Меркурий выпуск №14

МЕРКУРИЙ № 14 

Специальный выпуск

Июль 1988 
 

Периодическое издание 

Совета культурно-демократического движения «Эпицентр»

 

 

     Содержание 

  1. Армения в сердце…………………1
    1. Письмо сотрудников Института мировой экономики и международных отношений АН СССР члену Политбюро, секретарю ЦК КПСС Н.Яковлеву………………………………………3
    2. «Чтобы нас услышали, наконец!» (Интервью с Б.Егиазаряном)…………..6
  1. Свидетельства
    1. Обращение участников движения «Карабах» к армянскому народу……18
    2. Обращение врачей «Скорой помощи» к медицинским работникам………………………………21
    3. Письмо к Коротичу……24
    4. С.Фролов. Объяснительная записка. Комментарий к статье в «Советской России»…30

     III. Мартиролог……………………33

    1. Справка о квалификации массовых преступлений, совершенных в Сумгаите 27–29 февраля 1988 г.……………34
    2. Г.А.Левинтон. Письмо к азербайджанской интеллигенции……………39
  1. Правду, только правду!
    1. «Карабахский вопрос». Статья для «Огонька»………………42
    2. Г.Погосян. Речь на заседании Президиума ВС СССР…………………47
  1. Репортаж из Ленинграда……………………52

 

 

…Поэтому никогда не спрашивай,

по ком звонит колокол. Он звонит

по тебе. 
 
 
 
 
 

     АРМЕНИЯ В СЕРДЦЕ

 

      2 

     КУРС МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

     / Отв. редактор Кожевников

     Москва: Международные отношения, 1972. С.199. 

     Параграф 145. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА И

     МЕЖДУНАРОДНАЯ БОРЬБА С НИМИ.

     Согласно этой конвенции, под геноцидом понимаются следующие действия, совершенные с намерением уничтожить полностью или частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую, а именно:

     1) убийство членов такой группы;

  1. причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;
  2. меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в такой группе.

     Конвенция предусматривает, что наказуемыми являются как геноцид, так и заговор с целью совершения геноцида, прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида и соучастие в геноциде. Преступления против человечества могут и должны преследоваться как в международном, так и в национальном порядке. 

Конвенция принята 09.12.1948 в Женеве.

 

      3 

     ПИСЬМО СОТРУДНИКОВ ИНСТИТУТА МИРОВОЙ

     ЭКОНОМИКИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ АН СССР

     ЧЛЕНУ ПОЛИТБЮРО, СЕКРЕТАРЮ ЦК КПСС А.Н.ЯКОВЛЕВУ 

     Уважаемый Александр Николаевич, несколько сотрудников Вашего бывшего института, по поручению которых я пишу, настолько озабочены армяно-азербайджанской ситуацией, что решили в качестве единственно доступного нам выхода обратиться к Вам и изложить свои соображения.

     Создается впечатление (дай Бог, чтобы оно оказалось ошибочным), что наше руководство, судя по его первой реакции, недооценило силу и размах армянского национального движения. Возможно, есть тенденция отнестись к нему в духе старых стереотипов (экстремисты мутят воду, настраивают население, стремятся подорвать перестройку, льют воду на мельницу и т.п.) и соответственно принять меры – ограничиться «косметическими» реформами в Нагорном Карабахе, а если волнения в Армении будут продолжаться, – изолировать зачинщиков, навести порядок и прочее. Как люди, профессионально занимающиеся национальными движениями на зарубежном Востоке, мы считаем, что такой подход был бы ошибочным, пагубным и контрпродуктивным.

     Безусловно, в Армении есть и ультра-националисты, и экстремисты, но в целом мы имеем дело с подлинным массовым общенациональным движением, в основе которого лежит застарелый комплекс горечи, обиды и глубокой убежденности в исторической несправедливости, обрушившейся на армянский народ. Этот комплекс питается никогда не угасавшими воспоминаниями об устроенном турками геноциде и отторжении Турцией Западной Армении – колыбели нации, и реальностью плачевного положения армян в Карабахе.

     Все это сейчас в силу ряда причин слилось воедино и породило настроения, приведшие к беспрецедентному взрыву национальных чувств. Заявление о том, что не может быть и речи о перемене национально-территориального устройства, только подлило масла в огонь, способствовало осознанию армянами своего национального единства и вывело на улицы Еревана сотни тысяч людей. Наивно было бы думать, что это движение можно успокоить и свести на нет призывами крепить интернационализм и дружбу народов в сочетании с некоторыми реформами в автономной области при оставлении ее в

 

составе Азербайджана, особенно после событий в Сумгаите. Похоже, что правительство не пойдет на передачу Нагорного Карабаха Армении, хотя по справедливости это было бы наилучшим решением. Реакция азербайджанцев в таком случае вполне предсказуема. Но и сохранить статус-кво уже нельзя. Мы предлагаем в качестве «меньшего зла» или компромиссного – в данном случае оптимального – варианта, пойти на шаг, не имеющий прецедента в истории СССР, но диктуемый чрезвычайными обстоятельствами: ввести в Карабахе своего рода «президентское правление» по индийскому образцу: передать автономную область в непосредственное подчинение Москве или включить в состав РСФСР. Это звучит непривычно и даже дико, сразу возникают возражения. Во-первых, это не удовлетворит ни армянских, ни азербайджанских националистов, экстремистские элементы отвергнут с ходу такое решение. Во-вторых, можно ожидать кровавых эксцессов в отношении армянского меньшинства в Азербайджане. В-третьих, будет создан опасный прецедент, которым могут воспользоваться другие национальные меньшинства в нашей стране, считающие себя ущемленными. В-четвертых, в глазах внешнего мира такой шаг будет выглядеть как признание провала нашей национальной политики. Это, безусловно, веские соображения, но их ценность может быть взвешена лишь на фоне возможных последствий альтернативного решения, которое сегодня выглядит наиболее вероятным, то есть решения оставить Карабах в составе Азербайджана при условии улучшения положения армянского населения области. Каковы эти последствия?

     Первое. Армения вновь потрясена демонстрациями и забастовками. Конечно, они не могут продолжаться бесконечно, но ошибочно было бы предполагать, что с течением времени люди устанут, все мало-помалу уляжется и успокоится. Может начаться кампания гражданского неповиновения, могут последовать обращения в ООН и т.д. Результаты будут вдвойне негативными: внутри Армении те люди, которые сейчас возлагают надежду на М.С.Горбачева, – а это большинство населения – испытают глубокое разочарование, будет стремительно расти враждебное отношение к Москве, к центральной власти вообще. А за рубежом все враждебные нам силы ухватятся за эти события как за «подарок судьбы», чтобы в небывалой степени интенсифицировать кампанию по дискредитации нашего строя в целом и перестройки в частности («вот какова истинная цена горбачевской демокра-

 

5

тизации», «вот пробный камень» и т.д.).

     Второе. Как и во всех национальных движениях, неизбежно появятся экстремистские организации из числа, главным образом, молодежных националистических активистов, сторонников «прямого действия». Часть их может даже встать на путь террора. Это звучит непривычно, но ведь жизнь показала, что в нашем обществе есть множество явлений, которые мы считали присущими только капиталу. Приходится считаться и с возможностью террористической деятельности на националистической почве. Если это произойдет, начнется известный во всем мире заколдованный круг террора и репрессий.

     Третье. В самом Карабахе неизбежна эскалация напряженности вплоть до самых кровавых межэтнических столкновений. Придется вводить войска. Легко представить себе, какое впечатление и внутри нашей страны, и за границей произведет зрелище русского солдата, стреляющего в армян и азербайджанцев.

     Четвертое. Националистический подъем охватит и армян, живущих в Азербайджане, неминуемо вызовет ответную реакцию со стороны части азербайджанского населения. Сумгаит показал, что можно ожидать. Естественно, последует массовое бегство армян из Азербайджана. Правда, такого рода события, возможно, будут иметь место и в случае предлагаемого нами варианта, но все же в меньшей степени, так как у армянского населения не будет горечи и озлобленности, которые неизбежны, если Карабах останется в составе Азербайджана.

     К этому надо добавить, что, если требования армян будут хотя бы частично удовлетворены путем вывода Карабаха из состава Азербайджанской ССР и передачи его под центральное управление, есть основания надеяться, что основная масса населения Армении отойдет от конфронтационного курса, движение расколется, экстремисты с их лозунгом «Все или ничего!» останутся в меньшинстве, а ядро активной армянской молодежи будет привлечено к решению конструктивных задач по перестройке общества. В сочетании с решительными мерами по оздоровлению обстановки в Армении, очищению республики от мафиозности и коррупции появится возможность использовать потенциал и динамизм молодого поколения в позитивных целях, отвечающих курсу нашего партийного руководства. Но проблема эта срочная, время не терпит. Традиционные половинчатые решения могут привести к непоправимым ошибкам и создать крайне тяжелую ситуацию.

                                                      С уважением Г.Мирский

19 марта 1988 г.

 

6

«ЧТОБЫ НАС УСЛЫШАЛИ, НАКОНЕЦ!» 

     – Последние три года мы как бы заново открываем для себя свою собственную страну. Свежим ветром сдунуло покрывало с больного тела нашего общества, и мы увидели, как обнажились язвы, гнойники, нарывы, раны. И вот открылась еще одна свежая рана, из которой не в переносном, а в прямом смысле идет кровь. Это Армения. И без боли, без горечи и стыда мы не можем говорить о том, что сейчас происходит в Армении, в Азербайджане, в Карабахе. Наша пресса, как всегда, скудно и скупо освещает то, что на самом деле нас сейчас волнует больше всего. Мы питаемся слухами, домыслами, получаем информацию из вторых, третьих, а порой и десятых рук. И вот сегодня у нас есть возможность послушать очевидца и участника событий, которые происходили в Ереване и Карабахе. Я даю слово собеседнику. Борис, представьтесь, пожалуйста, сами.

     – Егиазарян Борис. Ереван. Художник по профессии. Уже более четырех месяцев, естественно, я не работаю как художник. Поскольку сейчас невозможно работать. Буквально беда висит над моим народом и над каждым из нас.

     – Борис, мои вопросы, может быть, покажутся Вам немножко наивными, а может, где- то и некорректными, но, отвечая, учитывайте, что мы действительно очень мало знаем и мало понимаем в том, что происходит сейчас в Вашей республике. Почему так вот остро именно сейчас встал вопрос о передаче Карабаха Армении? Ведь, как я понимала из газетных публикаций и Ваших слов и слов Ваших соотечественников, проблема не нова.

     – Я на это могу ответить очень просто. Этот вопрос стоит с 18-го года. Остро вопрос стоит с тех пор, как Карабах был отдан в состав Азербайджана, т.е. с 23-го года. Но почему он сейчас только поднялся? Есть один только ответ. В стране произошли изменения, была объявлена демократия и гласность. И вопрос о Карабахе подняли в открытую.

     – Понятно естественное желание народа Карабаха присоединиться к своему родному армянскому народу и стать частью Армянской республики. Но опять-таки, как мы уже читали в прессе и сами понимаем, есть и еще какие-то причины – социальные, экономические, –

 

7

которые вынудили жителей Карабаха встать на этот трудный путь?

     – Вы знаете, что касается социально-экономической стороны, то сейчас известно даже из прессы, что экономика Карабаха – это единственная точка страны, которая после Советской власти не получила развития. То есть, когда всем городам, народам стало лучше жить, в Карабахе стало хуже. Совершенно отсутствуют дороги, не только связывающие с Арменией, а внутри города нет асфальтированных дорог. Была дискриминация, закрывали армянские школы, в школах нельзя было учить историю Армении, а обязательно было учить историю Азербайджана. А как расследовались преступления? Я приведу такой пример. Скажем, грабили магазин, грабили азербайджанцы, а сажали за это в тюрьму армян. Не одного-двух, а многих. Об этом есть дела, документы. Потом были открыты эти дела. Оказалось, армяне сидели ни за что в тюрьмах. И много этих случаев. Карабахцы армянской национальности жаловались в Москву, но им отвечали, что есть прокуратура Азербайджана, которая должна рассмотреть эти вопросы. Во время февральских демонстраций в Ереване множество документов об этих преступлениях было отправлено в прокуратуру СССР с просьбой хоть сейчас рассмотреть эти вопросы. 19 марта на собрании движения «Карабах» было объявлено, что эти все документы опять вернули в прокуратуру Азербайджана! Что же делать карабахцам? Им некуда жаловаться, когда их арестовывают, убивают, судят беззаконно.

     – Борис, какое процентное соотношение в Карабахе между жителями армянской национальности и азербайджанской?

     – Во время воссоединения, в 1923 году, во всем Карабахе – это был Нагорный Карабах и равнинный Карабах – было 94–95% армянского населения. Сейчас в Нагорном Карабахе 75% армян, а в равнинном Карабахе почти нет армянского населения. Только азербайджанцы.

     – Какова причина такого сокращения армянского населения?

     – Дискриминация. То есть делалось все, чтобы армяне уезжали. Тут уместно сказать о Нахичевани. В Нахичеванской автономной республике, которая находится на территории Армении, и которая была так же, как и Карабах, передана в состав Азербайджана, проживало армянское население. Сейчас там меньше 1% армян. В Нагорном Карабахе был тот же процесс.

 

      8

     – Понятно, что жители Еревана естественным образом встали на защиту своих соотечественников, которые проживали в Карабахе. Мы видели по телевидению и читали в прессе о митингах и демонстрациях, которые носили мирный характер. Нам, ленинградцам, эта форма знакома. У нас тоже проводятся митинги, демонстрации и иногда случаются конфликты с милицией. Но к такой форме борьбы, такой форме аргументов в споре с администрацией, как забастовочное движение, мы не привыкли. Не могли бы Вы подробней рассказать, как жители Армении пришли именно к такой форме действия?

     – Это самый сложный вопрос. Для нас. Все дело в том, что сейчас забастовочное движение сильно осуждается. Но я бы хотел именно сейчас спросить: задумывались ли те, кто осуждает, что довело нас до этого? Ведь в забастовке участвовала вся Армения и весь Карабах, целый народ, нация объявила забастовку. Как это могло случиться? Народ, который всегда отличался своим трудолюбием? Дело в том, что это крик. А почему пришлось кричать? Чтобы нас услышали, наконец. Что же произошло в февральские дни? В феврале сессия областного Совета НКАО обратилась в Верховный Совет Армянской ССР с просьбой дать согласие воссоединить с Арменией и обратилась в Верховный Совет Азербайджана с просьбой дать согласие на выход из Азербайджана. Это был первый шаг. А следующий шаг был сделан только через четыре месяца. Только через четыре месяца Верховные Советы Армении и Азербайджана рассмотрели этот вопрос. После страшных кровавых событий. Ведь это можно было сделать тогда, сразу. И уж если отказать, так отказать тогда. И что же случилось? Почему стали идти демонстрации? Люди требовали, чтобы было официально сообщено о сессии областного Совета. В Армении была уже газета «Нагорный Карабах», где было напечатано сообщение о решении сессии областного Совета. То есть уже все знают, но официальных сообщений нет. Демонстрации в Ереване росли с каждым днем. И они имели только одно требование: люди просили у Верховного Совета Армении, своего же правительства, чтобы оно признало законность заявления Карабаха и рассмотрело его. Каждый понимал, что Верховный Совет Армении не может решить этот вопрос. Но люди просили признать это заявлении, чтобы потом оно рассматривалось в Верховном Совете СССР. Это была единственная цель демонстраций. Что было делать, если не было официальных сообщений, хотели умолчать и закрыть этот вопрос? 26 февраля – обращение М.С.Горбачева к армянскому и азербайджанскому на-

 

9

роду. Армяне восприняли это как свидетельство того, что вопрос известен в Москве. Мы боялись, что об этом вообще умалчивается и никто не знает. Потому что в прессе, в программе «Время» буквально 24 февраля пошли потоки оскорблений: группы экстремистов, националистов. А какой это экстремизм и национализм?.. После обращения М.С.Горбачева все решили, что Москва будет рассматривать вопрос, и все ушли как один по домам и на работу. 26 февраля были прекращены всякие митинги и демонстрации. 27 числа, на следующий день, началась резня в Сумгаите. Страшная резня, о которой уже буквально через день было известно. Об этом все знали, но никто не вышел на демонстрации и забастовки. Потому что мы чувствовали ответственность. Ведь мы дали слово прекратить забастовки. Обещали сделать сверхурочную работу, в субботы, воскресенья, третьи смены, чтобы наверстать рабочее время, упущенное во время демонстраций. И обещание сдержали. Несмотря на страшные сумгаитские события, мы не провели ни одной демонстрации. Потом, после того, как стало известно о страшных зверствах полностью, о преступлениях в Сумгаите, мы стали требовать, чтобы дело об этом было передано в Верховный Суд СССР. Это было сделано в форме коллективных писем, резолюций. Опять-таки не было демонстраций. Хочу тут сказать, когда мы узнали об этих страшных событиях в Сумгаите, мы были уверены, что об этом знает и Москва, что будут приняты все меры. Но, к сожалению, резня продолжалась три дня. Самое большое число жертв было 29 числа. Об этом есть свидетельства о смерти, документы.

     Когда сняли с должности Первого секретаря Демирчяна и Первого секретаря Азербайджана Багирова, Армения приветствовала это, потому что Демирчяна мы считали коррупционером и человеком, недостойным быть Первым секретарем. Об этом свидетельствует сбор писем, в которых требовали отставки не только Демирчяна, но и многих других. В Азербайджане была другая реакция. Там был полумиллионный митинг, на котором требовали буквально восстановить Багирова. Были лозунги: «Армяне, русские, евреи – вон из Азербайджана!» Армяне получали записки в дома: «Убирайтесь вон! Если за три дня не уберетесь, вырежем всех!» У меня есть ксерокопия документа, на котором написано: «Свободу героям Сумгаита!» Эта аморальность нас напугала. Страшно в Армении и в Карабахе. В это время в Баку приехал Е.К.Лигачев. На Пленуме, состоявшемся в Ба-

 

10

ку по вопросу Нагорного Карабаха, Лигачев сказал, что вопрос Карабаха закрыт, исчерпан и никогда не будет рассматриваться. И Погосяну, первому секретарю обкома Карабаха, который присутствовал там, не дал слова. Там были допущены еще и другие грубости по отношению к Погосяну. Сразу в тот же день были введены войска в Степанакерт. А Степанакерт к тому времени работал, не бастовал. Был усилен военный контингент в Ереване. В знак протеста против ввода войск и заявления Лигачева в Карабахе началась новая забастовка. Поскольку войска стояли, демонстрацию, митинг невозможно было сделать, люди ушли с работы. вошли в дома. Так началась забастовка в Степанакерте, которая длится до сих пор.

     – Мне не хотелось тревожить Вас таким вопросом, я вижу, как Вам больно и тяжело говорить о том, что происходило в Сумгаите. Но, наверное, нашим читателям и слушателям тоже важно это узнать. После тех трехдневных событий, о которых Вы говорили, были ли после этого еще жертвы среди армянских жителей Азербайджана и какую роль в прекращении этой резни сыграли войска?

     – Я скажу, что к войскам, которые находились в Ереване, всегда было прекрасное отношение. Общеизвестно, что девочки дарили цветы солдатам. И говорили: «Это Вам и тем солдатам, которые спасали армян в Сумгаите». Потому что они действительно спасали, защищали, порой ценой своей жизни. Армяне благодарили и благодарят тех азербайджанцев, которые помогли, спасали армян. После визита Лигачева началась забастовка в Степанакерте. В это время пошли нападения на армянские кварталы в Баку. До сих пор армяне собраны вместе в армянских кварталах, и их охраняют войска, т.е. стоят солдаты с автоматами, бронетранспортерами, и, несмотря на это, умудряются проникать туда. Был случай, когда вертолетами отгоняли толпы азербайджанцев от армянских кварталов. Вертолетами отгоняли толпы по границе Карабаха, толпы, которые шли на Карабах. Насчет жертв. Есть много раненых. Ходят слухи, что есть жертвы, о которых мы не знаем. Но не буду это утверждать. Скажу то, что точно. В городе Шуше после этих событий избили и убили молодого парня, после сумгаитских событий. И выгнали всех армян оттуда, из Шуши.

     – Я бы хотела, чтобы мы вернулись к проблеме забастовочного движения в Ереване.

 

      11

     – Причиной начала забастовки было отравление 47 человек в городе Масисе. Об этом было объявлено по ереванскому телевидению. Было сказано, что это испаряющееся вещество. Газ. Естественно, что всем армянам стало страшно. Мы считаем, что из-за того, что суд и следствие происходят в Азербайджане, на свободе остаются сотни и тысячи преступников. Поэтому требуем передачи дела в Верховный Суд СССР. А эти преступники для каждого армянина реальная опасность. Об этом уже говорит отравление в городе Масисе. Все понимают, что азербайджанское население г. Масиса не могло отравлять. Это дело преступников, которые на свободе. И если есть яд в руках злодеев, они могут использовать его масштабно. От этого страшно. В Ереване бывают митинги, где собирается полмиллиона людей. Лето. Жарко. Люди ходят с табличками «Не курить», потому что нет воздуха дышать. Использование этого яда может иметь самые страшные последствия. И, несмотря на это, не было следствия.

     Комиссия, приехавшая из Москвы, не хотела давать никаких официальных разъяснений. Были попытки характеризовать это отравление как аллергию. В то время, когда специалисты, врачи, токсикологи говорили, что это страшный яд.

     Сейчас уже известны случаи новых отравлений. Это для нас остается страшным. Дело в том, что следствие было начато уже после начала забастовки. Почему его нельзя было начать до забастовки? Сейчас в областные суды РСФСР уже переданы некоторые судебные дела по Сумгаиту. Но расчленять сумгаитские события на отдельные дела – это же просто преступно. Суд не рассматривает процесс в целом, чтобы найти связи, дойти до организаторов. Я приведу пример. Первый суд, который был. Судили человека, который убил. 15 лет дали ему. Убил он, так считается, потому что он последним нанес удар. От этого удара умер армянин. Но ведь били его человек 20 и более, издевались над ним, вандализм был. Целой группой били, издевались, убивали, потом резали на куски, потом сжигали людей, в городе, среди бела дня. И судится один человек из всей группы, который якобы последним нанес удар. А все двадцать человек, или тридцать, или триста, или три тысячи, я не знаю, – они на свободе. Хочу спросить, мы что, все потеряли разум? Почему мы позволяем этому быть? Вот что требуют армяне, вот почему забастовка. Как можно это дальше продолжать? Если вся страна еще не может понять, до

 

12

чего это опасно для всей страны в целом, что это деформация общественного сознания, если допускается такое. Безнаказанность – вот что страшно. Армяне же это понимают. Это реальная угроза их жизни. Вот почему мы были вынуждены делать эту забастовку. А как же иначе кричать, чтобы все услышали, что это все страшно!

     Требования забастовки: передать сумгаитское дело в Верховный суд, начать следствие по отравлениям, временно подчинить Нагорный Карабах Верховному Совету СССР до окончательного решения вопроса.

     Разве эти требования несправедливы? Но если они не рассматриваются, никто это все не слушает, мирных наших требований, что же нам оставалось делать? Ценой этих забастовок мы добились, что люди обратили внимание; пускай осуждая, пускай не понимая, но обратили внимание, задумались, что же такое происходит, что довело до того, что вся Армения вышла на забастовку. Ведь не только отдельные предприятия не работали, как это в прессе пытались подавать. Не работала в с я А р м е-    н и я, на всех уровнях. Мы понимали, что это бьет по экономике, мы понимали, что это бьет по какому-нибудь рабочему, который работает в таком-то городе на таком-то заводе. Мы понимали, но мы надеялись и надеемся, что поймут нас эти рабочие, поймет страна и простит за то, что мы это сделали. Но попробует вникнуть, что же произошло. Ведь мы уже говорили в официальных своих сообщениях, что мы отработаем. И мы действительно отработаем. Вот сейчас работает Ереван, Армения работает. Мы уже в февральские дни отработали. Мы в три, четыре смены будем работать, лишь бы была справедливость. Лишь бы был услышан наш голос.

     – Очень много слухов, разговоров и домыслов ходит вокруг событий в аэропорту. Что послужило причиной конфликта между людьми, находящимися в аэропорту, и войсками? И дополнительный вопрос. Очень много сказано в последней статье в «Известиях», в тассовской статье в осуждение армянской милиции. В частности, в связи с событиями в аэропорту. Не могли бы Вы подробней рассказать об этом?

     – Это один из самых страшных, трагических моментов. Пресса представляет это искаженно, ложно. Было интервью, взятое у солдат. Якобы у тех, которые выгоняли из аэропорта людей. То, что нет тяжело раненных солдат, – это было видно. Но есть убитые армяне, их застрелили. Множество тяжело раненных от избиения. Были похороны людей, убитых солдатами. Был выстрел в голову молодому парню, кото-

 

13

рый посмел фотографировать. Почему в этом интервью не давали слова очевидцам – приезжим? Русским, которые там были? Пострадавшим армянам. Раненым. Этот факт сам говорит за себя.

     Работники аэропорта действительно предложили сделать забастовку. День не выйти на работу в знак протеста против ввода войск. И также в знак протеста против ввода войск, не помню, какого числа, человек двадцать сели на пятом этаже в аэропорту прямо на пол. Это имело место.

     – Это послужило причиной конфликта между людьми, скопившимися в аэропорту, и войсками или что-то еще?

     – Конфликт мог бы и не состояться. Потому что приходил человек из оргкомитета в аэропорт и говорил, и требовал.

     – Какого оргкомитета?

     – Движения «Карабах». Говорил, уговаривал, объяснял и требовал, чтобы все уходили из аэропорта, даже провожающие, потому что ожидается что-то нехорошее. Люди было уже согласились уйти, хотя провожающим было непонятно, почему они должны уйти. Уже собирались уходить, как пришли войска. Специальные отряды. Солдаты сказали только: «Предупреждаем в последний раз» – и стали бить. Об этом рассказывают очевидцы.

     Как вела себя милиция в аэропорту? Но сначала я расскажу, как вела себя милиция в дни демонстраций. Сейчас милицию обвиняют в том, что она не принимала меры. А что она должна была делать в февральские дни демонстраций, когда была такая самоорганизация людей, что в течение 8 дней, когда происходили эти демонстрации (в этом были признания даже в центральной прессе), не было ни одного правонарушения? Ни одного хулиганства. Ни одного слова обидного, сказанного в адрес азербайджанцев, ничего подобного не было. Это были мирные демонстрации. Милиция стояла, смотрела. Что она должна была делать? Разгонять мирную демонстрацию? Люди по газонам даже не ходили. Несмотря на миллионную уже 26 числа демонстрацию. Есть фотографии, где видно, как огромная толпа столпилась, а здесь газон весь пустой, а за газоном опять огромная толпа идет.

     За день до этих страшных событий в аэропорту стало известно, что у ереванской милиции было отобрано оружие. Зачем? Что за провокации?! Что милиция может использовать оружие?! Чтоб такое думать? Ни у кого не было никакой предпосылки, чтобы думать так.

 

      14

     Как вела себя в аэропорту милиция? Там был такой момент, когда милиция сделала такую шеренгу, встала между солдатами и людьми. Так было всегда на митингах, на демонстрациях, когда были приведены войска. Специально так ставилось. И здесь милиция вошла между войсками и людьми и просила не бить людей, дать отходить. Люди отходить не могли, потому что сзади толпа рвет вперед, чтобы узнать, что творится, а те, которые впереди, – их бьют, убивают. Они, естественно, рвутся назад. Милиция захотела остановить, защитить людей. Дескать, не бейте людей, они уйдут, убегут. Избили милицию. Страшно, сильно, тяжело избили. Очень много милиционеров тяжело раненных.

     – При всем нашем колоссальном сочувствии и к погибшим армянам, и к их родственникам, ко всему армянскому народу, как ни странно, сочувствия в другом смысле слова армянский народ сейчас не вызывает. Напротив, та высота духа, та высокая самоорганизованность, о которой Вы говорили, ярко проявленная любовь к своему отечеству, своему народу, чувство национального самосознания, все это, наоборот, вызывает в известном смысле зависть. Ну, по крайней мере, глубочайшее уважение. В то время как азербайджанскому народу в сложившейся ситуации хочется высказать свое соболезнование. Потому что поражает не то, что азербайджанцы породили в своей среде убийц, поражает не то, что убивали. Поражает, как убивали. Но и не это самое главное. До сих пор от азербайджанского народа не слышно ни слова покаяния. И самое удивительное, что азербайджанская интеллигенция, совесть нации, до сих пор не подняла свой голос. Может быть, с другой стороны, мы чего-то не знаем? Может, уже были какие-то выступления азербайджанской интеллигенции, может быть, они ходят с разъяснениями среди своего народа, объясняют, что убивать плохо, а наша пресса об этом молчит?

     – Может быть, действительно кто-то ходит, кто-то говорит, убеждает не делать преступления. Я тоже об этом не знаю. Но я считаю, что в таком случае, в этих обстоятельствах интеллигенция должна была во всеуслышание делать такие вещи. Дабы очистить свой народ от обвинений. К сожалению, такого характерного для интеллигенции выступления не было. Я, более того, скажу такой факт. Я прочту телеграмму, которую получили в Армении 29 числа. Я хочу указать число, потому что до 29 числа была резня в Сумгаите. И

 

15

вот после трехдневной резни азербайджанская интеллигенция дает телеграмму в Ереван. «Уведомление телеграфом. Ереван. Президенту Академии наук АрмССР тов. Амбарцумяну. Взываем к Вашей совести. В третий раз за неполные сто лет вы являетесь зачинщиками жестоких столкновений между братскими народами. Обратитесь к Вашей интеллигенции, остановите бесчинства ваших сограждан. Как можно требовать землю соседа. Азербайджан не пирог, от которого можно отрезать лакомый кусок. Если не Вы, то кто же остановит разбушевавшуюся толпу. Это ведь только на руку зарубежным армянам-экстремистам. Наш интернациональный долг предупредить об этом Вас. Сотрудники АН АзССР. 250 подписей». Двести пятьдесят сотрудников Академии наук! Понимаете, что страшно. Простой азербайджанец, народ, он доказал свою человечность, когда, жертвуя собой, жизнью, спасали армян. Это не секрет. И благодарим мы, вечно будем благодарить тех людей за то, что они спасали армян, рискуя. Но что же сделала интеллигенция? Она фактически оправдала преступления. Кстати, то же самое сделала центральная пресса, которую я считаю преступной во всех этих злодеяниях, в том, что до сих пор продолжается, и самое страшное, будет продолжаться это преступление. Мы требуем суда над прессой. Над той прессой, которая лжет, дезинформирует общество, которая уже успела дезинформировать азербайджанское общество совместно с азербайджанской интеллигенцией.

     – Борис, какая сейчас реакция в Ереване, в Карабахе и, если Вы знаете, в Баку на решение Президиума?

     – Если Вы помните, М.С.Горбачев как депутат на заседании Президиума Верховного Совета сказал, что нельзя принимать такое решение, от которого один народ будет чувствовать себя победителем, другой народ – побежденным. Действительно, нельзя было делать этого. Поэтому мы и предлагали временное подчинение. Но в результате было принято решение, конечно, бескомпромиссное, одностороннее.

     – Напряженное положение сложилось в Армении. И в первую очередь страдают дети армянские, азербайджанские, русские. Ленинградское неформальное движение обратилось в Облсовпроф с просьбой выделить для Армении какую-то часть путевок в пионерские лагеря Ленинградской области.

 

      16

     – Я хочу сказать, что легко представить положение детей в Сумгаите. Тех армянских детей, которые не смогли выехать из Сумгаита. Положение детей-беженцев, сумгаитцев, которые – около 5 тыс. человек – в Карабахе без крова. Тех же беженцев -сумгаитцев, которые в Армении. Дети, которые видели страшные вещи, видели ужас. И у них здоровье в плохом состоянии. Дети Карабаха, которые четыре месяца переживают страшно тяжелые события. Четыре месяца ненормальная жизнь для детей. В Карабахе сейчас полуголодная жизнь для детей. И инициатива Ленинграда (в Ереване уже знают об этом) вызвала большую радость за помощь, поддержку. Армения благодарна ленинградцам.

     – В Ленинграде родилась еще одна инициатива, еще одно предложение. Мы готовы принять в своих семьях детей из Азербайджана, Карабаха и Армении. Пусть поживут у нас, пока обстановка полностью не нормализуется.

     – Ситуация там по-прежнему очень обостренная и очень сложная. Дети невинны, но в данной ситуации они страдают больше всех. И отдохнуть им, немножко подлечиться – это было бы прекрасно. 

Интервью подготовлено Е. Зелинской.

 

 

СВИДЕТЕЛЬСТВА

 

      17 
 

П ОСТАНО ВЛЕНИЕ

ПЛЕНУМА НАГОРНО-КАРАБАХСКОГО ОБКОМА

КП АЗЕРБАЙДЖАНА О ТРЕБОВАНИИ ТРУДЯЩИХСЯ,

КОММУНИСТОВ АВТОНОМНОЙ ОБЛАСТИ ПО ВОПРОСУ

ПРИСОЕДИНЕНИЯ НКАО К АРМЯНСКОЙ ССР 

     17 марта 1988 г.

     Пленум Нагорно-Карабахского обкома КП Азербайджана постановляет:

     выражая чаяния армянского населения автономной области, волю подавляющего большинства коммунистов Нагорного Карабаха, просить Политбюро ЦК КПСС рассмотреть и положительно решить вопрос присоединения Нагорно-Карабахской автономной области к Армянской ССР, исправив тем самым допущенную в начале 20-х годов историческую ошибку при определении территориальной принадлежности Карабаха.  

Газета «Советский Карабах». 18 марта 1988 г.

 

18

ОБРАЩЕНИЕ К АРМЯНСКОМУ НАРОДУ 

     Соотечественники!

     Наступил час тяжелых испытаний для нашего народа. Противники перестройки, уже более месяца оплевывающие, шельмующие, провоцирующие наш народ, стремящиеся разыграть «карабахскую карту» в своих грязных, реакционных играх, выставляющие гнев и возмущение оскорбленных людей как проявление антисоветизма, смогли, используя исключительную сложность ситуации и свою власть над органами массовой информации, добиться государственных решений неадекватных обстановке: , введения воинских контингентов в республику, народ которой волею судьбы встал в авангард перестройки.

     Именно верность нашего народа идеалам перестройки, социализму, ленинизму, великой дружбе народов, переход от красивых фраз о пользе демократии к самому демократическому действию – утверждению народовластия вызвали наибольший гнев реакции. Не Карабах их испугал, а народовластие! Линия противостояния сил в течение этого месяца происходила там же, где и три года, и год, и месяц назад: с одной стороны – частные люди, сторонники провозглашенных революционных перемен, с другой – взяточники, коррумпированные чиновники, бюрократы в высоких креслах, их продажная челядь. Чистота и высокая нравственность происходящего, величие народного духа привели в последний месяц к массовому отходу не потерявших еще совесть людей от второго лагеря к первому. Чем же, как не этим, объяснить поступок собкора «Правды» Ю.Аракеляна, публично разоблачившего фальсифицированность безнравственной и лживой статьи в «Правде»?

     Наше движение страшно для противников перестройки силой того примера, который оно подает всем народам нашей страны, скованным страхом сталинизма, подавленным годами застоя. Единый народ непобедим – вот что для них страшнее всего.

     Как только они ни стараются опорочить нас, каких только ярлыков ни навешивают!.. И сегодня перед лицом своего народа, всех народов нашей великой страны участники движения «Карабах» решительно заявляют:

  1. Неправда, что наше движение имеет какую-либо антисоветскую направленность. Мы всегда стояли, и стоим, и будем стоять на позициях социализма, марксизма-ленинизма, интернационализма.

 

      19

  1. Неправда, что наше движение националистическое: ни в мыслях наших, ни в словах, ни в поступках не было и не может быть ничего, что могло бы нанести ущерб дружбе народов нашей страны. Мы всегда стояли, стоим и будем стоять на позициях великого братства всех трудящихся.
  2. Неправда, что наше движение носит экстремистский характер, отвергает всякое обсуждение и пытается решить все вопросы под давлением многолюдных митингов: мы всегда были, есть и будем за конструктивность, демократическое обсуждение и решение проблем в спокойной, деловой, доброжелательной обстановке. Но не мы выбирали – в течение этого месяца нам предлагали только ярлыки, только ложь и дезинформацию. А на такой почве трудно строить диалог.
  3. Неправда, что наше движение преследует узко национальные интересы, что его питает национальный эгоизм: в истоках движения – стремление к демократии, гласности, социальной справедливости, подлинному соблюдению конституционных прав.

     По всей видимости, Верховный Совет Армянской ССР в нарушение статьи 51 Конституции СССР примет постыдное решение о запрещении деятельности комитета «Карабах», что создаст «правовую» основу для уголовного преследования активистов движения. Таким образом, деятельность комитетов после такого постановления будет прекращена. Но разве можно безнаказанно растаптывать идеалы, веру, надежду людей? Кто потом ответит за подрыв авторитета КПСС, Советского государства, за безверие и гражданскую пассивность народа? Разве можно жандармскими способами, военной силой, безрассудными указаниями остановить рост самосознания людей, запретить им думать, понимать, возмущаться?

     Кто может запретить коллективам предприятий, общественным и партийным организациям против осуществляемого беззакония протестовать, информировать советский народ, общественность страны о случившемся?

     Кто будет разъяснять советским людям то, что произошло на третьем году перестройки, когда правда о событиях этого месяца дойдет до них?

     Кто может запретить людям объединяться в общественные группы в защиту перестройки, гласности? А если провокаторы не успокоятся? Если начнутся провокационные аресты, побоища в Азербайджане или Армении? Вряд ли тогда найдутся слова и силы, способные остановить народ.

 

      20

     Что заставит людей выходить на улицу, идти на работу, если все официальные инстанции шепотом, но в один голос говорят о неотвратимости жестоких расправ и повальных арестов?

     Что заставит их радоваться жизни, посещать театры и кино, рестораны и стадионы, если их честь и достоинство растоптаны с фельдфебельской жестокостью и бездумием?

     Комитет «Карабах» объявил о недопущении демонстраций и митингов в ближайшие дни из-за сложившейся крайне опасной ситуации. Но никто не может отменить народной борьбы, которая будет продолжаться до тех пор, пока не восторжествует справедливость, пока власть предержащие не научатся слышать голос народа и внимать ему. Пока высокомерное возмущение по поводу «нажима на руководство» не сменится уважением к требованиям и воле народа.

     Не вина перестройки, что от ветра перемен вдруг пахнуло слезоточивым газом. Это временное торжество сил реакции, противников демократии – сталинских и брежневских последышей.

     Народ не запугать. Перестройку не остановить.

     Борьба продолжается.

Участники движения «Карабах»

 

21

ОБРАЩЕНИЕ К МЕДИЦИНСКИМ РАБОТНИКАМ 

     Мы, врачи «скорой помощи», уже четыре месяца являемся участниками драматических событий, известных всем как «события в Нагорном Карабахе и вокруг него».

     Мы, видавшие виды и не отличающиеся слабыми нервами, были свидетелями такого, что более не имеем права молчать.

     Как вы знаете, 20 февраля 1988 г. областной совет Нагорно-Карабахской автономной области принял историческое решение о воссоединении с матерью-Арменией. В Ереване в это время проходили демонстрации, собравшие до 800 тысяч – миллиона человек. Уже тогда мы – врачи «скорой помощи» – вынуждены были выполнять на Театральной площади свой профессиональный долг. Постоянно на площади находились кареты «скорой помощи», постоянно то справа, то слева вызывали врача. Нам приходилось трудно, но благодаря организованности невероятно сплоченной многотысячной массы демонстрантов удавалось справляться.

     Однако тяжелейшее ждало нас впереди.

     15 июня… Эта дата была назначена для проведения сессии Верховного Совета Армянской ССР, сессии, в повестку дня которой поначалу не был включен «Карабахский вопрос» – как будто не было обращения областного Совета НКАО.

     И вот 26 мая началась сидячая демонстрация – демонстрация с требованием рассмотреть обращение областного Совета Карабаха и дать на него положительный ответ. Демонстрация, которой суждено было продлиться 21 день!

     С первых же дней мы находились на площади – вместе с демонстрантами. Мы видели, как изнурял людей полуденный зной, как ночью они страдали от дождя, града и ветра, как действовала на них страшная психологическая нагрузка. Мы видели сотни измученных физически и истощенных психологически людей. Видели и старались, как могли, помочь.

     Но это не все.

     Утром 4 июня 5 человек объявили голодовку. Вечером того же дня к ним присоединились еще пятеро – среди них девушка. Наконец, 7 июня объявил голодовку 58-летний рабочий – Герой Социалистического Труда, кавалер орденов Ленина, почетный гражданин Еревана.

 

      22

     Вы представляете себе состояние врачей, которые вынуждены наблюдать день за днем ухудшающееся состояние голодовщиков и не имеют возможности вмешаться…

     Но самое страшное было потом.

     15 июня, в день сессии, на которой (народ добился этого!) должен был обсуждаться Карабахский вопрос, на Театральной площади собралось много народу. Участники сидячей демонстрации вынесли из здания Оперного театра телевизор, и все, кто пришел на площадь, могли следить за ходом сессии (по требованию демонстрантов правительство согласилось вести прямую трансляцию из Дворца съездов). Настроение в то утро можно назвать оптимистически благодушным. Никто не сомневался в том, что ожидаемое решение будет принято. И вдруг – благо мы все следили за трансляцией! – мы видим, как депутатам, выступающим с принципиальных позиций (один из них, в частности, требовал осудить геноцид армян в Сумгаите), буквально затыкает рот председатель Верховного Совета и нам пытаются подсунуть припудренное трусливое решение. Невозможно описать, что произошло с людьми. В считанные минуты многотысячная толпа переметнулась к зданию Дворца съездов. Власти, разумеется, не найдя ничего лучшего, окружили здание вооруженными солдатами. Демонстранты сели и начали скандировать: «Позор! Предатели! Трусы!» Что творилось с людьми, впавшими в отчаяние!

     Сказать, что нам не хватало таблеток, спирта – значит ничего не сказать. Не хватало носилок, машин (а их было постоянно около десятка – уезжали полные, подъезжали пустые), не хватало рук. Невозможно описать всего, что мы видели. С какой скоростью работали наши сестры и добровольцы из демонстрантов: бегом несли они носилки с потерявшими сознание людьми.

     Люди, проявившие высокую выдержку, расступались перед «белыми халатами», моментально образуя коридоры, по которым врачи бегом добирались до нуждающихся в помощи. Этому трудно поверить, но кареты «скорой помощи» свободно проезжали сквозь многотысячную толпу. Надо сказать, что это зрелище «массового сердечного приступа» и «массовой скорой помощи» тронуло даже солдат, чьи каменно застывшие лица приобрели удивленное, а затем и сочувственное выражение.

     Глубоко символично, что все-таки в этот день мы добились правды. Спасибо лучшим из наших депутатов, спасибо людям, не давшим властям повода использовать силу, – Верховный Совет принял решение

 

23

дать согласие на вхождение НКАО в состав Армении, опираясь на статью 70 Конституции СССР, постановил обратиться в Верховный Совет СССР с просьбой решить вопрос положительно. Кроме того, Верховный Совет АрмССР осудил злодеяния против армянского населения в Азербайджане.

     Но мы понимаем, что в цепи справедливого решения вопрос НКАО – Армения – СССР пройдены лишь два первых звена. Осталось труднейшее, и кто знает, как могут повернуться события! Ясно, что армянский народ не откажется от борьбы, но и не сможет долго выносить такую нагрузку – физическую и моральную. Нервы на пределе. В Армении может случиться непоправимое. Это заставляет нас обратиться ко всем медицинским работникам с призывом сделать все возможное для скорейшего справедливого решения Карабахского вопроса. Этого требует наш долг врачей и граждан.

     Долой равнодушие – и тогда правда восторжествует! 

Врачи «Скорой помощи»

     73 подписи 

     P.S. В то время, когда собирались подписи, 24 июня, министр здравоохранения Армянской ССР Э.С. Габриелян, выступая по Армянскому телевидению, сообщил об отравлении 47 работниц Масисского (пригород Еревана) швейного объединения «Гарун», вызванном быстро испаряющимся ядовитым газом неизвестного происхождения.

     Среди отравившихся – две женщины в тяжелом состоянии. Из Москвы вызвана экспертная комиссия для определения характера отравления и принятия неотложных мер.

 

24

Уважаемая редакционная коллегия!

Уважаемый тов. Коротич! 

     Мы, врачи-нейрохирурги Республиканской клинической больницы г. Еревана, обращаемся к Вам с отчаянной просьбой выслушать нас. В сложившихся условиях мы не надеемся на публикацию нашего письма, однако молчать больше невозможно. Считая Ваш журнал одним из очень немногих изданий, действительно идущих по дороге гласности во всех сферах нашей жизни, мы бы очень хотели, чтобы Вы были в курсе истинных событий, происходящих в Ереване, начиная с 4 июля. В условиях организованной и целенаправленной травли общенационального движения армянского народа за воссоединение нации в единых – исторически-этнических границах, проводимой средствами массовой информации, в частности, газетами «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Труд» и центральным телевидением, нам как воздух необходима Ваша осведомленность в этом вопросе.

     Вершиной циничного извращения и искажения фактов стало передача ЦТ от 14 июля 1988 г., повторенная 15 июля, после программы «Время», посвященная событиям в аэропорту «Звартноц», которая переполнила чашу нашего терпения и заставила нас написать Вам. Вы – журналисты – знаете намного лучше нас, что для того, чтобы хотя бы претендовать на объективность освещения какого-либо факта, происшествия или конфликта, необходимо выслушать обе стороны. Особенно когда речь идет о преступлении. Можно ли, например, расследуя дело о воровстве, подойти к вору с микрофоном в руке и спросить: «Говорят, вы что-то украли, это правда?» – и, получив, естественно, отрицательный ответ, с удрученным видом вещать на всю страну: «Видите, он не виноват». И обвинять в клевете и провокации тех, у кого была совершена кража. Именно так повел себя автор передачи Барышников поздно вечером 14 июля. Но речь тут шла даже не о воровстве, а об убийстве и избиении сотен ни в чем не повинных людей, и вряд ли Барышников взял бы на себя такую ответственность, не имея за спиной могущественных покровителей, давших «добро» (а, может, и обязавших его) на совершение подобной подлости. Еще 7 июля в сюжете о событиях в аэропорту в программе «Время» Барышников так «мастерски» изрезал взятые у пассажиров и работников аэропорта интервью, что даже ребенку было ясно, что эти люди говорили, мягко выражаясь, не совсем так и не совсем то, что хотелось бы корреспонденту.

     25

     Телезрители программы «Время» так и не узнают, почему моряк дальнего плавания с перевязанной головой начал интервью со слов: «Такого я никогда не видел… это было страшно…». Ереванцы узнали. Узнали благодаря редактору программы новостей на русском языке Армянского телевидения Эдуарду Салихову (кстати, буряту по национальности), который, внимая голосу партийной и человеческой совести, на свой страх и риск пустил в эфир это и другие интервью полностью 9 июля 1988 г., в перерыве между первой и второй серией художественного фильма «Гамлет», около 16 час. 30 мин. местного времени. Моряк с дрожью в голосе рассказывал о зверствах дикарей в военной форме, которых невозможно назвать советскими войнами, БЕЗ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ начавших избивать дубинками пикетчиков, среди которых были ЖЕНЩИНЫ И ДЕТИ, пассажиров, продавщиц, работников милиции, пытавшихся остановить озверевших вояк. Обо всем этом говорил моряк и другие очевидцы, и все это слышали и видели сотни тысяч ереванцев, не понимая, как могло произойти такое…

     Побоище продолжалось и вне здания аэропорта, на Эчмиадзинском шоссе, где ВЫСТРЕЛОМ в упор был смертельно ранен 23-летний Хачик Закарян, снимавший на пленку все эти бесчинства. Некоему офицеру-убийце, чье имя пока усердно замалчивается, не понравилось, что могут существовать документальные доказательства патологической жестокости его подчиненных. Парень умер у нас на глазах, не приходя в сознание, через полтора часа после поступления в клинику. Кому теперь нужны эти доказательства, если Барышников даже не удосужился упомянуть об этом чудовищном преступлении?! А теперь скажите, уважаемые товарищи, что бы сделали Вы, если бы у Вас на глазах происходили такое? Остались бы безучастно смотреть, как безжалостно избивают и стреляют в людей и машины «скорой помощи», давят толпу бронетранспортерами, или схватили бы что попало под руку и попытались бы хоть как-нибудь ответить обидчикам? Поэтому-то и летели в осатанелых солдат бутылки и камни, поэтому и пострадал ни в чем не повинный капитан Федотов, одетый в военную форму, которая всегда воспринималась армянами с глубоким уважением, а в этот день стала олицетворять зло…

     Что же касается топоров, ножей и других металлических предметов, так любовно, со всех ракурсов показанных оператором, то это – очередная фальшивка автора передачи. Дело в том, что в те-

 

26

чение 2–3 дней после событий в Звартноце военные патрули останавливали любую машину, едущую к аэропорту, и заставляли открывать багажник. Все колющие, режущие и вообще металлические предметы изымались без исключения. Если среди Вас есть автолюбители, то они должны знать, что обычно в багажнике можно найти и топорик, и кухонный нож, и металлические прутья на все случаи жизни. Можно себе представить, что бы сделала та же милиция, появись в аэропорту пикетчики, призывающие к забастовке с топорами в руках.

     В Ереване работает группа следователей Прокуратуры СССР, прибывших в город для расследования событий, происшедших в аэропорту «Звартноц» и вокруг него. Учитывая тенденцию массовой фальсификации фактов, видимо, под нажимом Министерства Обороны СССР получивших государственную направленность, мы не сомневаемся в «объективности» и окончательных выводах комиссии, о чем, кстати, свидетельствует интервью старшего помощника Генерального прокурора СССР А.Н.Николаева. Однако, какое моральное и юридическое право имел Барышников, не дожидаясь результатов расследования, основываясь на нескольких интервью с ВОЗМОЖНЫМИ СОУЧАСТНИКАМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ, объявлять на всю страну об их невиновности, обвиняя во всем группы «экстремистов» и «хулиганских элементов»? Кстати, не кажется ли Вам кощунственным, что одними и теми же набившими оскомину штампами называют организаторов и участников резни в Сумгаите и пикетчиков в «Звартноце». Ставить в обоих случаях знак равенства могут, на наш взгляд, только вконец потерявшие совесть люди.

     Несомненно, забастовка в аэропорту и присутствие там людей было ошибкой, хотя здесь многое еще остается неясным. Ведь о забастовке объявили сами служащие авиатехнического подразделения, без работы которого невозможно нормальное функционирование всего аэропорта, ведь людей фактически вызвали в аэропорт, услужливо обеспечив автобусами, для того, чтобы сообщить решение администрации о прекращении или продолжении забастовки (невольно приходит мысль о хорошо организованной провокации, но не со стороны «экстремистов», а со стороны официальных органов). Этим, кстати, и занимаются следователи Прокуратуры СССР. Но мы не можем не выразить своего глубокого возмущения методами, которыми «наводился порядок» в аэропорту и на его подступах и последующим разгромом

 

27

аэропорта именно ВОЕННЫМИ с целью создать впечатление противоправного дебоша со стороны пикетчиков. Девять жертв этого «наведения порядка» находились в нашем отделении, еще 18 – в клинике больницы «Скорой помощи», остальные – в травматологических и хирургических отделениях ереванских больниц и ЦРБ г. Эчмиадзина (по официальному сообщению Министра здравоохранения Армянской ССР Габриэляна Э.С. – всего около ста человек). Здесь следует отметить молниеносную реакцию военных организаций и органов внутренних дел, требовавших у нас списки пострадавших с целью заставить их изменить показания и даже привлечь их к уголовной ответственности! Это вынуждало нас выписывать больных недолеченными, в неудовлетворительном состоянии, чтобы оградить их от «карающей руки закона», которая сама давно забыла, что такое закон, ответственность и элементарная порядочность. Воистину, уроки «отца и учителя нашего» не прошли даром!

     Мы подробно не останавливаемся на том, что требование армянского населения НКАО о воссоединении с Арменией в высшей степени справедливо, исторически и социально-экономически глубоко обосновано, носит конституционный характер и не противоречит ленинской национальной политике.

     Мы не хотим вдаваться в причины того, что за 6 месяцев, начиная с 20 февраля, ни в одной газете, ни в одном журнале, ни в одной передаче ЦТ (за исключением, может быть, «Позиции» Генриха Боровика) не было указано на действительные причины, побудившие население НКАО принять решение, столь неожиданное и необычное для нашего, привыкшего к красивым лозунгам и отвыкшего от признания уродливых реалий, государства.

     Мы не будем писать об отвратительном судебном фарсе и преступно лживом освещении фактов геноцида армян в Сумгаите и отравлении 51 армянской работницы швейной фабрики в Масисе…

     Обо всем этом Вы, вероятно, хорошо знаете и представляете механизм замалчивания и искажения фактов. Такой характерный для эпохи сталинских репрессий и брежневского застоя. Что такое гласность сегодня, на кого она работает, мы тоже уже успели убедиться. В последнее время практически каждый день в печати и по телевидению появляются лживые материалы, так или иначе порочащие армянский народ и выставляющие азербайджанцев как невинно-праведных свидетелей

 

28

оголтелого армянского экстремизма. Причем оперативность подачи этих материалов, мельчайшие подробности и детали не идут ни в какое сравнение с освещением злодеяний в Сумгаите, событий в других азербайджанских городах и селах: Кировабаде, Шамхоре, Казахе, Чардахлу, в самом Баку, о которых никто в СССР не имеет понятия. Кому необходима такая тенденциозность – судить Вам!

     Мы прекрасно понимаем, что массовые забастовки – это крайняя и небесспорная мера, но что делать затравленному народу, чью национальную гордость и самосознание, желание сохранить памятники, культуру и родной язык безжалостно попирали в османской Империи, сталинской России, брежневском Советском Союзе, а когда, воодушевленный объявленной перестройкой, гласностью и демократией, он, наконец, поднял голову и заявил о своих правах, грубо попирают и сегодня? Какой приемлемый метод борьбы за свои права в настоящих условиях можно предложить армянскому народу, когда февральские полумиллионные митинги и демонстрации квалифицировались как деяния группы экстремистов, когда поразительная дисциплинированность и взаимовыручка народа в сложнейшей обстановке объяснялась «организующей рукой» из-за океана, а сидячие забастовки студентов и голодовка Героя Социалистического Труда Гарника Манасяна и еще 11 молодых людей, среди которых были воины, служившие в Афганистане, попросту игнорировались?

     Чем объяснить бешеную спешку, в которой «работал» Барышников и с которой пленка была доставлена в Москву, несмотря на протесты работников армянского телевидения? Может, необходимостью пустить в эфир и печать как можно больше негативной информации об Армении, о Карабахе и армянах, чтобы создать отрицательное общественное мнение до 18 июля, когда на заседании Президиума Верховного Совета СССР будет рассматриваться вопрос о воссоединении НКАО с Армянской ССР? Впрочем, вряд ли Барышников пострадает от своих фальсификаций, санкционированных свыше, в отличие от редактора Армянского телевидения, которого за честность и смелость на Бюро ЦК КП Армении обвинили в «политической диверсии» (это правда-то – «политическая диверсия»?!), уволили с работы и поставили вопрос об исключении из партии. Вот она – гласность сегодня!

     Сейчас в республике крайне напряженная обстановка. Людей исключают из партии, давят на них в административном порядке, в

 

29

Ереване и других городах – войска в боевой готовности. Получилось так, что по одну сторону барьера стоит ВЕСЬ 3,5-миллионный армянский народ Армении и Карабаха, а по другую – погрязший во всех смертных грехах бюрократический аппарат руководства Армении и Советского Союза, дикий и озлобленный Азербайджан и, в той или иной степени, обманутый интенсивной дезинформацией советский народ. Что последует после заседания Верховного Совета СССР 18 июля, какова будет реакция измученного непониманием, травлей и провокациями народа в случае отрицательного ответа, какие последуют репрессии и методы «наведения порядка», трудно себе представить. И мы очень просим Вас, дорогие товарищи, сделать что-нибудь, чтобы советские люди наконец узнали всю правду, только правду! Сделать это крайне важно, потому что армянский народ будет стоять до конца – терять ему нечего!

     С уважением, сотрудники курса нейрохирургии ЕрМИ и Нейрохирургического отделения Республиканской клинической больницы С.С.Оганесян, А.Г.Паносян, С.О.Мартиросян, И.А.Бабаян, А.А.Лебедева, С.А. Меликосетян, А.И.Калайджян, Г. А.Габриелян, К.И.Исраелян, Н. Г.Арзуманян, Д.А.Патрикян.

 

30

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА 

     Я, Фролов Сергей Валерьевич, проживающий по адресу: г. Ленинград, пр. Народного Ополчения, 181, кв. 33, находился с 4 июля по 7 июля 1988 г. в аэропорту «Звартноц».  4 июля я туда приехал где-то около 21–22 часов в расчете, что смогу улететь в Ленинград в 23.30. Я прибыл в аэропорт как раз в тот момент, когда там проходил митинг, на котором работниками аэропорта было принято решение о забастовке. Я могу подтвердить, что, кроме воли народа, никаких мер принуждения, никакого насилия к ним не было применено.

     В ночь с 4 на 5 июля я находился в аэропорту, хотя армяне-забастовщики предлагали отвезти к себе домой. Я ходил абсолютно свободно, меня никто не обидел ни словом, ни делом, наоборот, встречал сочувствие пикетчиков. Где-то около 2-х часов ночи прибыла первая машина с хлебом, который раздавали пассажирам и пикетчикам бесплатно. Пикетчики наладили довольно сносное снабжение водой, молоком, хлебом всех находящихся в аэропорту.

     5 июля в районе 5–6 часов вечера я наблюдал за митингом, который принял решение об окончании забастовки. Комитет пошел внутрь здания, и в это время раздался крик: «Солдаты!»

     Я прошел внутрь аэровокзала в 7-й сектор и увидел, что у международного аэропорта стояли автобусы и вокруг них строились в колонны солдаты. Я снова вышел на эстакаду. Солдаты в бронежилетах, в касках с забралами, с дубинками и автоматами в количестве около роты поднялись по верхней эстакаде. Люди с митинга начали им хлопать без всяких криков, жестов. Я побежал в 4-й сектор, где у меня были вещи. В зал я вбежал вместе с курсантами, которые, не останавливаясь, не предупреждая, ворвались в зал и начали побоище. Они на моих глазах ударили женщину, которая с перепугу вцепилась в ручки кресла, на котором она сидела, ей было лет 50–60; двух девушек-продавцов дубинками выгоняли из-за стойки, где они продавали продукты. В центре зала били кого-то лежачего, я сам был в шоке, поэтому у меня в памяти остались отрывочные картинки. Я видел злые красные лица курсантов, их остекленевшие глаза. Потом, ночью, вспоминая это, я решил, что они были под воздействием наркотиков. Они загнали нас в центральный зал, а сами минут через 10 покинули аэропорт, побежали наверх по дороге. В

 

31

течение 1–1,5 часов нас продержали на галерее центрального вокзала, потом разрешили перемещаться по вокзалу. 

8 июля 1988 г.          С.В.Фролов  
 

КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ В «СОВЕТСКОЙ РОССИИ» 

     В газете «Советская Россия» от 19 июля были напечатаны две заметки: «Правда о Звартноце» и «Цена свидетельства». Так как вторая заметка касается непосредственно меня, то начну с нее.

     Действительно, против меня и еще двоих человек было возбуждено уголовное дело в апреле прошлого года, а в июне оно было передано в суд. Обвинительное заключение действительно содержит эти три статьи (хищение госимущества в особо крупных размерах, хищение личного имущества и порчу госимущества). Суть дела: в учреждении мной было похищено несколько неисправных электронных телефонных аппаратов. Хочу обратить внимание на то, что ленинградские газеты писали о том, что починить эти телефоны в Ленинграде невозможно. Вот в этом я виновен, и какая связь этого дела с моими действиями в Ереване, я не совсем понял.

     Конечно, плохо, что я не «чистый» свидетель, но прав советского гражданина меня лишила только газета. То, что я оказался в центре события – это чистая случайность, ни о каком «политическом капитале» в суде я не думал, и если честно, вообще тогда ни о чем не думал, настолько все происшедшее было кошмарно, что все остальное отошло назад.

     Теперь о подписке о невыезде. Газета сама назвала месяц суда – август, следствие закончилось еще в прошлом году. Следовательно: доказательств от следствия не прячу, от суда не скрываюсь.

     Еще хочу сказать следующее. Никто со стороны властей, партийных, государственных органов, администрации никакого давления на меня не оказывал и никакими карами не угрожал. С представителями правовых органов я встречался только в Ереване, кстати, тогда старшим следственной группы Прокуратуры СССР был Киселев, а не Николаев. Поведение следователей Прокуратуры было корректным, человеческим.

 

      32

     Теперь займемся заметкой «Правда о Звартноце». Меня мучает один вопрос: кто же все-таки заставил говорить откровенную ложь старшего следственной группы Прокуратуры СССР гражданина Николаева, журналиста Барышникова и многих других, невзирая на факты, если даже у меня есть неоспоримые доказательства зверств молодчиков сталинской выучки, одетых в форму военнослужащих СССР? Есть копии писем-показаний, адресованных Вам, гражданин Николаев и гражданин Барышников. Есть и копии видеозаписи, сделанной в аэропорту «Звартноц», где избитые пассажиры рассказывают, кто, и где, и как их бил. Есть видеокассета с показаниями избитых людей, лежащих в больницах г. Еревана, врачей машин «скорой помощи», которым не давали оказывать медпомощь, били их, ругали – но только не забастовщики. Есть и другие свидетельства. Непонятно, на что Вы рассчитываете. Вам что, не стыдно? А ведь там не только били, там еще и стреляли, стреляли в безоружных людей. 

     Сергей Фролов

 

 

     МАРТИРОЛОГ

 

      33

 
ПРОПУСК разовый

________________________

(фамилия, имя, отчество)

Разрешается вход в здание Сумга-итского горкома партии.

Пропуск действителен по предъяв-

лении удостоверения личности.

При выходе сдать

ВОЕННЫЙ КОМЕНДАНТ

 
     Безопасность Вашей

     жизни гарантирую. 

     Комендант города

     генерал-лейтенант

     Краев

 

 

      34

     СПРАВКА

     о квалификации массовых преступлений,

     совершенных в Сумгаите 27–29 февраля 1988 г. 

     Описание, социально-политическая и уголовно-правовая оценка массовых преступлений, совершенных в гор. Сумгаите Азербайджанской ССР 27–29 февраля 1988 года, широко отражалась в публикациях центральной печати, в выступлениях руководителей правоохранительных органов страны. В одной их последних публикаций – в статье С.Дардыкина (газета «Известия» от 14 мая 1988 г.) – говорится: «Приходилось признавать горькое, дикое, непостижимое: людей убивали, калечили физически и нравственно только потому, что они другой национальности. Из-за событий, которые происходили в сотнях километров и к которым жертвы не имели никакого отношения». Нет сомнений, что этот вывод автора основывается на следственных материалах по делу. Поэтому вызывает крайнее недоумение вопиющее несоответствие между описанием преступления, совершенного С.Исмаиловым, его квалификацией и мерой наказания, определенного коллегией по уголовным делам Верховного Суда Азербайджанской ССР. Так, согласно репортажу с судебного заседания Виктора Лошака – «Сумгаит. Эпилог трагедии» («Московские новости», № 22 от 22 мая 1988 г.) – 62-летний плотник Шаген Саркисян погиб при следующих обстоятельствах: «Он был вышвырнут разъяренной толпой из своей машины на сумгаитской улице Мира», был жестоко избит, в результате чего получил «лучеобразный перелом затылочной кости, переломы грудины и шести ребер…». С.Исмаилов «…нанес избитому, поваленному на асфальт Саркисяну два страшных удара по голове металлическим прутом». Судебный протокол зафиксировал, что смерть наступила «…в результате тяжелой черепно-мозговой травмы… умирающий был обожжен».

     И это преступление было квалифицировано по ст.94 п.2 УК Азербайджанской ССР как умышленное убийство из хулиганских побуждений. Кроме того, не была учтена особая жестокость совершенного С.Исмаиловым и его соучастниками преступления, что имело бы существенное значение при определении наказания.

     Мы понимаем, что отсутствие во внутригосударственном советском уголовном законодательстве специальной нормы об ответственнос-

 

35

ти за геноцид не дает возможности квалифицировать совершенные преступления в этом аспекте, однако, вследствие этого возникает необходимость квалификации содеянного в соответствии с действующим уголовным законодательством по совокупности преступлений.

     Совершенно очевидно, что совершенные в Сумгаите злодеяния не могут квалифицироваться как убийства из хулиганских побуждений. Так в Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 27 июня говорится, что по ст.102 п.«б» следует квалифицировать умышленное убийство, « совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам общежития и нормам социалистической морали, без всякого повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства и т.п. (курсив наш. – Р.П., В.М.). Такими предлогами нередко оказываются, например, отказ танцевать, дать закурить, разговаривать, «косой» взгляд и т. п.»1

     В Комментариях к Уголовному кодексу РСФСР по этому поводу отмечается, что умышленным убийством из хулиганских побуждений следует считать убийство, «совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам общежития и нормам социалистической морали, без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства» и т.п.» (курсив наш. – Р.П., В.М.)2. В Комментариях также отмечается: «Для признания убийства совершенным из хулиганских побуждений необходимо установить мотив – хулиганские побуждения, – который характеризуется с внешней стороны неспровоцированным нападением на потерпевшего, отсутствием поводов к нападению и убийству (курсив наш. – Р.П., В.М.). Поэтому для установления данного мотива важное значение имеет анализ действий виновного в момент убийства, перед ним и после его совершения в совокупности»3.

     Таким образом, преступление может быть квалифицировано как умышленное убийство из хулиганских побуждений, если оно совершено «без всякого повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства».

 

      36

     Между тем, стоит лишь ознакомиться с описаниями преступлений, совершенных в Сумгаите 27–29 февраля 1988 г. и приведенных в публикациях центральной печати, чтобы убедиться, что они были совершены с определенным мотивом и имели повод. Эти преступления возникли на межнациональной почве, а не являются плодом лишь грубого нарушения общественного порядка и явного неуважения к обществу. Из этого следует, что субъективная сторона совершенных преступлений следствием и судом оценена неправильно. Это, в свою очередь, привело к искусственному расчленению содеянного на отдельные преступления, вследствие чего подменяется общая квалификация совершенных массовых преступлений, механически снижается их государственная и общественная опасность. Сказанное подтверждается рассмотрением уголовного дела в отношении С.Исмаилова. Обвиняя его за участие в массовых беспорядках и в умышленном убийстве из хулиганских побуждений, суд тем самым вытесняет другие эпизоды единого преступления, игнорирует факты организованного участия и других лиц в погромах, вуалирует наличие других виновных лиц, искажает психологическое отношение субъекта преступления к совершенному злодеянию, содержание мотива и цели преступления. Достаточно объективно проанализировать преступления, совершенные в Сумгаите 27–29 февраля 1988 г., чтобы легко убедиться, что речь в данном случае должна идти о бандитизме (ст. 70 УК АзССР) и о массовых беспорядках (ст. 78 УК Аз ССР).

     В первой из статей (ст. 70) раскрывается содержание бандитизма. В ней говорится: «Организация вооруженных банд с целью нападения на государственные, общественные учреждения или предприятия, либо на отдельных лиц, а равно участие в таких бандах и совершаемых ими нападениях…»

     В вышеупомянутых Комментариях к Уголовному кодексу РСФСР, ст. 77 которого буквально воспроизводится в тексте ст. 70 УК Аз ССР, говорится: «1. Банда – разновидность преступного сообщества. Для признания группы лиц бандой достаточно, если в ней участвуют два лица».2. Для банды характерны такие качественные показатели, как устойчивость и сплоченность ее членов, вооруженность; цель – совершение нападений»4. И далее:

 

37

«5. Группа лиц может быть признана бандой в смысле ст. 77, если она вооружена. Под оружием в данном случае следует понимать предметы, специально изготовленные или приспособленные для поражения живой цели и не имеющие другого, в частности, хозяйственного назначения»5.

     При этом в Комментариях указывается, что «в ходе бандитского нападения могут быть совершены преступления, которые предусмотрены другими статьями УК: убийство, хищение государственного или общественного имущества в крупных и особо крупных размерах, изнасилование и т.д. Все эти преступления охватываются составом бандитизма и дополнительной квалификации не требуют»6.

     В ст. 72 УК АзССР говорится: «Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся погромами, разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, а равно непосредственное совершение их участниками указанных выше преступлений или оказание ими вооруженного сопротивления власти…»

     В Комментариях к УК РСФСР, ст. 79 которого буквально воспроизводится в тексте ст. 72 УК АзССР, отмечается:

     «1. Беспорядки должны признаваться массовыми тогда, когда бесчинствующая толпа на время становится хозяином положения, когда местные органы власти оказываются парализованными и для восстановления нарушенного порядка приходится прибегать к чрезвычайным мерам: мобилизации рабочих на предприятиях, привлечение пожарников, усиление нарядов милиции и т. п.

  1. Анализ объекта массовых беспорядков позволяет заключить, что они являются преступной формой проявления недовольства деятельностью местных органов государственной власти и управления и направлены против них.
  2. Под организацией массовых беспорядков понимается деятельность лица или нескольких лиц, умышленно вызвавших толпу на совершение погромов, разрушений, поджогов и других подобных действий, а также действия по руководству уже собравшейся толпой на совершение указанных действий.

 

      38

     Под «другими подобными действиями» понимаются агрессивные, насильственные действия, направленные против людей или имущества: освобождение арестованных, их принудительный побег, принудительная остановка транспорта, промышленных и иных предприятий и учреждений и т. п.

  1. Непосредственное совершение погромов, разрушений, поджогов и других подобных действий означает, что лицо было исполнителем этих преступлений.
  2. Оказание вооруженного сопротивления власти означает, что участник массовых беспорядков использовал для этой цели оружие в узком смысле этого слова. При этом под представителями власти следует понимать и тех лиц, которым полномочные власти поручили восстановить нарушенный порядок – народных дружинников, солдат и т. п.»7.

     Вышеизложенное дает основание органам прокуратуры и правосудия, в данном случае Верховному суду Азербайджанской ССР, квалифицировать как бандитизм и организацию массовых беспорядков преступления, совершенные в Сумгаите 27–29 февраля 1988 г.

     Представляется, что, учитывая исключительную важность уголовного дела, его особую политическую значимость, Верховный суд СССР, руководствуясь п.1 ст.27 Закона о Верховном суде СССР, должен дела, связанные с сумгаитскими событиями, принять к своему производству. Следует также учесть, что ответственность за государственные преступления, в том числе и за массовые беспорядки и бандитизм, установлена Законом ССР об уголовной ответственности за государственные преступления от 25 декабря 1958 г. Таким образом, фактически нарушены требования общесоюзного закона, на страже которого стоят в первую очередь органы правосудия СССР, т. е. Верховный Суд СССР.

     Справка обсуждена и одобрена на совместном заседании Совета и первичной партийной организации юридического факультета Ереванского государственного университета.

     ЮРИДИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

     ЕРЕВАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Декан юридического факультета                                      Р.Г.Петросян

Секретарь партбюро                                                           В.А.Марухян

     39

     ПИСЬМО К АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ 

     Я обращаюсь к азербайджанской интеллигенции в эти тревожные, взрывоопасные дни с вопросом, просьбой, мольбой: отзовитесь! Покажите, что вы действительно интеллигенция, помогите предотвратить новые возможные кровопролития, новые беды, чреватые последствиями, страшными и необратимыми прежде всего для вашего народа.

     Вам не нужно объяснять, в чем заключается проблема. Но ваше молчание заставляет думать, что нужно все же объяснить, почему я обращаюсь именно к вам. Я, еврей, лучше многих понимаю, как опасны всякие попытки возлагать ответственность за что бы то ни было на целый народ. Но такое явление, как погром, резня, не может произойти без сочувствия или хотя бы молчаливого попустительства значительной части народа. Меня не интересует сейчас, какие власти участвовали в подготовке погрома. Я говорю с вами как представителями народа, его совестью. Еврейские погромы девятисотых и девятьсот десятых годов были страшным грехом на совести русского народа, но народ как целое был очищен от этого греха теми многочисленными русскими семьями, которые укрывали евреев от погромщиков, и теми представителями русской интеллигенции, которые не могли молчать, которые во всеуслышание высказали свое отвращение к погромщикам, свой ужас перед их злодеяниями. Ваши соплеменники – простые люди – сделали все, что могли, для спасения чести вашего народа. Как писал в открытом письме ереванский ученый С.Золян: «Мы готовы воздвигнуть памятник тем азербайджанцам, оставшимся прежде всего людьми и хоть что-нибудь сделавшим для спасения соседа. Все прибывшие в Армению беженцы спаслись только потому, что им помог кто-то из азербайджанцев. Честь им и слава!» Говорят (хотя официально это, кажется, отрицается), что среди погибших в Сумгаите были азербайджанцы, пытавшиеся защитить армян. Их кровь будет главным искуплением вашего народа на Страшном Суде (Божеском или Человеческом) – но тем страшнее вина их убийц.

     Но где же голос интеллигенции! Она молчит. А если говорит, то говорит такое, что название «интеллигенция» становится пустым звуком. Едва ли не самым страшным в телепередаче о Сумгаите были даже не сами свидетельства о погроме, а полное равнодушие бакинцев, от-

 

40

вечавших на вопросы телерепортеров. Это было особенно заметно на фоне интервью, взятых в Сумгаите: там все осознавали, что произошло нечто страшное, а в Баку же говорили не о пролитой крови, а о «территориальных претензиях».

     Интеллигенция может быть интернациональной, национальной, даже националистической, но в любом случае, если она хочет быть достойной своего имени, она обязана думать о чести своего народа, осознавать грехи и преступления своих соплеменников и говорить об этом во всеуслышание. Что было бы с немцами, если бы среди них не нашлось людей, возвысивших голос против преступлений нацизма? Как бы мы смотрели в глаза чехам, если бы за всех нас не вышли на площадь демонстранты в 1968 г.? Повторяю: мне вовсе не хочется  говорить о национальной вине, всенародном грехе. Это ваше молчание заставляет меня говорить об этом, заставляет подозревать молчаливое одобрение преступлений большинством народа.

     В вашем молчании – проклятие не вам одним, а всему народу, чьей совестью должна быть интеллигенция. Это и есть ее основная историческая миссия – самосознание народа, покаяние, искупление его грехов. Ваши собратья, простые люди, спасавшие жертв погрома, подают вам пример, а вы не слышите их! Не понимаете своей ответственности за честь, за судьбу, за нравственное лицо своего народа!

     Что происходит? Где ваш голос? Или в Азербайджане вообще нет интеллигенции, а только функционеры, получившие «высшее образование»? Или вы настолько пропитаны догмами ислама, что убийство иноверцев для вас не грех? Поверьте, говорю это не из «национализма», не из «еврейского» пренебрежения к исламу – но где же искать объяснения вашему молчанию? Или вы действительно не понимаете своей ответственности? Или вы боитесь своего же народа? Но неужели среди вас не найдется никого, кому честь и нравственность своего народа дороже собственной безопасности? Чем можно объяснить ваше молчание? Равнодушием к своему народу? Равнодушием к чужому народу? Одобрением кровопролития? Но если так – вы не достойны имени интеллигенции. Ваше молчание – вовсе не простое отсутствие речи. Нет, оно вопиет: «Кровь их на нас и на детях наших!»

     Только ваше слово способно смыть кровь с имени азербайджанцев. И если вы и дальше смолчите, если не помешаете новым крово-

 

41

пролитиям – то вы и никто другой навлечете проклятие на своих ближних, вы заклеймите свой народ как толпу погромщиков и убийц. И если (а я в этом не сомневаюсь) это пятно будет смыто мужеством ваших сограждан, которые спасали и будут спасать преследуемых, то вас это нисколько не оправдывает. Вы – именующие себя интеллигенцией – навсегда покроете себя несмываемым позором. 

     Г.А.Левинтон

г. Ленинград

     Письмо послано в редакции бакинских газет, а также в «Известия», «Огонек», «Московские новости».

 

 

     ПРАВДУ, ТОЛЬКО ПРАВДУ

 

      42 

                                                           От редакции 

     Статья ВЧернова и И.Гаврилова 

     КАРАБАХСКИЙ ВОПРОС, 

     подготовленная для «Огонька», не была опубликована по неизвестным нам причинам. Ксерокопию этого материала нам передали из Еревана. Мы предлагаем нашим читателям фрагменты из этой статьи. 

     Ереван. Армен Оганесян, писатель, заместитель главного редактора издательства «Советакан грох»:

     Информацию о пленуме8, опубликованную в газете «Советский Карабах», передал своей газете корреспондент «Вечернего Еревана», она пошла. Три тысячи экземпляров тиража были отпечатаны и разосланы, когда кто-то приказал остановить машины, номер переверстать. Остановили, переверстали, сунули безобидную информацию и снова пустили машины. У читателей теперь две газеты, помеченные одним числом, но с разным содержанием. 

     Ереван. Оперная площадь. Демонстрация.

     – Меня зовут Артур, я – рабочий метро. Мы увидели, что такое полугласность. Это страшнее, чем безгласность. Люди, которые создают в стране обстановку полугласности, – против перестройки, они – против Михаила Сергеевича. Потому что в результате их деятельности народ перестает верить в гласность, верить в перестройку, Люди, осуществляющие полугласность, – антисоветчики. Они нарочно дразнят народ, чтобы сорвать перестройку.

     О Сумгаите они сообщают: «Группа хулиганствующих элементов устроила беспорядки», о Ереване: «Группа экстремистских элементов устроила беспорядки». Получается одно и то же. Но если в Ереване за все дни событий не произошло ни одного правонарушения, ни единого – то приравнять творившееся в Сумгаите к тому, что происходит у нас, – просто кощунство. Если не сознательная провокация. А потом удивляются, почему народ не верит прессе.

 

      43

     Сумгаит. Косян Р.Ч., металлург, технолог:

     27 февраля я возвращался с работы. От базара идет толпа. Там армяне из Мартуновского района продавали картошку, их эта толпа избила, загнала в подвал и идет на площадь к горкому партии. Мне по пути, мой дом рядом с площадью. Товарищ-азербайджанец говорит: «Пойдем вместе, будем разговаривать по-азербайджански, они нас не тронут». Толпа по пути разбила и подожгла сапожную будку, потом газетный киоск. Человек сто, взрослые люди, лет 40–45. На площади огромная толпа, несколько тысяч человек. Выступает секретарь горкома Муслим-заде. Выступали беженцы из Армении. Кричали, что их там убивают, насилуют, отомстите за нас. Выступала актриса. Она кричала: «Режьте армян! Но не трогайте государственное имущество!» Я семью спрятал у соседа-азербайджанца, а сам пошел предупредить родственников. Никакой милиции в городе не видел. 

     Ишханян Ю.В., работник деревообрабатывающего завода № 1:

     Я живу в 3-м микрорайоне. 28-го со стороны автовокзала пришла толпа  человек в триста, хлынула в подъезды, троих сразу вытащили и на асфальте их избили ногами. Я из окон смотрел, было что-то около трех часов утра, видно было не все. Из дома напротив выскочили два парня-армянина и долго дрались с толпой, очень долго. А дальше водили девушку раздетую, ну, голую, она потом упала, и ее один таскал за волосы по асфальту, по-моему, она была уже неживая. И за дом ее утащили. Я ничего не мог сделать. Я как мертвый стоял на ногах, у меня даже сердце остановилось. А многие жители группами стояли у подъездов и смотрели. Чуть утихло, мы побежали в Баку. Подвез, спасибо, азербайджанец, даже ни копейки денег не взял, спасибо ему. Потом я узнал, что пятерых моих родственников, которые решили пересидеть, убили прямо в квартире. 

     Манасян Ж.А., станочник ЛОЗ № 1, член партии:

     Всех интересует, кто это организовал. Ведь организовал же. Такого количества обрезанных, заточенных железных прутьев, заточенных и обрезанных труб, чтобы надевать на палки, топоров с длинными ручками – в один день не сделать. И не беженцы же все это сделали или с собой привезли. Где-то делали на заводах. Но кто бы ни организовал, я уве-

 

44

рен, что руководители города, милиция были в курсе. Ведь эта банда в несколько тысяч человек, тысяч пятнадцать, она же действовала несколько дней безнаказанно. <…> Два дня выбрасывали из окон мебель, жгли ее на улицах, сжигали машины, избивали детей, женщин насиловали и водили голыми по улице, и ведь наверняка звонили об этом в милицию, куда же она испарилась? В газетах пишут: «отдельные хулиганские элементы». Да разве сложно изловить несколько «элементов», которые не скрываясь бесчинствуют в городе, у всех на виду? Раньше два пьяных подерутся, милиция через пятнадцать минут уже здесь, а тут? <…> Я считаю, что 28 и 29 февраля в Сумгаите не было советской власти. 

     Кочарян Геецик Бахшиевна:

     Меня все зовут Галина. Я работаю начальником ЖЭКа № 11. У нас интернациональный мирный город. Нападение на мою квартиру было подготовлено заранее, но не приезжими, а лицами, которые мне завидовали и меня ненавидели. Это разные вымогатели. Одна женщина мне завидовала, я знаю кто. Она за ними поехала и привела этих злодеев к моей квартире. Она их наняла. Мы спрятались у соседки, а в квартире оставили бабушку. Она им открыла, и они ее убили, а квартиру не тронули. Я все слышала, стоя за дверью у соседей.

     Мне помогли похоронить бабушку руководство, горжилуправление, горисполком, помогли устроить торжественные похороны. Я как член горисполкома постоянно встречаюсь на совещаниях с руководством. И скажу вам (до вас могут дойти всякие сплетни), что никакого отношения к случившемуся руководство не имеет. Чтобы тут почва готовилась? Никогда. Было со стороны руководства проявлено все от и до, все меры и заботы. Я знаю Муслим-заде, это честнейший человек. Просто несправедливо, что кто-то где-то там, в Карабахе, натворил, а на Сумгаит свалилось. Я бы своими руками расстреляла этих карабахских экстремистов за то, что случилось в Сумгаите.

     Добиваться чего-то надо грамотно, чтобы была демократия, на то и Советский Союз, но не диким же образом на митингах. Подумайте, какой-то Карабах поднял голову: »Я хочу в состав Армении!» А может, пройдет несколько лет и он заявит: «Нет, мне тоже здесь не нравится, хочу в состав Татарстана!» Кому дано такое право? Земля наша единая, Советский Союз. Чего не хватает? Все есть. Пожалуйста, сколько хо-

 

45

чешь трудись, живи! Вам это не нравится, уезжай, живи в России. Почему из-за этих экстремистов должны страдать безвинные люди Сумгаита? Мы ведь даже не касались этого вопроса, никого не поддерживали. Азербайджан – это наша родина, хоть я сама и родилась в Нагорном Карабахе, в Мардакертском районе, в селе Кула. Но я отсюда никуда не хочу. Тут моя родина, я квартиру отремонтировала, куда я пойду? <…>

     Ереван. Оперная площадь. Демонстрация.

     – Я – учитель истории. Нам сказали: «Это беспрецедентно – требовать каких-то территориальных изменений!» Но товарищ в истории не силен. Он, видимо, забыл, что в 1954 году РСФСР передала Украине Крым, Казахстан в 1969 году передал Узбекистану несколько районов, Киргизия передала часть земли Таджикистану, Белоруссия уступила Литве часть своей территории. Почему это было возможно тогда, но стало невозможно теперь? Только потому, что там изменения проводились «сверху», а теперь просьба прозвучала «снизу»? Или потому, что тогда никто не выходил на площади? Но ведь мы не против переговоров. Сейчас все проводят телемосты. Давайте устроим телемост Ереван – Баку – Степанакерт, сядем за стол переговоров и спокойно, лицом к лицу обсудим назревшие вопросы. 

     Совет старейшин комитета «Карабах». 21 марта. Зорий Балаян, журналист, писатель:

     Народ создал комитет в ответ на бездействие руководства. У нашего народа есть навык самоорганизации, пример тому ежегодные траурные шествия 24 апреля, в день памяти геноцида 1915 года. В этот день весь город движется к памятнику жертвам геноцида. Поэтому обвинение, что кто-то будто бы организовал народ, иначе ему никогда не устроить демонстраций и митингов, в ходе которых не произошло ни одного нарушения порядка, свидетельствует лишь о полном незнании национальных традиций армян. <…> 

     Горком партии Еревана. Первый секретарь горкома Л. Г. Саакян:

     В эти дни я сделал для себя важное открытие. Мы не умеем разговаривать с людьми. Прежде между нами, руководителями и народом, существовал как бы такой негласный договор. Народ не задает нам не-

 

46

которых скользких вопросов, а мы можем на них не отвечать. И мы играли вместе в эту игру. А сейчас народ вдруг начал задавать эти вопросы. А к ответам мы не готовы. Когда я впервые выступил на митинге (а такого рода собрания в прежние времена мы назвать митингом вряд ли бы осмелились), я сказал: «Я не умнее вас, и я знаю, что вы тоже так думаете. Я начал наконец-то учиться у моего народа. Слушать, думать, говорить».

     Сложность нынешней ситуации в том, что мы десятки лет делали вид, будто никаких национальных проблем нет.

     Я был среди моего народа все эти девять дней. Я ночевал с ними, я с ними ел и пил, я шел среди тысяч людей. Я не увидел ни одного антисоветского лозунга, не услышал ни одного слова против социализма.

     То, что происходит, это не слепое движение масс, обманутых какими-то отдельными хитрецами. Народ объединила общая для всех, проникшая в сознание идея. Это огромное народное движение. Тысячи людей пришли сюда из районов, они прошли десятки километров. Первые сообщения в прессе, где все это было названо деятельностью группы националистов, вызвали страшный гнев и обиду, которую не выразить словами. Святое чистое чувство национального самосознания, желание помочь не себе, а своему народу было квалифицировано как экстремизм и национализм, нечто презренное. Это было оскорбление.

     И, тем не менее, заметьте, какую выдержку проявил наш народ. Ни одного нарушения закона в ответ на наше непонимание, на наше отмалчивание. Никаких беспорядков. Даже после сумгаитской трагедии, когда Ереван оцепенел от ужаса и горя – ни один волос не упал ни с одного азербайджанца. Это потому, что народом двигала не злоба, а сострадание и любовь.

 

      47

     Г. Погосян,

     Первый секретарь Нагорно-Карабахского

     обкома КП АзССР 

     РЕЧЬ НА ЗАСЕДАНИИ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР

     18 июля 1988 года

     Уважаемый Михаил Сергеевич!

     Уважаемый Андрей Андреевич!

     Уважаемые товарищи!

     Я приношу от имени населения Нагорного Карабаха глубокую благодарность и признательность Президиуму Верховного Совета СССР за то, что сочли возможным глубже взглянуть на наш вопрос, попытаться найти его решение. Хотя – будь это обсуждение пораньше, не было бы тех негативных явлений, которые послужили поводом для очередной организованной и планомерной атаки средств информации. Хотел бы также подчеркнуть, что обком партии не только осуждает, но и направляет свои усилия против продолжающихся забастовок, считает их неприемлемой и вредной формой выражения протеста, наносящей материальный и моральный урон армянскому народу и стране в целом. Все это обостряет обстановку в регионе, деформирует психологию людей, лишая их возможности здраво оценивать ситуацию, видеть последствия предпринимаемых действий.

     Подавляющее большинство населения страны имеет весьма смутные представления об истории и географии края, где развернулись события. Для посвященных нет никакого сомнения, что Нагорный Карабах извечно заселен армянами и является частью их Родины.

     Как же тогда Нагорный Карабах оказался в составе Азербайджанской ССР?

     К сожалению, это было уступкой аннексионистским устремлениям тогдашнего руководства Азербайджана, которое, пользуясь поддержкой Сталина и ловко спекулируя ситуацией, чрезвычайно сложной для Закавказья и России в целом, шантажируя угрозой лишить страну керосина, завлекая мнимой возможностью перетянуть кемалистов на сторону Советской России, не брезгуя угрозами и провокациями, подкупами и подтасовкой фактов, добилось включения в состав Азербайджанской ССР территории, где более 94 процентов населения составляли армяне.

 

      48

     Последовавшие 65 лет существования так называемой автономии были годами унижения, оскорблений и грубых притеснений армянского населения области.

     Кадровая политика Азербайджана была подчинена цели выживания всяческими путями наиболее способной части молодежи из Нагорного Карабаха. На все ключевые позиции в руководстве области назначались, как правило, эмиссары из Баку.

     В научных трудах, в школьных и вузовских учебниках, изданных в Азербайджане, общеизвестные аксиомные исторические факты зачастую трактуются упрощенно, а то и вовсе искажаются. В республике стал прямо-таки болезненным вопрос о происхождении коренного населения. Его освещение нередко сопровождается стремлением,  так сказать, «удревнить» и «облагородить» историю своего народа в ущерб соседней.

     Оскорбления, нанесенные нам, нашей культуре, нашему прошлому, поистине не имеют прецедента. Любые попытки протеста, выражавшиеся в требовании вывести Нагорный Карабах из Азербайджана, расценивались как националистические поползновения, подавлялись беспощадно.

     Мы же, запуганные годами сталинского деспотического насилия или находясь в эйфории периода застоя, неистово, до изнеможения аплодировали сначала Мир-Джафару Багирову, затем Алиеву и как высшую милость принимали мелочные подарки в виде архаичных фабричек, отрезка рельсовых путей или попутно доставшегося нам от магистрали «Евлах – Нахичевань» газа. Между тем ежегодные отчисления области в бюджеты всех инстанций за последние годы составили в среднем за год 91 млн. рублей. Бюджет же самой области – 42 миллиона, или 46 процентов от отчислений. Так что подарков мы не получали. Кстати, и нахлебниками, как утверждают иные, мы никогда не являлись. Область производит на душу населения мяса – 67 килограммов против 27 килограммов по республике, молока – 320 кг против 155 кг. Дотациями мы не пользуемся. Наоборот, поставляем в республиканский фонд эти важнейшие виды продукции.

     Мы внимательно следили за работой сессии Верховного Совета Азербайджанской ССР от 17 июня. Лейтмотивом на ней проходила мысль: мол, границы Азербайджана условны, мы никого не держим,

 

49

кто не хочет жить у нас – пусть уезжает. Некоторые выражались куда прямолинейнее: «Пусть убираются вон!»

     Хорошо, а как быть с тем обстоятельством, что мы вошли в состав Азербайджана автономией и со своей землей?

     Как быть со статьей 11 Конституции, согласно которой в любом уголке Советского Союза земля находится в исключительной собственности государства, является общим достоянием всего советского народа?

     Почему же тогда азербайджанский народ должен иметь право вето на решение вопроса?

     Как можно допустить, чтобы в нашем социалистическом государстве один народ решал судьбу другого народа?

     Некоторыми толкователями законов делаются попытки уйти от решения проблемы со ссылкой на соответствующие статьи Конституции. Для меня представляются неубедительными попытки доказать невозможность решения задачи Нагорного Карабаха в рамках действующей Конституции. Скорее ее пытаются использовать в качестве оружия для торпедирования самого вопроса.

     Делаются попытки противопоставить требованиям армян Нагорного Карабаха, якобы противоположные мнения многочисленных армян, проживающих в других регионах республики. Мы отвергаем эти попытки. Во-первых, судьбу Нагорного Карабаха могут решить только живущие в Нагорном Карабахе, во-вторых, прижатые к стене призраком Сумгаита и многочисленными угрозами, армяне Баку и других местностей Азербайджанской ССР вынуждены подписаться под любым документом, лишь бы обезопасить себя и будущее своих детей.

     У некоторых руководителей четко прослеживается мысль, что истинной причиной уклонения от решения вопроса является так называемый «азербайджанский фактор». Не это ли имел в виду также председатель Президиума Верховного Совета республики т. Татлиев в своем интервью газете «Бакинский рабочий» от 24 июня 1988 г.? Под этой формулировкой, видимо, надо понимать опасность новых погромов. Выходит, признавая фактическое наличие агрессивности отдельных групп населения республики по отношению к армянам, мы обрекаем их жить под этой постоянной угрозой, ведь агрессивные проявления могут вспыхнуть по любому поводу, в любом другом месте, в любое другое время. Впрочем, мы такого фактора не признаем, и не надо

 

50

забывать, что подлинное сближение народов основывается не на каких-то сомнительных факторах, а на естественном их стремлении к политической, экономической и духовной общности.

     В мировой практике, равно как и в нашей стране, известны многочисленные факты воссоединения двух частей одного народа, при этом без эксцессов решались также попутно возникающие территориальные вопросы. Советский Союз такие случаи приветствовал, расценивал их как акты гуманности и восстановления исторической справедливости. Почему же в нашем случае это расценивается как оскорбление и попрание достоинства азербайджанского народа, [фрагмент текста утрачен. – Публикатор электронной версии] непреодолимых конституционных нарушений, граничащих чуть ли не с преступлением. Как же быть тогда с ленинскими идеями по данному вопросу?

     Оппоненты выдвигают и такое возражение: Нагорный Карабах не может войти в состав Армении, ведь они не имеют даже общей границы, забывая при этом, что область находится в семь раз ближе к границе Армении, нежели Нахичевань к Азербайджанской ССР.

     Товарищи! Прошу правильно понять меня: армянское население Нагорного Карабаха не может быть удовлетворено одними лишь материальными благами в ущерб национально-культурному и духовному развитию. Не случайно сотни тысяч армян-карабахцев, покинув свои дома, вынуждены жить сегодня за пределами области. Уж не от хорошей ли жизни они покидают родные очаги?!

     Несправедливое решение проблемы Нагорного Карабаха, как показывает жизнь, непременно приведет к выживанию армянского этноса со своей Родины. Порукой и укором тому – трагическая судьба армян Нахичеванской АССР.

     Добрые взаимоотношения армян и азербайджанцев дали серьезную трещину, и чтобы залечить рану, нужно время, нужны при всем нашем старании годы, чтобы забыть, загладить, вогнать вглубь души всколыхнувшиеся взаимные обиды и оскорбления, забыть Сумгаит. Между представителями этих двух национальностей ежедневно должны осуществляться тысячи и тысячи деловых контактов. Сейчас они не удаются, и, будем реалистами, не скоро будут удаваться. Уследить же за всем, содействовать проявлению взаимной уступчивости и благожелательности – практически непосильная задача для любого органа. В создавшейся ситуации единственно верным решением может быть вывод Нагорного Карабаха из Азербайджана. Альтернативы не вижу.

 

      51

     Сейчас область пребывает в экстремальных условиях. Она практически находится в блокаде, и чрезвычайно трудно осуществлять какие-либо связи с внешним миром. В город Шушу, входящий в состав области, в села с азербайджанским населением, расположенные в непосредственной близости от Степанакерта, в город Мартуни вселены более 1500 так называемых беженцев азербайджанской национальности. Все это делается вопреки нашим протестам и якобы вопреки указанию тов. Везирова. Руководство частей внутренних войск вмешивается в действия местных властей, зачастую отменяя их указания или нейтрализуя действия.

     Раньше жители области могли осуществлять свои связи с Арменией, где проживает более 150 тыс. карабахцев, по железной дороге, по двум автомобильным трассам и с помощью авиации. Аэрофлот остался последним средством сообщения, однако по чьему-то указанию рейсы сокращены до предела.

     Товарищи! Я попытался, как говорится, без прикрас довести до вас в коротком выступлении сегодняшнюю ситуацию и причины, породившие ее. Не знаю, удалось ли мне, во всяком случае, я старался строго следовать принципу, провозглашенному М.С.Горбачевым на XIXпартийной конференции: «Лучше правда, какая она есть, чем полуправда, какую хотят услышать!»

     Что касается экономических связей Карабаха низменного и нагорного: никаких связей между нагорным и низменным Карабахом не существует. Есть очень сильно выраженная, очень четкая зависимость Нагорного Карабаха, экономическая зависимость Нагорного Карабаха от всего Азербайджана в целом. Нагорно-Карабахская автономная область на сегодня не имеет своего мукомольного завода, не имеет своего комбикормового завода, не имеет своего завода железобетонных изделий, не имеет своего домостроительного комбината.

     Производственная мощность наших строительных организаций – 20 миллионов рублей в год. Нам дали 400 миллионов рублей. 400 миллионов надо освоить за семь лет. За семь лет можно из расчета 20 миллионов освоить 140 миллионов. Кто же будет их за нас осваивать, если у нас нет производственных мощностей?

 

      52

     РЕПОРТАЖ ИЗ ЛЕНИНГРАДА 

     17 июля 1988 года, 6 часов вечера, Дворцовая площадь. Здесь, возле Александрийского столпа, прогрессивная ленинградская общественность устроила сидячую демонстрацию в поддержку требований народа Арцаха. В этой беспрецедентной акции приняли участие различные политические и неполитические организации, выступающие за демократические преобразования в нашей стране. И несмотря на имеющиеся между ними разногласия, в этот день они были едины в своих чувствах: общественность выражала солидарность с армянским народом.

     Еще только усаживались – и тут, как мухи, налетели представители милиции с требованием разойтись, приводя единственный и к тому же абсурдный аргумент – неразрешенность демонстрации. Люди, изначально готовые к самым непредсказуемым провокационным действиям со стороны властей, тем не менее продолжали настаивать на справедливости своего сбора. Милиции пришлось отступить.

     «Сидячка» продолжалась два с половиной часа. Здесь были споры и раздумья о предстоящем заседании Президиума Верховного Совета, чтение русской и армянской поэзии, свободный обмен мнениями. Лишь один раз ленинградцы встали, чтобы минутой молчания почтить память жертв Сумгаитского геноцида. Был принят текст телеграммы следующего содержания:

     «В Президиум Верховного Совета СССР. Мы, ленинградцы, участники сидячей демонстрации, люди разных национальностей, собравшиеся на Дворцовой площади 17 июля 1988 года, обращаемся в Президиум Верховного Совета СССР. Мы просим Вас, руководствуясь принципами разума и справедливости и принимая во внимание решение сессии областного совета НКАО, вывести ее из состава Азербайджанской ССР и временно ввести во всесоюзное подчинение. Требуем всестороннего, гласного обсуждения всех политических, исторических, экономических аспектов решения этого вопроса. Мы требуем открытого, гласного расследования и суда над организаторами и участниками массовых убийств и избиений армянского населения в Сумгаите. Мы считаем, что без должной политической оценки ситуации вокруг НКАО не может быть и разговора о перестройке нашего общества и создании правового государства. Мы выражаем надежду, что голос обществен-

 

53

ности найдет отражение в решениях Президиума Верховного Совета СССР. Текст обращения принят на сидячей демонстрации, состоявшейся 17 июля 1988 года на Дворцовой площади Ленинграда количеством голосов 312».

     В. Айказ

     А. Хуманян

18 июля 1988 г. Ленинград 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

     Редактор Елена Зелинская

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner