Диагноз: Хью Лори

На билете, который мне достали знакомые рекламщики, было написано: «вид услуги – Хью Лори».
– По условиям контракта спектакль начнется ровно в 20.00, – чуть виновато, словно извиняясь за капризы заезжей звезды, объявил голос свыше, – съемки во время концерта запрещены.
Словно и впрямь решившие не фотографировать в указанный период, зрители ринулись к сцене, лихорадочно щелкая телефонами на выставленные в ряд гитары.
Постаревший Берти Вустер играл постаревшего Берти Вустера на сцене БКЗ Октябрьский, в окружении торшеров, настольных ламп и абажуров.
Сняв кепочку, Хью обнаружил проплешину, но аристократическая несгибаемая гибкость членов и рассчитанная неловкость движений – почти кошачья – демонстрировали высокомерное английское презрение к голливудским ухищрениям.
– Кто-нибудь здесь говорит по-английски? – Кокетливо спросил он в зал. И зал радостно завопил, демонстрируя образованность: YES!
Самый знаменитый актёр мира шутил, пил виски (это всего лишь яблочный сок), обносил стопочками своих музыкантов, изображал мизансцены с микрофоном, гитарой, и вовсе на пустом месте, пробегал к роялю походкой Берти, выставив вперед руки и чуть согнув в коленях длинные ноги, изумленно круглил глаза и под бурные аплодисменты старательно повторял единственное выученное русское слово «спасибо». Отчаянно не хватало Дживса.
Вместо него Хью подпевала великолепная афроангличанка в серебряной кофте и с красными волосами. Её огромный рот открывался во всю ширь, загоняя счастливые глаза почти под самый лоб.
Старый джаз, рок-н-рол – Хью пел, пританцовывал, постукивал в такт ногой – и было ясно, что работа-работой, а вот это он устроил лично для себя, что называется, вспомнил молодость. И мы с ним.
Хью прощально помахал рукой, и зал двинулся к сцене, высоко держа над головами букеты, как цветущий Шервудский лес.
Он отбивался от летящих цветов, затем выхватил розу, разыгрывая микроспектакль, то пристраивая её себе за ухо, то утрамбовывая в стопочку из-под виски. Пожимал плечами: у нас нет больше песен, мы можем только начать и исполнить всё заново. Наконец, сдался и изобразил стоящему залу ещё две композиции.
Видимо, это входило в условия контракта.

АиФ, 25.06.2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

banner