное тоталитарное желе из пятерок, дожидающихся инструкции по дебюрократизации. Для этого и нужен «народ» даниловскому «народному фронту». Удивляться ли, что в движение поперли всевозможные темнилы, сумгаитчики и перестрой-президенты, домогающиеся кресел в президиуме, а пуще того – вертухаев у входа: «Тех пускать, этих не пускать!..» А на очереди вторая волна, для которой «интеллектуалами» покажутся, возможно, и некоторые из даниловцев, – фашистская шпана, затыкающая рты армянам, евреям и даосам на Пушкинской площади… Серячки-бодрячки («и ноготки у них такие, ровно подрезанные, и бачки подбриты – этих бойтесь», как заметил Астафьев) – народнофронтовские соци.

   Я думаю, нам предстоит неприятная работа по выявлению и удалению из движения тоталитарных схем, разделяемых сегодня, на одном полюсе, «Памятью», на другом – если он действительно другой, а не тот же – московскими «антибюрократами». Потому что тоталитарный субъект ищет тоталитарного адресата и формирует его – на основе той же несменившейся тоталитарной матрицы массового сознания: поиске социального виновника и врага как средства решения любой проблемы. Независимо от того, что перед нами под именем «московского оргко-

 

    40 

митета» – спонтанная фашизация неформального движения или, еще хуже, гапоновская интрига с участием аппаратных авантюристов – фашизм есть фашизм: антирусское, антикоммунистическое и антихристианское направление в политике. Покушение на личный и общественный суверенитет с привлечением граждан, превращенных в социал-патриотическую чернь, затыкающих глотки «крикунам» – то есть новорожденным суверенам. «Вы говорите – плюрализм, мы говорим – ахинея!» Се голос современного хама, рвущегося в завтрашние Государи под аплодисменты оболтусов, во все времена готовых «приветствовать радостным криком тех, кто меня уничтожит». Но прорезывается другой, русский голос, голос честного пушкинского старика: «Ты мне, батюшка, никакой не государь. Ты, батюшка, вор и разбойник!»3.

   К этому голосу стоит прислушаться, потому что для русского человека фашизм, тоталитаризм – это покушение на живую Россию. Потому что главная опасность, главные масоны для России – мы сами. Потому что за «вредителями» и «интеллигентской размазней» наступает череда мужиков-лапотников, смутьянов, ихних подкулачников… Потому что главным антиперестроечным элементом, в глазах породненноых фронта народной расправы и прокуратуры, непременно окажутся те, кто сегодня становится собой: архангельские мужики, свердловские авангардисты, сибирские сепаратисты, одесские зеленые, красноярские левые, минские правые… Все, кто почувствовал себя хозяином – не делегированным Москвой или перестройкой (что одно и то же), а суверенным, абсолютным, прирожденным своей земле и культуре. Их не выстроить в шеренги по пять, не заставить кричать: «Наша сила – единство, даешь Народный фронт!» И тогда придется перейти к следующему тезису: «Враги перестройки не пройдут!» («За Народный Фронт»).

   Обязаны ли мы дожидаться, когда географические названия Малаховка, Ялта или Тольятти будут восприниматься на слух так же, как Сумгаит? И надеяться, что какое-нибудь следующее поколение «интеллектуалов в первом поколении» снова будет вытаскивать народ из кровавой каши, куда его завели не знающие слюнявых сомнений левые (или правые) лидеры? 

   _______ 

   Филолог Гасан Гусейнов, спасший честь своей нации, назвав подлую резню подлой резней, в статье «Социальная терапия» замечает:

      «Нищий ненавидит и ненавидим. Ненавидящий и ненавистный насилует. Объекты ненависти и насилия не всегда совпадают; ненавидящий врагов перестройки – бюрократов – бьет морду подростку,

 

41 

попытавшемуся купить без очереди мороженое…

      Не нужно ни ума, ни мужества, чтобы признать мрачной историю нашего народа… Мужество нужно для того, чтобы признать и свою ответственность… за исторически сложившуюся круговую поруку ничтожеств от Москвы до самых окраин… Вчера они жирели за счет «врагов народа», сегодня они мечтают добраться «до врагов перестройки»… Им страшно жить без врага!..

      Близорукость государства, властей в этом вопросе неудивительна. Молчание посредников, так называемой интеллигенции, – это прямое соучастие в преступлениях – как уже совершенных, так и грядущих.

      Власти захотели гласности – народ без нее обходился, власти захотели демократии – народ без нее обходился.

      Власти, может быть, хотели отказаться от насилия – вот только не захочет ли народ перенять у властей дубинку? Для самосуда, для выявления несогласных, очередного преступного меньшинства – под штандартами ли Нины Андреевой и Юрия Бондарева… или под зеленым знаменем «Народного Фронта в защиту перестройки» (что именно защищать и от кого, они пока знают смутно, – но Фронт уже открыт!)».

   Есть теория, согласно которой право жертвы на сопротивление наступает в самом конце изнасилования. И есть другая философия, она говорит – не дожидайтесь!..

   Согласно первой действовали войска в Сумгаите, согласно второй Рафик Томасян, который оборонялся вместе с тестем АДАМЯНОМ ГРАНТОМ у соседей Тодатовых в течение 8 часов. Бандиты пытались проникнуть в дверь, в пролом перегородки из соседней квартиры, с балкона верхнего этажа и, наконец, по лестнице пожарной машины, прибывшей в подкрепление. Погиб в неравной схватке.

Свидетельство о смерти: Сумгаит, острая кровопотеря.

   Это славная смерть – погибнуть в неравной схватке с озверевшим народом, насильником и убийцей. Это славная смерть интеллигента, смерть Демулена и Осецкого, Альенде, Томачинского и Анатолия Марченко – продолжение славной антифашистской философии жизни. С тех пор – напоминает нам эта смерть, – как войска союзников закрыли душегубки третьего рейха, «народного рейха немцев», а уполномоченные Хрущева – сталинские концлагеря, куда людей заключали на основании двух-трех грязных политических софизмов, мало отличающихся от идей «Народного действия», – с тех самых пор в странах Объединенных наций установлен антифашистский режим.

   Антифашистский режим – это режим действия антифашистской презумпции, гласящей: при наступлении тоталитарной угрозы обществу любой гражданин, независимо от его должности и сил, рассматривается как автономный центр антифашистского сопротивления. Если же он его не оказывает, то, по прекращении тоталитарной диктатуры, он может быть привлечен к ответу.

   Анекдот тридцатых годов утверждает, что невозможно быть умным, честным и тоталитарным одновременно: любое из этих двух свойств непременно исключает третье. Умный и честный человек не бывает фа-

 

    42 

шистом, умный фашист – непременно жулик или подонок… Ну, а «честный фашист» – просто дурак. С тех пор прошло пятьдесят лет – и сегодня даже наичестнейший умник останется в дураках, попытавшись договориться о совместных действиях с умным фашистом и честным фашистом. 

   Глеб Павловский

 

    42 

     ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЛАТФОРМА

     (из журнала «Вестник» Литовского движения за перестройку. №6) 

   Смысл движения за перестройку в области экономики можно охарактеризовать двумя моментами:

   1. Демократизация экономики, переход к полному хозрасчету и финансированию, к организации социалистического рынка, соответствующее утверждение кооперативного и индивидуального сектора в структуре народного хозяйства и другие преобразования проводятся слишком медленно. Все еще действует множество блокирующих звеньев, которые возвращают прогрессивные законы и решения ко вчерашним нормам. Государственный анализ уже превратился в разновидность центрального планового задания, в кабинетах все еще устанавливаются цены, распределяются фонды и лимиты ресурсов, утверждается множество нормативов, ограничивающих самостоятельность организаций. Выборы руководителей, советов часто организуются «сверху», формально. Все это тормозит реальную перестройку, продолжает стагнацию. Бороться с ними только в рамках хозрасчетных коллективов неэффективно, так как перевес сил еще на стороне верхних звеньев руководства. Они не заинтересованы в демократизации, затрагивающей их силу абсолютной власти и требующей новых методов и стиля работы. Устранить эти преграды можно только сплочением народных масс. Движение за перестройку и является формой такого сплочения. Способы его деятельности – раскрытие недостатков, выявление причин и виновников, открытая критика и подготовка позитивных предложений и программ по запросам общественности, претворение их в жизнь через органы власти, аппарат самоуправления коллективов (советы) и пр.

   2. В концепции преобразования экономики есть еще слабые места, тормозящие весь экономический процесс. Одним из них является хозрасчет регионов, республиканский и других территориально-социальных формаций, согласование их экономической самостоятельности с интересами всего Союза. Поэтому важным элементом экономической платформы Движения является экономический аспект суверенитета республики (экономическая самостоятельность или хозрасчет республики).

   Хозрасчет предприятий, объединений и даже межведомственных комплексов не исчерпывает и не уменьшает значительности хозрасчета республики. На республиканском уровне формируется специфи-

 

    43 

ческие хозрасчетные цели и задачи: рациональное использование земли и всех природных ресурсов, сохранение культурных исторических памятников, гарантии экологически чистой промышленности и др. Хозяин нужен не только коллективу предприятия и подрядным коллективам, он нужен и республике. Когда в республике правами хозяина (без соответствующих обязанностей и ответственности) пользуются многие союзные ведомства, до тех пор не может быть речи о рациональном ведении хозяйства, соблюдении экологических требований.

   Республики должны входить в Союз как экономически самостоятельные государства. Это объединение должно быть создано по принципу: все, что возможно, решается в республике, а то, что необходимо решить сообща, – на союзном уровне. В компетенцию Союза могут входить внешняя политика, оборона, общая стратегия отношений республик с Союзом, межреспубликанские связи, организация фонда страхования в случае стихийных несчастий и кое-что другое. Экономическая концепция управления, включая и предприятия, имеющие теперь союзную и союзно-республиканскую зависимость, передается республикам. Им должно быть дано право на расширение заграничных связей с другими государствами, в том числе и капиталистическими.

   Первичным стратегическим элементом экономической самостоятельности республик является определение понятия Союза и республик и гарантирование этого понятия в Конституции. Земля, природные богатства, государственные предприятия должны стать объектом собственности республики, ее составными частями. Субъектом этой собственности являются народные органы власти республики. Ведение хозяйства республики, структура ее хозяйства должны быть направлены на всестороннее удовлетворение интересов жителей. Отношения с Союзом должны отражаться при формировании бюджета Союза. С ростом национальных доходов республики увеличились бы и ее взносы в фонд Союза.

   Экономические связи республик между собой основываются на эквивалентных обменах и товарно-денежных отношениях. Для этого надо создать соответствующую систему цен и финансов, отказаться от государственных заказов (исключая случаи, когда потребителем является государство), демократизировать все сложные части экономической политики и практику экономических отношений.

   Утверждение суверенитета в области экономики должно быть адекватным изменениям в культуре, в национальных отношениях, политике. Демократизация экономики тесно связано с демократизацией политики. 

                                                                         К. Прунскене

 

    44

   Полифония 

   БОЙ МЕСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ 

   Быть может, никакой другой вопрос не вызывает сегодня таких горячих споров между представителями различных течений и групп демократического движения в стране, как вопрос об отношении к партии. «К какой именно?» – спросит ехидный читатель. Но я не замечу ехидства и отвечу: к КПСС, к партии, которая официально все еще является единственной.

   Оставим без внимания бодрые выкрики тех, кто готов безоговорочно приветствовать решения любого последнего партийного съезда или пленума, – такие люди для дела демократии бесполезны. Остановимся на двух точках зрения: первая – что никакой процесс оздоровления партии невозможен принципиально, как невозможно рассчитывать на участие в перестройке хотя бы части нынешнего бюрократического административно-партийного аппарата, поэтому стратегия и тактика демократического движения должны исходить из необходимости тотальной конфронтации с этими сферами общества; вторая – что сторонников подлинной демократизации нужно искать и можно найти (хотя понятно, с какой вероятностью) во всех социальных слоях и на всех ступенях иерархической лестницы, и что перспектива оздоровления партии является хоть и труднодоступной, но не безнадежной. Первую точку зрения отстаивал в беседе со мной один из членов партии «Демократический союз», вторую разделяют многие из тех, кто участвует в формировании Народного фронта, в том числе и автор этих строк.

   Однако вместо многословных доводов в пользу этой позиции мне хочется просто рассказать о событиях, касавшихся меня лично и имевших, как говорится, место совсем недавно – в июне этого года. Рассказ мой будет о трех днях этого месяца – 8-м, 14-м и   29-м.

   Итак, 8 июня в этот день состоялось открытое партийное собрание нашего института. Обсуждались Тезисы ЦК КПСС к XIX партконференции. Выступал на этом собрании и я (здесь необходимо добавить, что я – член КПСС с 1973 года). Не стану слишком подробно пересказывать свое выступление – смысл его сегодня для очень многих отнюдь не является откровением. Я говорил о том, что «однопартийная система вовсе не сочетается гармонически с процессами демократизации», что все политические, общественные силы должны на равных условиях с КПСС участвовать в избирательном процессе,

 

    45 

что принцип демократического централизма в партии вполне может оказаться (и оказывается) недемократичным для общества в целом. Короче, все, что я сказал, для участников демократического движения является банальностью, общим местом. Но для членов партбюро нашей парторганизации это прозвучало отнюдь не как общее место, а как сигнал к атаке, тем более что я и прежде, что называется, «позволял себе высказываться».

   14 июня партбюро потребовало от меня отчета о моем участии в перестройке, и после двухчасового вполне откровенного разговора партбюро четырьмя голосами против одного воздержавшегося постановило вынести на ближайшее партсобрание вопрос о «пребывании коммуниста Нестерова в рядах КПСС», «как не признающего Устав и Программу». А через две недели произошло то, чего, я думаю, партбюро никак не ожидало, и на что я надеялся, хотя и не мог представить себе степень заинтересованности коллег в моем деле. 29 июня состоялось открытое партсобрание, на которое впервые за многие годы пришло беспартийных в полтора раза больше, чем членов КПСС (да что там «за многие годы» – никто такого вообще не видел!). В ходе собрания были зачитаны письма-обращения к коммунистам нашей парторганизации от беспартийных сотрудников (62 подписи) и от коммунистов – членов и кандидатов в члены межпрофессионального клуба «Перестройка» (22 подписи). В этих письмах и многочисленных, подчас очень резко темпераментных выступлениях позиция партбюро получила очень резкую отрицательную оценку. Люди говорили о том, что принцип демократического централизма недопустимо использовать для насаждения в партии единообразия мыслей, что многие места Программы партии в ее нынешней редакции носят откровенно саморекламный характер и мало отличаются от сталинского «Краткого курса», цитировали А.Гельмана, который писал: «…Если процессы демократизации будут пресечены, если перестройка будет отброшена, нашу партию ждет моральная смерть. Или перестройка станет необратимой, или партия станет необратимо чахнуть». В итоге собрания коммунисты отказались поддержать партбюро в его ретроградном порыве. 19 человек против 3-х при одном воздержавшемся проголосовали не только против исключения меня из партии, но против самой постановки вопроса об исключении. Один из выступавших прямо предложил партбюро уйти в отставку как потерпевшему поражение в политическом споре.

 

    46 

   История моего персонального дела показала: идеи радикальной, действительной, а не бутафорской демократизации проникают и вполне могут жить и развиваться не только в среде вольнолюбивых «неформалов», но и в такой в высшей степени «формальной» среде, как КПСС. Пока история, рассказанная мною, нетипична. Но такие истории (и с таким финалом) должны случаться как можно чаще, и в этом мне видится одно из важнейших направлений деятельности Народного фронта.

   Ведь, в сущности, наше собрание 29 июня и было победой Народного фронта в одном из боев «местного значения». Это была победа Народного фронта, который еще сам себя не назвал этим именем, но фактически уже сложился в нашем коллективе – правда сложился на время и ради конкретной, сиюминутной цели. И задача теперь состоит в том, чтобы всем этим людям, уже почувствовавшим на губах вкус первой победы, сплотиться вновь для достижения высокой цели – прихода общества к подлинному народовластию, без которого невозможно рассчитывать на решение никаких других проблем нашей жизни. 

     Ю. Нестеров, член клуба «Перестройка»,

     член Временного инициативного комитета

     Народного фронта Ленинграда

 

    47 

   ПО ПОВОДУ ПРОЕКТА РЕЗОЛЮЦИИ

     «ОБ ОТНОШЕНИИ К ПАРТИИ “ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ”»4 

   Отношение к Демократическому союзу (ДС) – очень серьезный вопрос, который нельзя решать наспех, наскоком. Чтобы выработать действительно хорошую резолюцию, нужно предварительно провести серьезную работу, анализ, дискуссии.

   Отношение к ДС стало сегодня критерием политической зрелости, показателем исторической ответственности тех, кто говорит, что выступает за возрождение в стране демократии, свободы, за возрождение социализма. Почему? Потому, что из всех участников демократического общественно-политического движения ДС располагает наиболее радикальной политической программой, наиболее открыто высказывает свои взгляды (содержательной стороны я пока не касаюсь), не идет пока ни на какие компромиссы принципиального идеологического характера. При этом, что важно, ДС (согласно его собственным заявлениям) не ищет конфронтации с КПСС и не против сотрудничества с теми силами КПСС, которые стремятся провести демократические реформы. Более того, многое в позитивной части программы ДС сходно с установками КПСС, вплоть до экономической платформы. Во всяком случае, положения программы ДС о многоукладности экономики близки к тому, что реально начинает сейчас осуществляться на практике. Линия на конфронтацию с ДС исходит от аппарата КПСС. Он не хочет сейчас контактировать с ДС, объявившей себя оппозиционной политической партией, точно так же, как еще год назад не хотел контактов с возникшими по инициативе снизу (т.н. неформальными) общественно-политическими объединениями, клубами.

   Что не устраивает в ДС московский Оргкомитет? Точнее, что не устраивает в Демсоюзе тех из Оргкомитета, кто хотел бы выступить с предложенной резолюцией от имени Московского НФ? К сожалению, приходится сделать следующий вывод (ибо я не вижу никакого другого логичного объяснения): не устраивает то, что патрон Оргкомитета – аппарат МГК КПСС – враждебно относится к ДС.

 

48 

   Именно это и предопределяет отношение большинства теперешнего Оргкомитета к ДС. Именно это мешает нормальным дискуссиям о ДС и с ДС, мешает выяснению действительных расхождений и общего во взглядах и требованиях.

   В ДС, как известно, объединились люди с разным мировоззрением. Есть там и люди, считающие себя марксистами. Так давайте же спокойно разберемся, по каким вопросам и с кем из ДС, с какими его фракциями сотрудничество без уступок по принципиальным моментам возможно, а по каким вопросам и с кем такое сотрудничество невозможно. Со всеми, кто не сталинист, не фашист, не шовинист, а сторонник демократических преобразований, конструктивное взаимодействие на общедемократической платформе не только возможно, но и необходимо. Поверхностность, поспешность в оценках общественно-политических организаций и движений (в том числе и ДС) может лишь помешать формированию союза всех прогрессивных сил страны.

   Нельзя допустить, чтобы из-за непродуманных, конъюнктурных акций Оргкомитета формирующийся Народный фронт растерял своих потенциальных сторонников, оттолкнул возможных союзников5. И это в условиях, когда фактически не сделано еще ни одного реального необратимого шага по пути демократизации.

   Вполне вероятно, что последовательные сторонники социализма и многие из сегодняшних членов ДС непримиримо разойдутся в ходе дальнейшей идеологической и политической борьбы. Но сейчас, когда на первом плане стоят задачи антиказарменной революции, когда надо противостоять антиперестроечным тенденциям, консерватизму, реакции, неосталинизму, шовинизму, требуется, повторяю, консолидация всех демократических сил, всех, кто разделяет программу общедемократических реформ.

   Может ли формирующий московский Народный фронт позволить себе иметь самостоятельное, независимое мнение о ДС? Не может, или существует на это запрет? Или существует самозапрет? Если же нет самозапрета, то что мешает серьезному разбору того, что пропагандирует и делает ДС?

   Авторы проекта резолюции явно поторопились в своей попытке зафиксировать позицию московского НФ по отношению к ДС. Поторо-

 

49 

пились, ибо наши сами клубы, как известно, не проводили глубокого анализа документов ДС, не дискутировали толком с членами ДС, не определили своего отношения к программным положениям и методам работы Демократического Союза.

   Теперь о главном, что не устраивает в ДС меня.

   Для ДС (за исключением, как мне представляется, тех ее членов. которые причисляют себя к марксистам) характерен грубый промах в оценке нашего общества. ДС (и вообще часть советских людей), поверив официальной доперестроечной и современной антиперестроечной пропаганде, считают построенное у нас общество социалистическим, считают, что сложившийся в СССР строй общественных отношений является логичным практическим воплощением марксистско-ленинской коммунистической идеологии. Часть членов ДС отвергает социализм потому, что отождествляет его с казарменным «социализмом», с казарменной деформацией общественных отношений. Но верно то, что демократия (пусть и буржуазная) лучше сталинского казарменного, тоталитарного режима. Важно понять, что ДС в данном случае – не исключение, что он лишь наиболее последовательно выражает одно из течений современной общественной мысли в СССР.

   Важнейшая задача тех, кто за прямой путь перехода страны в русло социалистического прогресса, – пропаганда подлинных идеалов социализма, разъяснение противоположности сталинизма и научного коммунизма. Кто не хочет, чтобы страна шла к социализму «кружным» путем (т.е. не хочет допущения, легализации чисто капиталистических методов оживления политической и экономической жизни), но и в то же время действительно не хочет реанимации сталинизма, должен прежде всего бороться за последовательно демократические политические реформы, за подлинное народовластие, за возвращение советскому обществу права на историческое творчество. Именно таковы задачи первого этапа предстоящей социалистической революции, именно для этого нужна консолидация всех прогрессивных демократических сил, именно для этого нужен Народный Фронт.

   И последнее замечание. Как можно принимать резолюцию от имени московского Народного Фронта, если не все участники движе-

 

    50 

ния знакомы с документами ДС, если не у всех возможность с ними ознакомиться? Мне напоминает это старую доперестроечную практику «всенародного» обсуждения неопубликованных (а потому не читанных народом) литературных и прочих произведений. 
 

Г. Ракитская

 

51 

К ДИСКУССИИ О СТАЛИНИЗМЕ 

   По профессии я не историк и не философ, а физик-теоретик, но судьба нашей страны и ее история, особенно в наши дни, волнует людей всех профессий. Например, основные идеи нашей сегодняшней перестройки, насколько я представляю, были выдвинуты еще 20 лет назад моим коллегой – академиком А.Д. Сахаровым в письмах к партийному руководству, которые, к сожалению, так же, как и его книги опубликованы лишь за рубежом. Не является историком и член-корреспондент АН СССР математик И. Шафаревич, поднявший на страницах газеты «Московские новости» за 12 июня 1988 г. вопрос об исторической закономерности сталинизма. Однако ни в его статье, ни в статье полемизирующего с ним историка Роя Медведева я не нашел достаточно аргументированного ответа на этот вопрос, хотя такой ответ был, на мой взгляд, достаточно определенно сформулирован в книге «Самонадеянность силы», написанной известным политическим деятелем США сенатором Джеймсом Фулбрайтом и выпущенной в русском переводе издательством «Международные отношения» в 1967 году, в самый разгар застоя. Автор этой книги, излагая свою точку зрения на отношения США с социалистическими странами, предсказывал будущее нашей страны и, в частности, сегодняшнюю перестройку, пользуясь классическим трудом профессора истории Гарвардского университета Крейна Британа «Анатомия революции», в котором предметом исследования являются революционные процессы XVIII–XIX вв. перехода от монархии к демократической республике. Британ справедливо, на мой взгляд, рассматривает революцию не как переворот, совершаемый за одну ночь, а как длительный исторический процесс, занимающий жизнь нескольких поколений. В качестве классической модели может служить пример Великой французской революции, где от момента Первой республики в 1792 году до принятия политически зрелой конституции Третьей республики прошло 83 года. Весь этот период делится Британом на несколько фаз. Во всех исторических примерах фаза саморазвития революции, которую не могут сдержать «умеренные лидеры», сменяется фазой «сильной» власти и личной диктатуры. Народ, свергнувший монарха с лозунгом «Свобода, равенство, братство», через два десятилетия шел умирать за нового императора.

 

    52 

   Причин этого феномена, по-видимому, несколько, но главная из них в том, что люди, казнившие короля или расстрелявшие царскую семью, сохраняют тем не менее монархическое мышление и не умеют еще каждодневно отстаивать демократические принципы. Вера в «доброго царя», который все «за них решит» долго еще продолжает жить даже в следующих поколениях. Эта вера жила в нашем народе до самого последнего времени. Многие люди в конце периода «застоя» говорили: «Когда же появится человек, который наведет, наконец, порядок?» Они не понимали, что сколь бы ни был хорош руководитель, ничто человеческое ему не чуждо, а бесконтрольная и неограниченная власть может развратить любого человека, не говоря уже о политиканах, стремящихся к власти в своих корыстных интересах. Люди должны усвоить истину: «добрых царей не бывает». Для того чтобы руководители действовали в интересах общества, необходим постоянный контроль со стороны этого общества с возможностью их переизбрания демократическим путем.

   Нередко сейчас можно услышать высказывания, что передача «всей власти Советам» возможна и при нашей однопартийной системе. Так, например, в документальном фильме «На путях перестройки» высказывалась мысль, что партия может находиться как бы в оппозиции к независящим от нее Советам, при этом она может их критиковать и осуществлять таким образом необходимый контроль. Я думаю, что такие идеи, по крайней мере, политически наивны. Для того, чтобы выбирать достойных делегатов, например, Верховного Совета, кандидаты должны изложить свои взгляды по вопросам внешней политики будущего Совета. Но, если каждый из них будет предлагать свою собственную программу, то получится лишь полная неразбериха и анархия. Если же все они предложат программу одной партии, то останется все, как было. Для того, чтобы можно было на деле осуществить лозунг «Вся власть Советам», кандидаты в депутаты должны выдвигаться не трудовым коллективом, а партиями, выработавшими свою собственную программу, отдавая ее на суд избирателям. Сейчас ни для кого не секрет, что и КПСС не едина: члены партии спорят на партсобраниях, высказывают свои предложения. Не произошло бы ничего страшного, на мой взгляд, если бы партия разделилась на несколько частей, каждая со своей программой перестройки. Ведь семидесятилетняя наша история показала, что у каждого лидера была своя программа действий и своя перестройка. Мои коллеги из Бразилии недавно рассказали мне, что там за четыре

 

    53 

года, прошедшие после того, как военная диктатура передала власть гражданскому правительству, появилось шесть независимых компартий.

   Изучая опыт других революций, легко увидеть, что на смену фазе политически сильной, но экономически слабой и неэффективной диктатуре в результате длительной релаксации приходит демократическая система. Время релаксации составляет 80-90 лет. Наши обществоведы могут здесь сказать, что неправомерно сравнивать нашу социалистическую революцию с французской буржуазной, но если взглянуть непредвзято, то можно увидеть, что развитие нашей революции идет в полном соответствии с такой моделью, и можно ожидать, что наше нестабильное в данный момент общество через 10–15 лет придет к состоянию демократической стабильности. Поэтому прошедшие 70 лет нашей еще не завершенной революции нельзя считать ошибкой истории или годами, прошедшими впустую. Через аналогичные трудные периоды проходили и проходят сейчас другие народы. Если бы Зиновьев, Каменев и Бухарин не объединились со Сталиным против Троцкого, к таким же последствиям привел бы восторжествовавший троцкизм. Если бы Сталину не удалось стать диктатором, им мог бы стать кто-нибудь другой, например, Берия. Когда История дает шанс, люди обычно находятся. Ничего нельзя поделать с суровым законом истории: общество оплачивает свою зрелость ценой лучших людей. Одним народам повезло больше, другим меньше, но ни один народ, поднявшийся на революцию, не прошел этого периода без жертв. Теперь пришло время осознать этот горький опыт, чтобы такой ситуации не повторилось впредь.

   Для этого необходимо понять, каким образом Сталин смог прийти к личной неограниченной власти. Как сейчас становится известно, Сталину противостояла достаточно сильная оппозиция, но она действовала против него в рамках норм внутрипартийной демократии. Сталин же, подчинив себе аппарат госбезопасности и суд, смог физически уничтожить своих оппонентов. Для того, чтобы этого не произошло, противники Сталина, не получив поддержки в ЦК, должны были иметь возможность образовать свою собственную партию и легально в печати свободно критиковать и разоблачать политику Сталина. То же можно сказать и про эпоху застоя. Для того, чтобы правящая партия не могла прибегнуть к репрессиям против оппозиции, судьи и военнослужащие, особенно в органах госбезопасности, не должны принадлежать вообще ни к одной политической партии.

 

    54 

   Введение многопартийной демократической системы многим сейчас, особенно работникам партаппарата, покажется слишком радикальным шагом, но надо отдавать себе полный отчет в том, что до тех пор, пока не будет проведена в жизнь такая реформа, мы не сможем преодолеть кризиса нашей политической системы, доставшейся нам в наследство от Сталина.

   Нередко мне доводилось слышать мнение, что русский народ не может без «царя» и «палки» и навечно обречен жить в таких условиях. Простой анализ истории других народов показывает, что они были ничуть не лучше русского. Разницу можно увидеть только в географии. Россия занимает промежуточное положение между Азией и Европой и поэтому раньше многих народов Востока, но позже стран Европы вступила на путь европейской цивилизации, обогнав в своем развитии древнюю Восточную. Сейчас, смотря правде в глаза, нам надо признать, что наша страна еще не имеет утвердившихся демократических традиций, и ничего нет постыдного в том, чтобы изучать и перенимать демократический опыт других народов, раньше нас начавших двигаться по этому пути. Так, например, для решения национальных проблем, таких как проблема Нагорного Карабаха, необходимо, на мой взгляд, воспользоваться методом референдума, поскольку проблема административной принадлежности той области может быть решена только людьми, проживающими там, и, например, она могла бы быть разделена пропорционально поданным голосам. Решить же ее в рамках существующего законодательства невозможно, поскольку решения Верховных Советов Армении и Азербайджана всегда будут единодушны и противоположны, а решение Верховного Совета вызовет протест проигравшей стороны. 

                                       В.Косарев

 

    54 

   С болью  

   МИЛОСЕРДИЕ КАК ОНО ЕСТЬ 

27 января инспектор райсобеса Чеботарева обнаружила пенсионерку Е.А.Устинову в неотапливаемом помещении в полумертвом состоянии… Старуха была истощена, за ней не было никакого ухода… В этом же дворе с ней проживают родственники – сын Н.Устинов и дочь Е.Волкова, учительница той же школы… (Уроки жестокости. «Советская Культура». 14.7.88). 

   Был обычный весенний день. 8 марта 1988 г. Я шел к больнице, и в голове вертелась мысль: «Как она там?» И хотелось бесконечно повторять: «Бабуленька, будь жива!» Это продолжалось уже три недели изо дня в день. Я приходил в больницу к часу или к двум часам дня. И противно тряслись колени: как там? все ли хорошо? Уходил я под утро часов в 7–8 домой, с тем, чтобы поесть и немного отдохнуть от больничной обстановки. Я не считался с трудностями ухода за больной и видел в этом необходимость безоговорочную. По мере сил не отказывал в просьбах и другим. Только бы все было хорошо. Только чтобы ввели нужное лекарство. Только бы никто не кашлянул и не занес инфекцию. Я досадовал, когда кто-то почему-то меня хвалил за мой уход за больной бабушкой. Ко мне хорошо относились уборщицы и кое-кто из обслуживающего персонала. Об удобствах для себя я не думал. Заснуть на трех стульях, на двух стульях – на какой промежуток времени – неважно, главное, не «заспать» бабушку.

   Когда я уходил в этот раз, ей было нехорошо вот уже вторые сутки. Трудно было дышать. Воздух со свистом и шумом ходил по легким. Был кашель, поднималась температура. Вместо меня на время [фрагмент текста утрачен. – Публикатор электронной версии] «Беги скорей, беги!!!» Я как был вбежал в палату. На кровати, уже без подушек, я увидел накрытое тело и одновременно послышались слова: «Попрощайтесь пока она тепла еще. Она умерла 10 минут назад. Я хотела звонить домой. Упросила не выносить до тебя…»

   Дальше я не слышал. Я откинул простыню, приподнял бабушку, ее голова с седыми заметавшимися волосами и синими губами откинулась как-то странно назад. «Оставь, оставь!» – кричала мама. Я не мог этого сделать. Тело бабушки было теплым, даже горячим. Я тряс тело и пытался вдохнуть в него жизнь. «Хватит, мы и так долго ждали!» – ворвались в палату сестры милосердия Елена Волкова и

 

55 

Галина Корилова. Одна с силой оттолкнула меня (ее рост и размеры позволяли ей это сделать). Друга услужливо подкатила носилки. Руки, руки бабушки, маленькие, изрезанные морщинами, – связаны грубой веревкой. Перетащив тело на носилки, они покатили их по коридору, отталкивая меня свободными руками, а иногда и ногами. Но я не отступал и шел за ними, не чувствую своей вины. Мы очутились в небольшой комнате, где бабушка должна была оставаться еще два часа – таковы правила медицины и милосердия. Врач ХРИСТЕНКО, который проводил реанимацию, настойчиво пытался отогнать меня от бабушки, говоря, что и так уже пошел на большие уступки, оставив ее в палате на 10 минут больше, чем положено по строгим правилам медицины милосердия. Но мне хотелось остаться с бабушкой, и благодаря маме не вызвали милицию и не отправили меня за хулиганство на 15 суток, а оставили с ней наедине. Передо мной предстали все годы жизни, и с самого раннего возраста я проследил все, что связывало меня с бабушкой. Как лечила от болезней, как водила в школу, как рассказывала о своей жизни… Я причитал, и слезы невольно обильно лились из глаз и смачивали простыню, в которую было обернуто ее тело. И все это время через окошко в стене (для чего оно было сделано, не знаю, а вело оно на кухню, где собирались попить чай уборщицы) раздавались веселые крики милосердных сестер и слышалось: «Ненормальный». Наконец я как-то успокоился, положив голову на плечо бабушки, как бывало в детстве… Но распахнулись двери, и с грубой руганью носилки снова потащили «по этапу». Но я не отставал, несмотря на ругань и побои. «У нас праздник – 8 марта, мы вызовем милицию, если ты не уйдешь», – кричали мне в уши милосердные сестры. Но мне было все равно…

   Бабушку ввезли в просторное помещение и сбросили на железный стол. Седая голова гулко ударилась о металл. Сорвали, криво усмехаясь, простыню. Больные ноги, припухшие в суставах с красными косточками на подъемах, приняли естественный, здоровый вид. Морщины на лице разгладились, и я вспомнил, что так она выглядела много лет назад… Веснушки на плечах не изменили свой цвет, только рана на ноге, нанесенная нагайкой казака во время демонстрации рабочих в 1917 году, когда бабушка, как и многие другие, вышла на улицу с рабочими фабрики, – так и осталась. Нагайка пробила тогда ногу ниже колена насквозь, не повредив однако кости – повезло!

 

    56 

«Сволочь, подонок! Долго ты еще будешь измываться над нами?!» – вдруг донеслось сквозь поток горя. Я вдруг подумал, что все это еще, быть может, слышит бабушка… Неужели это последние слова, которые еще уловит ее угасающее сознание? А может быть, она уже давно ничего не слышит! И СЛАВА БОГУ! Сколько она пережила. Все, что было со страной на протяжении этого несчастного века! Даже в старости, больная, сажала цветы на клумбах перед домой. Интуитивно чувствуя, что надо помогать природе, человечности. Ее труд уважали многие. Но были и такие, кто рвал цветы с корнем и топтал то, что не мог унести. С КОРНЕМ… Таков девиз тех, кто ненавидит бескорыстие. Чей бог – нажива! Ради наживы рушатся дома, гибнет культура, зелень садов и чистота озер. И все это считается НОРМАЛЬНЫМ. Любое преступление ради наживы – норма, так как видна мотивировка поступка. Милосердие не мотивировано. Любовь и преданность не имеют выгоды. Разве нормально выхаживать больную бабушку, если нет выгоды? корысти? наживы? Может быть, я действительно безумен, как утверждают милосердные сестры и врачи больницы   № 15 Красносельского района города Ленинграда? Только кто пожалеет их, когда наступит их смертный час, и каковы будут последние слова, которые уловит их угасающее сознание?.. 

О.Мироненко

 

58 

Москва, как много… 

КОНФЕРЕНЦИЯ ФСОК И IX КОНФЕРЕНЦИЯ ВСПК В МОСКВЕ 

   В августе этого года (18–21) состоялись две конференции: одна – Федерации социалистических общественных клубов, другая – Всесоюзного социально-политического клуба. Обе они прошли в одни и те же дни в одном и том же месте не случайно. В Москве впервые был поставлен вопрос о слиянии двух наиболее многочисленных всесоюзных объединений. Готовили встречу в Москве представители ФСОК и ВСПК совместно. Всего в Москву съехалось около 150 гостей из самых различных уголков СССР. География представительства имела примерно следующие границы: на севере – Архангельск, на юге – Кубань, на западе – Прибалтика, на востоке – Чукотка.

   Главным вопросом обеих конференций, как я уже упоминал, был вопрос о возможном объединении двух организаций. Этому вопросу были посвящены два дня работы конференции ФСОК. 18 августа представители клубов – членов Федерации, обменявшись информацией о положении дел на местах, приступили к выработке предложений по объединению к членам ВСПК. На это ушло основное время работы в первый день у фсоковцев. Параллельно прошло заседание представителей клубов, которые решили создать альянс социалистов-федералистов. Решающую роль здесь играет «Община». На заседании шло обсуждение проекта устава будущего нового объединения.

   19 августа фсоковцы окончательно сформулировали и приняли предложение по оргстроению будущего объединения двух организаций. Вечером прошла встреча делегатов конференции ФСОК и конференции ВСПК, на которой представители объединений обменялись предложениями. На встрече выяснилось, что единого мнения у членов ВСПК по вопросу об объединении нет (в отличие от положительного решения этого вопроса делегатами фсоковских клубов).

   18 августа ВСПК решал вопросы взаимодействий различных членов клуба между собой. Работы практически не было. Это признали и сами члены ВСПК.

   19 августа три группы членов ВСПК изолированно друг от друга разрабатывали предложения по объединению с фсоковцами.

   В рамках конференции ФСОК 19 августа прошел экологический семинар.

   20 августа прошло собрание представителей клубов, которые

 

    59 

решили образовать в рамках ФСОК АСФ (Альянс социалистов-федералистов). Были зачитаны и обсуждены проекты декларации и устава будущего объединения.

   Вечером состоялось совместное заседание делегатов обеих конференций. Вопросом номер один был вопрос об объединении. Объединение не состоялось. Главной причиной этого явилось отсутствие каких-либо четких позиций у членов ВСПК. Большинство из них оказалось разбито в этом вопросе на мелкие группы, которые так и не смогли в период работы на общем заседании прийти к единству даже в оценке ФСОК, а не только в вопросе об объединении. Данная ситуация не стала неожиданной как для самих членов ВСПК, так и для фсоковцев. После того, как был «блистательно провален» основной вопрос, на повестку дня встали другие: предвыборной платформы, нацвопрос, о 21 и 23 августа.

   Практическим результатом общего собрания стало утверждение Информационной сети и порядка ее работы. Информсеть объединила представителей обеих организаций.

   21 августа прошло пленарное заседание ФСОК. На нем были приняты следующие документы: Декларация ФСОК, которая закрепила федеративно-региональный характер ФСОК, заявление по поводу годовщины вторжения советских войск в ЧССР, осуждающее политику брежневского руководства КПСС, заявление по поводу годовщины подписания документов, связанных с советско-германскими взаимоотношениями перед войной. Оба заявления содержат требования к Верховному Совету дать оценку событиям в ЧССР и предвоенной поры.

   21 августа в Федерацию были приняты три новых клуба: Иркутский Социалистический клуб, Новосибирский студенческий клуб, Воронежская группа ВСПК.

   21 августа прошло несколько встреч различных групп членов ВСПК. Члены ВСПК распределили между собой обязанности по руководству клубом. 22 августа И. Купка (Киев) подвел итоги работы конференции ВСПК следующим образом: 1) создана комиссия по выработке программы ВСПК (председатель – Иванов М., Москва); 2) создана совместная информсеть со ФСОК; 3) принято в клуб 21 человек, ряд старых членов исключен; 4) намечено проведение следующей конференции ВСПК в феврале 1989 года;  5) воссоздана марксистско-ленинская фракция в ВСПК.

 

    60 

   В целом следует отметить высокую организацию работы на конференции ФСОК, что выразилось в рассмотрении и принятии решений по очень многим вопросам. В рамках конференции ФСОК прошел также семинар по межнациональным проблемам, предложения которого вошли в пакет предложений ФСОК по нацвопросу.

   К итогам конференции ФСОК, кроме вышеперечисленных, можно отнести и складывание двух фракций во ФСОК: АСФ во главе с «Общиной» и ряд групп ФСОК, которые принимают деятельное участие в деятельности Оргсовета «Народного фронта» Москвы во главе с «Социалистической инициативой». К чести москвичей можно отметить, что противоречия между представителями «противоборствующих» в Москве групп почти не сказывались на работе конференции ФСОК.

   На мой взгляд, Конференция ФСОК, прошедшая в Москве, стала наиболее организованной и плодотворной со времени образования ФСОК а августе 1987 г. Теперь дело за малым – воплотить в жизнь все принятые решения. 

   А.Годлевский. «Форпост».

 

    61 

   Герои живут рядом 

   МИТЬКИ: ИСКУССТВО И ЖИЗНЬ 

   Казалось бы, на многострадальной русской ниве уже не может вырасти ничего такого, что могло бы сбить с толку привыкшую ко всему публику – но на тебе: вслед за растущими как грибы неформальными объединениями, течениями и направлениями на ленинградской благодатной почве произрос такой простой, такой тихий и такой загадочный феномен как «митьки».

   Чем же митьки поражают? Тем, что из объединения художников внезапно вышло митьковство – где внешняя атрибутика и образ жизни заслонили напрочь стремление к прекрасному, присущее в полной мере митькам? Что сами художники, впитав в себя мировую культуру, все-таки остаются чисто русским феноменом? Что их толстовское упрощение в чем-то смыкается с Дзеном? Что, несмотря на серьезность задач, которые они стараются воплотить в своем творчестве, митьки остаются по-детски непосредственными: и в восприятии окружающей жизни, и в ее подаче зрителям?

   Да уж, поистине – туча вопросов, которые, наверное, так и останутся без ответов: ведь митьков нельзя судить по формальной логике – здесь в игру вступают другие законы… 

   Митьки и жизнь 

   Жизнь у большинства митьков похожа, с той лишь разницей, что живут они в разных местах Питера и окружают их разные личности: кого – жены, кого – соседи по коммуналке. Конечно, классический пример митька – сам Митя-1: Дмитрий Шагин собственной персоной, отец трех девчушек, потомственный художник, любимец всего Ленинграда. Жизнь Мити делится на три не во всем равные части: добыча средств к существованию в котельной, проживание этих средств и занятия творчеством, т.е. писание картин, съемки в кино, застольные рассказы, распитие пива или другого какого-либо напитка, принесенного почитателями его выдающейся личности…

   Митьки не любят Запада – это им не по карману. Если их символ – тельняшка, то и та не куплена, а подарена каким-нибудь заезжим морячком. Любимая ими одежда, та, которую носит простой русский народ: ни на что не претендуя, кроме как на прикрытие наготы, одежда эта по простоте своей смыкается с едой, которую потребляют Митьки. Разносолы они жалуют лишь на стороне и тогда наедаются от пуза – впрок.

   Митьков знают и «на дне», и в «элите» Ленинграда – везде они воспринимаются своими в доску (и в этом еще один парадокс

 

    62 

митьков). Стала притчей во языцех митьковская лексика. Такие словосочетания как «дык, елы-палы», «фитилек-то притуши, коптит», «это ты, Мирон, Павла убил!» и многие другие в большинстве своем придуманы не митьками, но обессмертили их именно они. «Дык, елы-палы!» стало символом русской тоски духа по неизведанному, по чему-то такому, о чем нельзя сказать словами, а только остается, что сказать «дык!» и, услышав эхо отзыва «елы-палы», в печали развести руками… Митьки могли появиться  т о л ь к о  на Руси и  т о л ь к о  в Ленинграде – и этим все сказано. 

   Митьки и искусство 

   Митьков-художников нельзя судить, как уже было сказано, по логическим законам (в данном случае это – законы живописи). Творчество митьков неразрывно связано с их жизнью и поэтому не может идти вслед традиционным живописным законам. Экспрессионизм плюс концептуализм, плюс примитивизм, плюс юмор, плюс формы Сезанна, плюс трагичность Перова – это сплав, на котором зиждется митьковская живопись.

   Отдельно надо бы рассмотреть еще один уникальный образец человеческой породы, который подарила народу Русь. Это Владимир Шинкарев, художник с геологическим образованием, большой советский писатель с булгаковским уклоном в бытовой стеб. Его книги, его стихи и басни, а в последнее время и киносценарии продолжают то, что митьки делают в живописи, но продолжают так талантливо, что благодаря перу Шинкарева родилось митьковство: уникальный случай, когда выдуманный мир митьков воплотился наяву.

   Какими бы ни были разными митьки-художники, их работы всегда узнаешь по доброте, по залихватскому русскому юмору, по доверию к зрителям, исходящему из их работ. Поэтому и митьков и их работы любят все – от мала до велика: в них видят частички жизни, слышат в них отголоски повседневных гимнов и тревог, чувствуют в них дружелюбие и жалость к падшим.

   Что ж, митьки пока не так известны, как они того заслуживают, пока они окутаны слухами и легендами, и надо показать их во всей достопримечательности их жизненного и творческого потенциала. А дальнейшее – пусть рассудит читатель.

   Я же лишь исполнил свой долг, выплеснув на эти страницы свои чувства к таким прекрасным людям, как митьки. 

   К.Елгешия

 

    63 

                                 В. Шинкарев 

                                Первопечатник Фрол.

                                      Басня 

                  Первопечатник Фрол проснулся мятый, как собака.

                  Творя молитву, скорбен был и много пил рассолу,

                  Затем вздохнул и так возвещеваху:

                  «Смеяшеся со сна восста –

                  не след. Лишь к вечеру душа чиста».

                  Потом не стал первопечатать Фрол.

                  А, инкунабулы из шкафа выложив на стол,

                  Рече: «Что проку столько книг я накопляха?

                  Ну-тка днесь пропей

                  Их в трапезной я, муха-бляха!»

                  Те книги в целовальню Фрол отнес

                  И к вечеру пропил аки пес. 

                  Желая к ужину иметь приличный стол –

                  Читатель! Поступай как Фрол. 
 

                           Щегол, соловей и заяц.

                                 Басня 

                  Один щегол словил на завтрак зайца.

                  Но не успев башки ему свернуть,

                  Был сожран соловьем.

                  А заяц, скрежеща зубами, продолжал свой путь. 

                  Не так ли, тщась бедовой доли избежать,

                  Нам остается молча ждать?.. 
 

                           Бобер и кукушка.

                              Басня 

                  Один бобер с кукушкою в интимной связи был.

                  Но наигрался, плюнул и забыл.

                  Мне скажет критик:

                  Басня про бобра неостроумна, робка и стара –

                  А я отвечу: не моя вина,

                  Что ты не понял, критик, ни хрена!..

 

    64 

   Армения в сердце 

   ВСТРЕЧА В ЕРЕВАНЕ 

   Комитет движения «Карабах» пригласил на встречу представителей ленинградского демократического движения. 19 августа 1988 г. группа, в состав которой вошли В.Монахов (клуб «Перестройка»), Е.Зелинская (журнал «Меркурий»), Н.Журавский, Т.Лиханова (группа «Спасение»), В.Терушкин («Вахта мира»), приехала в Ереван. Во встрече также участвовали представители других городов и организаций. Гости получили возможность ознакомиться с материалами, свидетельствами очевидцев и участников событий в аэропорту Звартноц и другими фотодокументами и просто полюбоваться этим прекрасным городом.

   Своими глазами увидели мы еженедельный стотысячный митинг – величественное зрелище одухотворенного правотой народа.

   Возможность личного знакомства и частных встреч как с лидерами Движения, так и с его участниками и сторонниками, помогла нам составить полное и непредвзятое впечатление о событиях, к которым, на наш взгляд, слишком мало привлечено внимания общественности.

   Полный отчет о поездке можно будет прочитать в «Вестнике Совета ЭК» № 13; мы же, со своей стороны, продолжим начатую в № 11 серию публикаций о развитии армянского движения, введя на страницы журнала новую рубрику и придав ей название спецвыпуска (см. № 14) – «Армения в сердце». 

                                                                     Редакция

 

    65 

   ОБРАЩЕНИЕ 

   Соотечественники!

   Мы, ленинградцы, с болью и надеждой смотрим на вашу страну. С болью – потому что скорбим вместе с вами по невинно убиенным вашим братьям и сестрам. Ваша боль – наша боль.

   С надеждой – потому что в вашем отважном народе, первым вставшем на защиту своего гражданского и национального достоинства, видим ростки будущего.

   Нам, из нашего далека, сквозь дымовую завесу лжи и клеветы, льющейся со страниц газет, трудно разглядеть, что происходит в Армении на самом деле. Но сейчас, побывав в вашем прекрасном городе, встретившись и с лидерами движения, и с теми, кто участвовал в забастовках, в сидячих демонстрациях, митингах, голодовках, с горожанами, – мы увидели, как справедливы, чисты и законны требования и помыслы армянского народа.

   Вы первыми ступили на многотрудный и жертвенный путь реформации, и поэтому на вас легла особая ответственность.

   Начавшийся в нашей стране процесс демократизации обнажил застарелые язвы на теле нашего общества. Такой раной был для вас всегда вопрос о воссоединении с народом Нагорного Карабаха. Однако всем ясно, что карабахский вопрос неотделим от клубка проблем: экологических, экономических, демографических и прочих, которые могут быть решены только в совокупности, только тогда, когда, наконец, у наших народов будет законное право и фактическая возможность самим определять свою судьбу.

   Так Арцах стал одним из нервных узлов современности. Много проблем высветил он: готовы ли власти к объявленной ими самими перестройке, самое главное – готов ли народ к самоуправлению.

   Мы много слышали о высоком уровне самоорганизации армян, но то, что мы увидели, поразило нас: беспримерная выдержка, высокое самосознание, глубокое понимание личной ответственности за судьбу своего народа, гражданское мужество, основанное на уверенности в правоте своего дела.

   Мы увидели, что собственная боль не застила исконно свойственное армянскому народу чувство сопричастности к бедам и чаяньям других народов.

   Мы увидели, что нет в армянском народе ни тени намеренья решить свои проблемы за счет других.

 

    66 

   Мы увидели, как ясно в армянском народе понимание, что только все вместе, только чувствуя плечо друг друга сможем мы выйти из кризиса, в который завели наше Отечество. 

   Армения – наша боль и наша надежда. Надежда – потому что сегодня слова «я – армянин» звучат как «я – гражданин». 

                            По поручению делегации ленинградского демократического движения

                                                                        Елена Зелинская

23 августа 1988 г.

г. Ереван 

         Обращение передано по ереванскому радио 30 августа 1988 г. 

 

    67 

   К 70-летию со дня рождения 

   В наши дни, проникнутые духом общественного обновления, особый интерес представляет взгляд в минувшую предреволюционную эпоху. Как все начиналось тогда? Какие общественные силы участвовали и как между собой взаимодействовали? О чем спорили? Какие методы достижения своих целей избирали?

   Свои ответы на эти и многие другие вопросы предлагает Александр Исаевич СОЛЖЕНИЦЫН в своем романе «ОКТЯБРЬ ШЕСТНАДЦАТОГО»; отрывки из главы «Кадетские истоки» мы предлагаем вашему вниманию. 

      Этот уже поостывший, а в объеме немалый материал, как будто слабо связанный с обещанным в заглавии Октябрем Шестнадцатого, не утомит лишь того читателя, кому живы напряженные Девятисотые годы русской истории, кто может оттуда извлечь уроки сегодняшние. 

   Как две обезумевших лошади в общей упряжи, но лишенные управления, одна дергая направо, другая налево, чураясь и сатанея друг от друга и от телеги, непременно разнесут ее, перевернут, свалят с откоса и себя погубят, – так российская власть и российское общество, с тех пор как меж ними поселилось и все разрасталось роковое недоверие, озлобление, ненависть – разгоняли и несли Россию в бездну. И перехватить их, остановить – казалось, не было удальца.

   И кто теперь объяснит: г д е ж это началось? к т о начал? В непрерывном потоке истории всегда будет неправ тот, кто разрежет ее в одном поперечном сечении и скажет: вот здесь! все началось – отсюда!

   Эта непримиримая рознь между властью и обществом – разве она началась с реакции Александра III? Уж тогда не верней ли – с убийства Александра II? Но и то было седьмое покушение, а первым – каракозовский выстрел.

   Никак не признать нам начало той розни – позднее декабристов.

   А не на той ли розни уже погиб и Павел?

   Есть любители уводить этот разрыв к первым немецким переодеваниям Петра – и у них большая правота. Тогда и к соборам Никона. Но будет с нас остановиться и на Александре II.

 

    68 

   При первом сдвиге медлительных многоохватных, дальним глазом еще не предсказуемых его реформ (вынужденных, как обзывают у нас, будто бывают полезные реформы, не вынужденные жизнью) – почему так поспешно вскричала «Молодая Россия»: «нам н е к о г д а ждать реформ!» и властитель дум Чернышевский позвал к т о п о р у, и огнем полыхнул Каракозов? Почему такое совпадение, что эти энергичные, уверенные и безжалостные люди выступили на русскую общественную арену год в год с освобождением крестьян? Кем, чем так уверены были они, что медленным процессам не изменить истории, – и вот спешили нарушить постепенность разрушительным освобождением через взрыв? На что отвечал каракозовский выстрел? Все-таки же не на освобождение крестьян, как оно ни опоздало?

   Через два года после Каракозова уже сплелся союз Бакунина с Нечаевым – а дальше перерыву не бывало, среди нечаевцев густилась уже и «Народная Воля».

   Один Достоевский спрашивал их тогда: что они так торопятся? Торопились ли они обогнать начатки конституции, которые готовил Александр II? В самый день убийства   он утвердил создание преобразовательных комиссий с участием земств – действительно д н и оставались террористам, чтобы сорвать рождение русской конституции.

   В 1878 Иван Петрункевич пробовал на киевских переговорах убедить революционеров временно приостановить террор (а не отказаться от него, конечно!): де, погодите, не постреляйте немного, дайте нам, земцам, открыто и широко требовать реформ. Ответил ему – выстрел Засулич из Петербурга. Да через год созрела и «Народная Воля», а в чьей-то голове уже складывалось из будущего ультиматума:

               цареубийство в России очень популярно, оно вызывает

               радость и сочувствие.

   Накалялся общественный воздух, и больше уже никто не смел и не хотел перечить бомбистам.

 

    69 

   ИЗ УЗЛОВ ПРЕДЫДУЩИХ

   Н о я б р ь  1 9 0 4

   И ю л ь  1 9 0 6 

   На что рассчитывали они? Как могли они ждать, что убийством монарха получат уступки от его наследника? Только разве если был бы он раскисляй. Но никакой нормальный человек не может простить убийства своего отца. Да за 13 лет царствования был ли хоть один важный закон подписан Александром III без воспоминанья: отец мой дал свободу, дал реформы – и его убили, значит, путь его был неверен. Как аукнется… За бомбистов получило все русское общество реакцию 80-х годов, обратный толчок в до-севастопольское время. Охранные отделения только тогда и были созданы, в ответ. (Да впрочем, чего они стоили-то, по-нашему?)

   Группа, готовившая теперь убийство и Александра III (1 марта 1887), объясняла свою платформу так:

Александр Ульяно в: Русская интеллигенция в настоящее время только в террористической форме может защитить свое право на мысль. Террор создан XIX столетием, это единственная форма защиты, к которой может прибегнуть меньшинство, сильное лишь духовной силой и сознанием своей правоты… Я много думал над возражением, что русское общество не проявляет сочувствия к террору, даже враждебно относится к нему. Но это – недоразумение.

   И оказался прав: уже через 10–15 лет русское общество видело в терроре свою весну.

О сипано в: Мы надеемся, что правительство уступит, если террор будет применяться нами систематически. Мы надеемся террором пробудить в массах интерес к внутренней политике. В народе образуются свои боевые группы для борьбы со своими частными угнетателями, постепенно все это сольется в общее восстание. А уж когда оно наступит – мы будем сдерживать жертвы и насилия, насколько можно…

   Как аукнется… Ведь и группа Ульянова–Осипанова образовалась в ответ на разгон митинга в память Добролюбова. (Хоть и к Добролюбову вернуться: тоже и он – не первый! – выдыхал в ветер этой ненависти.)

 

    70 

   И оружием высказанная ненависть не утихала потом полстолетия. А между выстрелами теми и этими метался, припадал к земле, ронял очки, подымался, руки вздевал, уговаривал – и был осмеян неудачливый русский либерализм. Однако заметим: он не был третеец, он не беспристрастен был, не равно отзывался он на выстрелы и окрики с той и другой стороны, он даже не был и либерализмом сам. Русское образованное общество, давно ничего не прощавшее власти, радовалось, аплодировало левым террористам и требовало безраздельной амнистии всем им. Чем далее в девяностые и девятисотые годы, тем гневнее направлялось красноречие интеллигенции против правительства, но казалось недопустимым увещать революционную молодежь, сбивавшую с ног лекторов и запрещавшую академические занятия.

   Как ускорение Кориолиса имеет строго обусловленное направление на всей Земле, и у всех речных потоков, текущих с севера, так отклоняет воду, что подмываются и осыпаются всегда правые берега рек, а разлив идет налево, – так и все формы демократического либерализма на Земле, сколько видно, ударяют всегда вправо, приглаживают всегда влево. Всегда левы их симпатии, налево способны переступать ноги, клеву клонятся головы слушать суждения – но позорно им раздаться вправо или принять хотя бы слово справа.

   <…>

   Труднее всего прочерчивать среднюю линию общественного развития: не помогает, как на краях, горло, кулак, бомба, решетка. Средняя линия требует самого большого самообладания, самого твердого мужества, самого расчетливого терпения, самого точного знания.

   Земство, как можно это слово понять наиболее широко, есть общественный союз всего населения данной местности; уже – лишь тех, кто связан с землею, владеет ею или обрабатывает ее, не горожан. В земской реформе 1864 года, тогда понимавшейся лишь как первая стадия, слово было истолковано наиболее узко: это было лишь местное самоуправление, и главным образом помещичье.

   Но оттого ли, что дворянство при добровольности земской работы пошло на нее не сплошь, корыстное не шло, именно потому, что не видело там себе корысти, а шли те, кто были проникнуты общественными заботами и жаждою справедливости; или, как напоминает виднейший и первейший земец Дмитрий Николаевич Шипов, оттого, что не в русской традиции отстаивание интересов групп и классов, но совместные поиски общей правды, – земская идея проя-

 

    71 

вилась выше обычной муниципальной: не просто самоуправляться, но служить требованиям общественной правды, постепенно ослаблять исторически сложившуюся социальную несправедливость. Члены земского союза создавали земские средства пропорционально своим доходам, расходовали же их – для классов недостаточных.

   Первоначально созданное земство еще не срослось с коренным нижним слоем – не имело волостного земства, которое бы стало подлинным крестьянским самоуправлением; еще не распространялось и вширь – на нерусские имперские окраины; и вверх не поднималось выше губернских земств, не имея законных прав на межгубернские, всероссийские объединения. Однако все эти три направления роста были заложены в александровской реформе – и при терпеливом безреволюционном развитии мы может быть могли бы уже к концу XIX века иметь, при монархии, беспартийное общественное самоуправление с этическою окраской.

   Увы, Александр III, предполагая во всякой общественной самодеятельности зародыши революции, тормозя большинство начинаний своего худо возблагодаренного отца, остановил и исказил развитие земства: ужесточил административный надзор за ним и сузил ведение его; вместо постепенного уравнения в нем сословий, напротив, выразил резче сословную группировку; еще поволил дворянству, просвещенностью своей отворотившемуся от самодержавия, и оставил в униженном положении, даже с телесными наказаниями – крестьянство, которое одно только и быть могло естественной опорой монархии. Однако земство и в этих условиях еще долго оставалось верно идеям реформ – совместной работе передового общества с исторической властью. Постоянно обставленное недоверием власти, подозрениями в неблагонадежности, земство все более изощрялось (и раздражалось) в избежании, обходах и хитростях против правительственных помех. Но надежды общества все же дождаться от власти понимания и сотрудничества еще теплились и пеплились, и едва воцарился Николай – к нему с верой обратились многие земства в верноподданных адресах. Земцы предполагали, что молодой Государь не знает настроения общественных кругов, не знаком с нуждами населения и охотно примет предложения и записки.

   И таких моментов, когда вот, кажется, доступно было умирить безумный раздор власти и общества, повести их к созида-

 

    72 

тельному согласию, мигающими тепло-оранжевыми фонариками немало расставлено на русском пути за столетие. Но для того надо: себя – придержать, о другом – подумать с доверием. Власти: а может общество отчасти и доброго хочет? может, я понимаю в своей стране не все? Обществу: а может, власть не совсем дурна? привычная народу, устойная в действиях, вознесенная над партиями, – быть может, она своей стране не враг, а в чем-то благодеяние?

   Нет, уж так заведено, что в государственной жизни еще резче, чем в частной, добровольные уступки и самоограничение высмеяны как глупость и простота.

   <…>

   <…> Чего Освободительное Движение вообразить не могло и не желало – это достичь своих целей плавной эволюцией.

   Но именно такой путь искало осуществить земское меньшинство – меньшинство утлое, однако вел его Шипов – председатель московской губернской земской управы и как бы признанный глава еще не созданного всероссийского земства; были тут два примечательных князя Трубецких и три будущих председателя Государственной Думы.

   Миропонимание и общественная программа формулировались Д.Н.Шиповым так:

   Смысл нашей жизни – творить не свою волю, но уяснить себе смысл миродержавного начала. При этом, хотя внутреннее развитие личности по своей важности и первенствует перед общественным развитием (не может быть подлинного прогресса, пока не переменится строй чувств и мыслей большинства), но усовершенствование форм социальной жизни – тоже необходимое условие. Эти два развития не нужно противопоставлять, и христианин не имеет права быть равнодушным к укладу общественной жизни. Рационализм же повышенно внимателен к материальным потребностям человека и пренебрегает его духовной сущностью. Только так и могло возникнуть учение, утверждающее, что всякий общественный уклад есть плод естественно-исторического процесса, а стало быть, не зависит от злой или доброй воли отдельных людей, от заблуждений и ошибок целых поколений; что главные стимулы общественной и частной жизни – интересы. Из отстаивания прежде всего интересов людей и групп населения вытекает современная западная парламентарная система, с ее политическими партиями, их постоянною борьбой, погоней за большинством, и с конституциями как регламентами этой борьбы.

 

    73 

   Вся эта система, где правовая идея поставлена выше этической, – за пределами христианства и христианской культуры. А лозунги народовластия, народоправства наиболее мутят людской покой, возбуждают втягиваться в борьбу и отстаивать свои права, иногда и совсем забывая о духовной стороне жизни.

   С другой стороны, неверно приписывать христианству взгляд, что всякая власть – божественного происхождения и надо покорно принимать ту, что есть. Государственная власть – земного происхождения и так же несет на себе отпечаток людских воль, ошибок и недостатков. Власть существует повсюду – из-за слабости человеческой природы: неспособности человека обойтись без организованного порядка жизни и принуждения. Но и сама власть носит в себе ту же человеческую слабость, тем сильнее, что именно власть развращает человека, – и тем сильней, чем духовно слабее властвующий. Власть – это безысходное заклятье, она не может освободиться от порока полностью, но лишь более или менее. Поэтому христианин должен быть деятелен в своих усилиях улучшить власть и улучшить государство.

   Но борьбой интересов и классов не осуществить общего блага. И права и свободу – можно обеспечить только моральной солидарностью всех. Усиленная борьба за политические права, считает Шипов, чужда духу русского народа – и надо избегнуть его вовлечения в азарт политической борьбы. Русские искони думали не о борьбе с властью, но о совокупной с ней деятельности для устроения жизни по-божески. Так же думали и цари древней Руси, не отделявшие себя от народа. «Самодержавие» это значит: независимость от других государей, а вовсе не произвол. Прежние государи искали творить не свою волю, но выражать соборную совесть народа – и еще не утеряно восстановить дух того строя. Шипов утверждает, что когда у нас собирались земские соборы, то не происходило борьбы между царем и соборами, и не известны случаи, когда бы царь поступил в противность соборному мнению, разойдясь с собором, царь только ослабил бы свой авторитет. Для такого государства, где правящие и подчиненные должны прежде всего преследовать н е  и н т е р е с ы, а стремиться к  п р а в д е  отношений, Шипов находит наилучшей формой правления именно монархию – потому что наследственный монарх стоит вне столкновений всяких групповых интересов. Но выше своей власти он должен чувствовать

 

    74 

водворенье правды Божьей на земле, свое правление понимать как служение народу и постоянно согласовывать свои решения с соборной совестью народа в виде народного представительства. И такой строй – выше конституционного, ибо предполагает не борьбу между Государем и обществом, не драку между партиями, но согласные поиски добра. Именно послеалександровское земство, уже несущее в себе нравственную идею, может и должно возродить в новой форме Земские соборы, установить государственно-земский строй. И всего этого достичь в духе терпеливого убеждения и взаимной любви.

   Увы, задача эта очень трудна, ибо на переломе XIX–XX веков в России носители власти утратили веру в себя. А с другой стороны,

этому обществу, лишенному нравственной силы и способности к дружной работе, власть и не может доверять. В обществе преобладает отрицательное отношение и к вере отцов, и к истории, быту и пониманию своего народа. Либеральное направление так же ложно и крайне, как и правительственное. А все же можно устранять и устранить недоверие между властью и обществом, и достичь их живого взаимодействия.

      Власти должны перестать считать, что самодеятельность общества подрывает самодержавие. Общество уже сегодня должно самостоятельно заведовать местными потребностями и не быть под административным произволом и личным усмотрением. Проекты государственных учреждений должны быть доступны общественной критике до утверждения их Государем.

         <…>

      Народное представительство должно выражать не случайно сложившееся во время выборов большинства избирателей, а – действительное направление народного духа и общественного сознания, опираясь на которые власть только и может получить нравственный авторитет. А для этого надо привлечь в состав народного представительства наиболее зрелые силы народа, которые понимали бы свою деятельность как нравственный долг устроения жизни, а не как проявление народовластия. При всеобщих прямых выборах личности кандидатов остаются избирателям практи-

 

    75 

чески неизвестными, и избиратели голосуют за партийные программы, но по сути не разбираются и в них, а голосуют на грубые партийные лозунги, возбуждающие эгоистические инстинкты и интересы. Все население, лишь ко вреду, втягивается в политическую борьбу. Да и неверно это предположение современного конституционного государства, что каждый гражданин способен судить обо всех вопросах, предстоящих народному представительству. Нет, для сложных вопросов государственной жизни члены народного представительства должны обладать жизненным опытом и глубоким миросозерцанием. Чем менее просвещен человек умственно и духовно, тем с большей самоуверенностью и легкомыслием он готов разрешать самые сложные проблемы жизни; чем большим развитием ума и духа обладает человек, тем осторожнее и осмотрительнее относится он к устроению жизни общественной и частной. Чем менее опытен человек в жизни и государственном деле, тем более он склонен к восприятию самых крайних политических и социальных увлечений; чем более человек имеет сведений и жизненного опыта, тем более сознает он неосуществимость крайних учений. А кроме того народное представительство должно вносить в государственную жизнь знание местных потребностей, назревающих в стране. Для всего этого лучшею школой является предварительное участие в местном, земском и городском самоуправлении.

   И поэтому вместо всеобщих прямых выборов западно-парламентского образца Шипов предлагал трехстепенные внесословные общие выборы хорошо знакомых избирателям достойных способных местных деятелей: в волостях избирается уездное земское собрание, в уездах – губернское, в губерниях – всероссийское, каждый раз – с особым учетом крупных городов, и с правом кооптации до одной пятой состава на каждом уровне,

чтобы не были упущены весьма полезные деятели, не избранные по случайным причинам: перевеса числа достойных кандидатов над числом допустимых гласных, неблагоприятные личные обстоятельства и т.д.

   И во всех стадиях выборов обеспечить пропорциональность, так чтобы представители меньшинства нигде не были исключены или заглушены.

 

    76 

   Затем : министры назначаются Государем, но из числа народных представителей; Государственно-Земский Совет может давать им запросы, но ответственны они – лишь перед Государем.

   <…>

   В том-то и дело, что раскол земского съезда был глубже вопроса о форме выборов или правах народного представительства, глубже практического и организационного, а уходил к корням мировоззрения. Шипов указывал большинству, что класть в основу реформы идею прав и гарантий значит вытравлять и выветривать из народного сознания еще сохраненную в нем религиозно-нравственную идею. Оппоненты из большинства за то назвали его славянофилом, хотя не признавал он ни божественного происхождения самодержавия, ни превосходства православия над другими христианствами, – но уж так усвоено было полувеком раньше (да и полувеком позже), что всякий, кто хочет уклониться от прямого следования западным образцам, всякий, кто допускает, что путь России (или другого какого континента) может оказаться своеобычным, – есть реакционер, славянофил.

   <…>

   Обстановка призываемой, приближаемой, изо всех интеллигентских сил нагнетаемой революции – симуляции революции (ее еще нет, но вести себя так, как будто она уже началась и освободила нас!), все больше и больше нравилась передовому русскому обществу. Союз союзов проводил съезды чуть ли не по два раза в месяц и призывал своих членов повсюду в стране не просить свободу, а брать ее, явочным порядком, как тогда говорилось: раздвигать локтями, искать поводов для демонстраций, для политической борьбы, устраивать совещания, собрания, митинги. Председателем одного такого съезда вынесло Милюкова, и он воззвал:

      Надежда, что нас услышат, теперь отнята. Все средства законны против нынешнего правительства! Мы обращаемся ко всему, что есть в народе способного отозваться на грубый удар, – всеми силами добивайтесь немедленного устранения захватившей власть разбойничьей шайки и поставьте на ее место Учредительное Собрание!

   <…>

 

    77 

   Сразу после манифеста [17 октября] пригласил Витте кадетов в формируемый новый кабинет. Едва создалась партия – и сразу открылся ей путь – идти в правительство и ответственно искать, вдумчиво устраивать новые формы государственной жизни. Казалось бы – о чем еще мечтать? не этого ли добивались? – перенять власть и показать, как надо править? Но нервные голосистые кадеты на этом шаге выявили: они не были готовы от речей по развалe власти перейти к самой работе власти. Насколько почетней и независимей быть критикующей оппозицией! (Через 12 лет на скольких это мы еще увидим: при крайнем политическом задоре – растерянный самоотказ от реальной власти.) Их делегация к Витте во главе с молодым идеологом и оратором Кокошкиным сразу приняла вызывающий тон, требовала не устройства делового правительства, но – Учредительного Собрания, но – амнистии террористам, не оставляя власти нынешней ни авторитета, ни места вообще. Да иначе – что бы сказали слева? пойдя на малейшее сотрудничество с Витте – чем бы тогда кадеты отличались от правых?

   <…>

   Д. Н.Шипов объяснял кадетов так:

      Эта партия объединила лучшие умственные силы страны, цвет интеллигенции. Но политическая борьба для них являлась как бы самодовлеющей целью. Они не хотели ждать, пока жизнь будет устрояться, постепенно обсуждаемая в ее отраслях специалистами со знанием и подготовкой, – но как можно быстрей и как можно жарче вовлекать в политическую борьбу весь народ, хотя б и непросвещенный. Они торопили всеобщие выборы – в обстановке, как можно более возбужденной. Они не хотели понять, что народным массам чуждо понимание правового начала, проблем государственной жизни, да и самого государства, и тем не менее спешили возбудить и усилить в народе недовольство, пробудить в нем эгоистические интересы, разжечь грубые инстинкты, пренебрегая народным религиозным сознанием.

      К религии кадеты были если не враждебны, то равнодушны. Их безрелигиозность и мешала им понять сущность народного духа. Из-за нее-то, искренно стремясь к улучшению жизни народных масс, они разлагали их душу, способствуя проявлениям злобы и ненависти – сперва к имущественным

 

    78 

         классам, потом и к самой интеллигенции.

А Гучков:

      Я никогда не скрывал своего безусловно отрицательного отношения к партии к.д. Я считаю, что эта партия сыграла роковую роль в истории нашей молодой политической свободы. Я присутствовал при ее зачатии и рождении и сказал в свое время слово предостережения. Эта партия ловко подсела на запятки русской революции, приняв ее за ту триумфальную колесницу, которая довезет их до вершин власти, и не заметив, что это просто дрянная телега, которая вконец завязла в кровавой грязи.

<…>

      В. Маклак ов: В 1906 году Революции не было. Начиналось выздоровление. Монархия уступила свою главную привилегию – самодержавие. Она отказалась и от другого «устоя», который тяжелым ярмом давил на всю русскую жизнь, от сословного строя. В программе правительства появилась старая программа либерализма. И постепенный переход земли к крестьянам, и развитие повсюду самоуправления, законность, независимый суд, просвещение. Общество в лице Думы получило возможность контролировать проведение этой программы, ставить преграду реакционным уклонам, даже брать на себя инициативу реформ. Почему же с самого первого дня, даже раньше первого заседания Думы, она вместо сотрудничества объявила власти войну? Вместо того, чтобы взять на себя неблагодарную, но почетную роль умерять безрассудное нетерпение общества, сама его подстрекала. Ни о какой постепенности реформ она не хотела и слышать. Радикальное изменение еще неиспытанной конституции, установление полного народоправства, единовременное и массовое отчуждение частных земель, образование правительства из представителей думы и ей подчиненного – были ее первыми требованиями. Уступить им – значило бы приблизить революцию на 11 лет.

      <…>

      1- я Дума просуществовала с 27 апреля по 9 июня 1906 г. В воскресенье 9 июня царским указом она была распущена. В тот же день думцы собрались «на вольной финской территории» в Выборге (отель «Бельведер») для обсуждения вопроса о том, как реагировать на это. Родилось Выборгское воззвание. Оно никого не увлекло,

 

    79 

[фрагмент текста утрачен – Публикатор электронной версии] то ждали революции.

   Так закончился первый экзамен новосозданной Партии Народной Свободы – проигранный первым русским парламентом, где кадетам так легко досталось и так легко упустилось большинство. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


         Редактор Елена Зелинская

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner