Халявы, Господи!

Праведный гнев либеральной прессы обрушился на известного предпринимателя Бойко-Великого, который предложил сотрудникам своей компании жить по нормам православия; с теми, кого это не устраивает, он будет расставаться. Трудовой кодекс рьяно кинулись защищать люди, которые, видимо, никогда его не нарушали; невмешательство в личную жизнь — те, кто не смотрят «Дом-2»; толерантность к иноверцам — те, кто не слышал слова «черно…». Свое право на вседозволенность — вот что на самом деле не дают подвергнуть сомнению оппоненты руководителя «православного предприятия».
…Полный остроумия и сарказма, живой, интересный, как и обычно в КП, репортаж с «Русского молока», которым руководит Бойко-Великий сопровождается «обличительной» фотографией: над проходной висит икона Божией Матери. С нее и начинает шутить молодой журналист, придя на экскурсию на предприятие. Читаю на сайте КП: тонкие наблюдения остроумца о запуганных молочниках, веселый ужас о молебнах, пусть добровольных, но ежедневных, полный душевной боли диалог с водителем-чеченом, чьи конфессиональные чувства могут быть оскорблены идиотом-начальником, которому, видимо, напекло голову… Читаю, а по краям увлекательного репортажа бегут новости, короткие сообщения — звезда сериала снялась голой на пляже, известный актер Пупкин, даже процитировать не могу, что проделал публично со своей партнершей, жена миллиардера-чиновника обнародовала список своих машин… Любой, кто читает эту популярную газету, и без меня может представить и фотографии, которые сопровождают эти новости, и весь фон, на котором переживает юное дарование из КП о наличии на «Русском молоке» излишнего количества икон. Этот фон нас устраивает, иконы на предприятии — нет…
Вердикт либеральной прессы — либо Бойко полный идиот, либо все это чистый PR. Беспринципность, которая в нашем общества разлита как угарный газ в Подмосковье, не позволяет ни одному из бойких перьев допустить гипотезу о наличии у кого-то принципов, а трусость, въевшаяся в позвоночник, исключает возможность представить, что кто-то может действовать на основании собственных принципов.
Конечно, никто не против православия — с легкой, но одобрительной иронией отнеслась либеральная пресса к обращению Святейшего Патриарха к духовенству служить молебны в храмах и к каждому из нас молиться о дожде. Просить — это пожалуйста, но пойти при этом хоть на какие-нибудь нехитрые условия — перестать, например, убивать детей — это насилие над личностью.
Халява — это по-нашему.
Свечечку поставить, погладить по головке сиротку, пожертвовать от щедрот и больших капиталов, офис освятить — на это мы уже готовы, но изменить образ жизни, применить на практике хотя бы одну из заповедей, насчет осла, например, вот эту непосильную черту переступить пока еще мало кто может.
…Мой приятель-строитель вел переговоры с заказчиком о ремонте квартиры в Петербурге. Заказчики были рекомендованы и обрисованы знакомыми как люди, глубоко верующие. Офис, в котором они работали, действительно был увешан иконами как иконостас, сами — с пудовыми крестами на шее, окладистые бороды. Когда мой знакомый предъявил им смету, выдержанную в средних петербургских ценах, они ахнули, замахали руками: «Нанимай таджиков, мы в Москве им платим десятую часть того, что ты понаписал». Приятель мой — человек семейный и работой дорожит, но, видимо, наступает какой-то придел что ли, как наступил у Бойко-Великого — он сложил бумажки в портфель, щелкнул замком и сказал: «Может вы начнете людям платить по-человечески, тогда меньше надо будет жертвовать на бедных?»…
Просить у Ильи-пророка грозы с молниями и не поступиться ничем. Не стереть с карты родины имен убийц и злодеев, продолжать называть браком сожительство и наполнять детдома брошенными детьми…
Там, где пылают избы, добровольцы выходят с ведрами, топорами, шлангами и борются с огнем. Мы горим синим пламенем, это не видят только слепоглухонемые, да и те чуют гарь. Василий Вадимович Бойко-Великий искренне почувствовал эту ситуацию как критическую, требующую критических мер. По существу он призвал своих сотрудников к мобилизации, к духовной мобилизации.
Можно обсудить, имеет ли право руководитель предприятия давить на людей, требовать от них этой мобилизации под нажимом. Сотрудники обязаны в рамках функциональных обязанностей добросовестно доить коров и вовремя развозить молоко по магазинам, а он со своей стороны должен обеспечить нормальные условия труда.
Православную политику на предприятии, конечно, стоит начинать с головы: по-христиански относиться к сотрудникам, в качестве отдельной опции предоставить возможность бесплатно и в рабочее время учить основы православия, дать больше времени заниматься детьми, поддерживать молодых матерей, помогать многодетным семьям… Остановись Василий Вадимович на этом — его бы все только хвалили, вот мол, вместо того чтобы яхты покупать и в куршавелях куролесить, вкладывает в людей. Но он возьми и потребуй что-то от самих людей. Головку напекло.
…Я недавно уволила сотрудника за халатное отношение к работе и систематическое невыполнение трудовых обязанностей, а ведь гнать надо было раньше: когда пятую жену с детьми бросил…

Эксперт, 18.08.2010

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner