Двенадцать друзей Исаева

MOSCOW, RUSSIA. OCTOBER 24, 2014. Andrei Isayev, chairman of the State Duma committee on labour, social policy and veterans' affairs, looks on at a State Duma meeting on budget for 2015 and the planning period of 2016 and 2017 years. Russia's State Duma considers a draft bill of non-idexation of Presidential Administration and Russian Government's Central Office employees' wages in 2015. Sergei Fadeichev/TASS Россия. Москва. 24 октября. Председатель комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов Андрей Исаев на заседании Государственной думы, на котором обсуждался бюджет на 2015 и плановый 2016-2017 год, а также рассмотрен законопроект о неиндексации зарплат сотрудникам администрации президента и аппарата правительства в 2015 году. Сергей Фадеичев/ТАСС

Про депутата Исаева я писать не хочу. Он мне неприятен. Хочу написать про его друзей, которые, напротив, мне очень симпатичны.
Некоторое время назад депутат Исаев привлек внимание общественности, назвав журналистов «мелкими тварями», а «крупным» — главреду и его заму, — пригрозив расправой.
Гнев депутата его коллеги объявили праведным, типа, защищал товарок по цеху, а некоторую резкость суждений — рыцарскими чувствами вкупе с алкогольным перевозбуждением.
«Мелкие же твари» в ответ мелочно привязались и обнаружили, уже не помню в каком контексте, наличие у знатного единоросса «православной гостиницы», которую тут же и разоблачили на предмет присутствия в меню свиной рульки.
Я, как человек дотошный, на своей странице задала уточняющий вопрос:
– А что там, в Германии, особо православного, не Афон, всё-таки?
И этот вопрос, который, в худшем случае, раскрывал мою слабую осведомленность по части христианских святынь Европы, а в лучшем – недооценку религиозного рвения депутата, вызвал в мой адрес просто шквал воспитательный мер со стороны православных друзей Исаева. Мне подробно объяснили и про святыни, похищенные еще крестоносцами, и про высокодуховные порывы «православного» депутата.
Я тогда с поля боя быстро ретировалась. Во-первых, мне безразличен моральный облик Исаева. Во-вторых, я не считаю, что он, этот облик, сильно входит в диссонанс с обликом основного ядра «Едра». В-третьих, я не люблю обижать хороших людей, каковыми считала и продолжаю считать православных друзей депутата.
Но сегодня мне хочется задать им вопрос, и не один.
Вот он.
Нет ли в облике зарвавшегося хама, который сначала дебоширил и унижал мелких тварей из Аэрофлота, а потом струсил и свалил всё это безобразие на своего помощника, в облике барина, обнаглевшего от безнаказанности, – вашего вклада?
Может, это ваше попустительство, и ваша защита, и ваша поддержка друга на неверном пути как раз и вырастили человека, с которым, оказывается, опасно садиться в один самолет? Закрывали глаза, надеялись, что обойдётся, пользовались его влиянием?
Боящийся, позволю я себе перефразировать цитату, несовершенен в дружбе.

АиФ, 10.10.2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner